Северный ветер

Размер шрифта: - +

Глава 12

Ольга проснулась через пару часов. Шея и рука болели, горло саднило, а голова по-прежнему слегка кружилась. Приподняв голову, она огляделась и увидела Уну и Халлу, которые сидели у очага и о чем-то переговаривались вполголоса.

Заметив, что Ольга пришла в себя, женщины прекратили разговор, поднялись на ноги и приблизились к ее постели. Халла положила руку ей на лоб и нахмурилась:

- Жар так и не спал, - сказала она. – Небольшой, но все же. Напугала ты меня, девка! Я как пришла, да тебя, бледную и пораненную, увидала, так чуть к богам не отошла. Агнар вернется со дня на день, что бы я ему сказала, пострадай ты сильнее?

- Как ты здесь оказалась? – хрипло спросила Ольга. Несмотря на грубоватые слова Халлы, она не могла не признать, что ей приятна ее забота.

- Так это я Уну послала за тобой, - ответила та. – Хотела вас обеих в баню к себе зазвать. Все жду и жду, уж и баня давно остыла, а вас нет. Что делать – пошла сама за вами, и ведь как чувствовала! Чего ж ты, дура, на реку одна поперлась, а? Я тебе чего говорила? Без меня и носа туда совать не смей!

- Я думала, никто уже не против того, что я здесь… - тихо ответила Ольга, на глаза ее навернулись слезы.

- Петух тоже думал, пока в котле не сварили. – Халла укоризненно качала головой. – Ну, теперь-то поняла? Будешь слушаться?

- Она хотела меня убить, - проговорила Ольга. – И попытается снова. Как я должна спастись от нее? Запереться и не выходить?

- Пусть только попробует! – Глаза женщины гневно вспыхнули. – Не подойдет она к тебе ни на шаг!

Уна, наблюдавшая за Ольгой и Халлой во время разговора, что-то спросила у последней, упомянув Агнара. Халла кивнула, закусив губу.

- Что? – подняла глаза Ольга. – О чем Уна говорит?

- Она спросила, скоро ли приедет Агнар, - нехотя ответила Халла. – Он ведь, как узнает, убьет ее… Луту. Можешь не сомневаться.

Ольга закрыла глаза. Она не стала бы жалеть ту, которая сама едва не лишила ее жизни, но если Агнар убьет Луту, все жители возненавидят Ольгу еще больше.

Может, было бы лучше, если бы она осталась под водой? А Уна не появилась бы. Все равно Ольге нет места в этом мире…

- Ну-ка, чего скисла? – Халла потрясла Ольгу по плечу. – Хватит спать. Сядь, я тебе настой от жара налью, выпьешь. Чего толку страдать теперь? Как будет – так будет, на все воля богов.

Женщина засуетилась у очага, а Уна, пересев поближе к Ольге, ласково улыбнулась и принялась заплетать ее растрепанные волосы. Ольге стало стыдно – Уна ведь тоже пострадала, но не ноет, а хочет ее поддержать. Она и так уже спасла ее от смерти, и все равно остается рядом, хотя для всех здесь Ольга – чужеземка.

- Спасибо, - повторила Ольга слова благодарности, и Уна кивнула. – Халла, а как Уна оказалась у реки? Спроси ее, пожалуйста.

- Чего спрашивать, я и так знаю. – Халла протянула Ольге плошку с терпко пахнущим настоем. – Она пришла сюда, тебя в доме не оказалось, а пойти ты могла только к реке. Вот Уна туда и направилась. И вовремя… И спасибо Сигвальду, что пса подарил тебе – если бы Уна не услышала его лай, она могла бы не успеть. Ты уже прилично воды нахлебалась.

Ольга погладила преданного Винди, который лежал возле нее не кровати, преданно заглядывая в глаза хозяйке, и благодарно сжала пальцы Уны. Они спасли ее смерти, все трое – если бы Халла не захотела позвать ее в баню, Уна бы не появилась на берегу реки.

Настой подействовал, и вскоре жар прошел. Ольга почувствовала себя лучше и даже немного поела. Ближе к вечеру Уна отправилась домой, а Халла осталась с Ольгой, заперев дверь изнутри.

- Не думаю, что кто-нибудь сунется к нам нынче, - молвила северянка. – Но лучше остеречься, пока не вернется Агнар.

- А как же вещи Сигвальда? – вдруг вспомнила Ольга. – Они же остались на реке.

Халла покачала головой:

- Чуть не утопла, а все о пустяках тревожишься! Принесла их Уна, во дворе висят, сушатся… Не останется без портков старик, не переживай.

Ольга невольно улыбнулась. Ей стало гораздо легче, но черная тревога все равно точила изнутри, не давая покоя. Кто знает, чем обернется это происшествие? И что сделает Агнар по приезду. Ольга слишком хорошо помнила, как он разрубил Бьорна напополам одним ударом, нимало не сомневаясь – а поводом послужило то, что тот оскорбил Ольгу. Теперь же ее хотели умертвить. Неизвестно из каких побуждений, но Агнар такое не простит, в этом Ольга была уверена.

Чтобы отвлечь ее от грустных мыслей, Халла рассказывала о своей жизни во дворце. Ольге было очень любопытно, ведь она еще не встречала правителей здешних мест, да и во дворцах, само собой, никогда не бывала.

- Ярл Рунольв был умен, но норовом вспыльчив, - говорила северянка. – Все его боялись, как огня. А я знала, что когда он гневается, надо переждать эту пору и не высовываться. Тогда, быть может, и голову сохранишь… Жена его, Сольвейг, мудрейшая из всех, кого я встречала. Она всегда знала, как заставить ярла вспомнить о подданных, помочь им, и не серчать попусту. Тот ее любил, боялся огорчить, хоть и не принято у нас о женщинах и их слабостях тревожиться. Храбростью славился, отвагой – не пример нынешнему. Эрлинг, конечно, тоже умелый воин, но до Рунольва ему далеко…



Юлия Ареева

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться