Северный ветер

Размер шрифта: - +

Глава 16

Транд и его команда должны были отплыть утром следующего дня. Рагнейд решила не тратить времени зря и навестить селение Агнара сразу после отплытия корабля. Коли Агнар тревожится о своей женщине – тому есть причина. А значит, медлить нельзя. Королева знала, что не простит себе, если не выполнит просьбу этого достойного воина.

Эрлинг был не в восторге от того, что его супруга желает покинуть дворец и навестить семью погорельца, дабы лично убедиться в их благополучии. Однако он не удивился – Рагнейд всегда отличалась излишней, по его мнению, добротой. Что ж, пусть съездит, если хочет. Зато и в его дела вмешиваться пока не будет.

С королевой он решил отправить шестерых дружинников. В их краях было спокойно, да и Рагнейд может постоять за себя, а потому такого количества вполне должно хватить. Среди них, конечно, Вестара – пусть поглядит на дом, который Рагнейд пожаловала другому воину. Глядишь, и оценит лишний раз доброту ярла, а не мягкосердечность его супруги. В их холодных землях не место жалости. Каждый должен делать все возможное, чтобы выжить.

Рагнейд с видимым спокойствием выслушала ответ Эрлинга, но лишь боги знают, каких трудов ей это стоило. Она ждала и боялась, что ярл отправит Вестара вместе с ней – так оно и случилось. Что ж, видимо, нить ее судьбы скручена именно так… Как бы не порвать ее необдуманным поступком. Скрывать свои чувства становилось все труднее, королева чувствовала постоянное волнение – и ей это очень не нравилось. Мысли о молодом воине мешали ее привычной спокойной жизни, а чувства, которые они пробуждали, хотя и были приятны, но сулили переживания. Этого Рагнейд не хотела.

Но, как бы то ни было, она оставалась королевой. И надеялась, что выдержка и спокойствие помогут ей пережить происходящее.

***

Ольга осталась на ночь у Халлы. Та не отпустила ее – кто знает, что могло случиться с ней, останься Ольга одна в доме Агнара.

Девушка высказала предположение, что Агнар может вернуться, но Халла покачала головой с таким видом, что Ольга сразу поняла – этому не бывать. Коль воин решил плыть, так и случится.

Ольга еще не очень хорошо чувствовала себя после нападения Луты, поэтому Халла дала ей рукоделие, а сама ушла работать в сад. Оставшись одна, Ольга предалась мыслям, и вскоре пришла к неутешительному выводу – ее поведение привело к худшему. Агнар хотел жить с ней, хотел заботиться и защищать – а теперь его нет. И кто знает, вернется ли он. А если вернется, захочет ли жить с Ольгой вновь.

Какими бы сильными не были обиды Ольги, она понимала, что ее жизнь всецело зависела от северянина. А теперь он оставил ее одну. И лишь потому, что она сама этого хотела.

Она вспоминала, как отталкивала его ночью. Конечно, он потерял терпение и попытался взять ее силой – он ведь мужчина! Доколе она еще могла держать его поодаль? И кто станет терпеть такое… Вот он и уехал. Должно быть, туда, где женщины сговорчивее, чем она.

Слезы наполняли глаза девушки, склонившейся над вышивкой. Ей по-прежнему было обидно, что Агнар спал с Лутой прежде, словно огнем жгли ее слова девицы, звучавшие в ушах. Но… Разве без него ей станет лучше? Вовсе нет.

Когда вечером они с Халлой ложились спать, Ольга уже не лила слез. Она лежала без сна, пытаясь понять, как теперь повернется ее жизнь. И изо всех сил пыталась не обращать внимания на то, как ныло в груди. Агнар, Агнар… Куда же он ушел?

 

Утро не принесло Ольге облегчения. Напротив, бессонная ночь измотала ее так, что не хотелось подниматься с постели. Но Халла заставила ее встать и одеться, а после и повела куда-то в лес – собрать грибов, как она сказала. Но Ольге чудилось в ее поведении нечто иное, чем обычное желание работать.

Так оно и оказалось. Когда женщины вышли на пригорок, Халла некоторое время стояла, наблюдая за раскинувшимся у горизонта морем. А потом вскинула руку и указала куда-то вперед:

- Гляди! Вон корабль Транда.

Когда Ольга рассмотрела фигурку ладьи, что удалялась, расправив парус, у нее подкосились ноги, и она села на траву. Значит, Агнар все-таки уплыл… Она всматривалась вдаль, пока не заболели глаза. А когда ладья скрылась за горизонтом, опустила голову и горько расплакалась.

Но недолго ей пришлось рассиживаться на месте, и вскоре они с Халлой, углубившись в лес, вовсю собирали спелые грибы, складывая их в плетеные корзины. Прежде, дома, Ольга очень любила ходить в лес по грибы, но сейчас ее ничто не радовало. Девушке казалось, что жизнь ее вот-вот оборвется. Ведь тот, благодаря кому она все еще была жива, ее покинул.

Ее спутница угрюмо молчала, против обыкновения. Ольга понимала, что Халла не простила ее поведения, потому что любила Агнара, как родного сына. Ольге было горько от этого, и хотелось уйти подальше от всех. Зачем же находиться тут, коль всем она противна? Можно утопиться в море, и горевать никто не станет. Она тут – чужая, и навсегда ею останется.

Подобные грустные мысли овладевали Ольгой все больше, и, когда она и Халла возвращались в деревню, она всерьез подумывала убежать. Но внезапно ее внимание привлек шум, доносившийся откуда-то спереди – слышался людской гомон.

Передумав, Ольга тут же заторопилась – а вдруг Агнар все-таки не уехал… Надежда теплилась в ней последней искоркой. Халла не отставала от нее, возможно, она надеялась на то же.

Однако в деревне обнаружился вовсе не Агнар, а семеро всадников, двое из которых были знакомы Ольге – они останавливались в доме Агнара, когда возвращались из северных поселений. Дружинники ярла тоже узнали ее, остановив на ней взгляд, и даже слегка кивнув.

К своему удивлению, Ольга поняла, что седьмым всадником является женщина, одетая в мужскую одежду, а к седлу ее прикреплен меч в ножнах. Высокая, как и воины, сопровождавшие ее – это было видно даже до того, как она спешилась; сила сквозила в каждом ее движении. Когда женщина ступила на землю, все присутствующие согнулись в поклоне. Ольга замешкалась, и Халла дернула ее за руку.



Юлия Ареева

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться