Сезон колдовства

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 4. ПУТЬ К ВЫБОРУ Застенки откровения

ЧАСТЬ 4. ПУТЬ К ВЫБОРУ

 

Выдержка из Атласа Cлепца, страница XXXIU строфа VIIIX

 

О дочерях мрака можно говорить бесконечно. Но отдельно хочется отметить одну, принадлежащую мне догадку. Не каждая ведьма становится таковой добровольно. Конечно, с этим можно поспорить или даже поколотить вашего покорного слугу за столь смелое суждение, но правды это не изменит.

Итак, как же рождаются ведьмы…

Есть потомственные - им на роду написано темное бремя, и ничего с этим не поделаешь.

Но в большинстве случаев, даже этот тип делится на две ветви. Наученная ведьма и ведьма поневоле. Первые – это женщины, которые получили свои знания и магическую силу упорным трудом от профессиональных ведуний, путем прочтения запретных книг. Вторые – те, которые получили свою силу принуждением. Либо заключили договор с иными сыновьями мрака, либо по собственному незнанию угодили в силки зла.

Ну что, жутковато? А давайте теперь перейдем к явным признакам.      

Зачастую ведьм можно различить очень даже легко. Главное внимательно присмотреться и тогда ее принадлежность к мраку станет весьма очевидна. Итак, отличимые черты: косоглазие, родимые пятна, имеющие волосяные отростки или наоборот, нечто непонятное, но пленительно притягательное во внешности. Также ведьму может выдать ее речь – слишком быстрая, плохо различимая, скомканная. От себя добавлю, что таковой она является неспроста – слишком уж сильно она раздражает собеседника, а значит, из него можно вытянуть побольше сил. Гнев - самая лучшая пища для ведьмы. Она становится сильнее, а несчастный слушатель тает на глазах, ощущая усталость и беспокойство…

 

Застенки откровения

   

Меня пленили где-то под Лейпциром, всего в паре миль от святой обители. Хотя я особенно и не сопротивлялся. Покопавшись в сумке в поисках затерявшейся подорожной, лишь растерянно развел руками, за что и угодил на допрос к местному инквизитору. Кажется, его звали Вангур Фритт.

Он задал мне несколько односложных вопросов, а когда я назвал свое имя и указал на застывший средь облаков призрачный бок Сферы, принялся затравлено озираться по сторонам. Я был уверен: он не поверил ни единому моему слову. Но представителю церкви хватило ума послать голубя в цитадель, сообщив о поимке перегрина-отступника.

Взгляд инквизитора случайно коснулся рисунка на бревенчатой стене. Худощавый бородач в широкой шляпе и с пустым взглядом был совсем на меня непохож. Разве что широкий штрих на щеке - застарелый шрам, который я так и не удосужился вывести с помощью микро-инъекции.

- Стой на месте! – вскочив, инквизитор едва устоял на ногах от

возбуждения. – Сюда живо! Охрана!

Помощники появились незамедлительно. Не сразу сообразив в чем дело, они действовали по наитию. Вцепились в меня будто охотничьи псы и повалили на землю. Напрасные старания. Даже при всем моем желание, с кандалами на руках и ногах, я вряд ли смог бы совершить побег или, на худой конец, напасть на представителя святого ордена.  

- А ну-ка, на колени, ублюдок! – прорычал один из помощников.

- Ниже, еще ниже, - надавил на спину другой.

Мне ничего не оставалось, как подчиниться. Старые кости отозвались неприятным хрустом, и я сдавленно простонал в ответ.

- Осторожней с ним, - предупредил инквизитор. – Это беглый

муренмук.

Мне не было нужды видеть лица моих пленителей. Всем своим нутром я ощутить охватившую их панику. Ослабив хватку, они сами подписали себе приговор. Легким движением я скинул их со своих плеч. Новых попыток не последовало. Медленно распрямив спину, я встал с колен. Мой наполненный гневом взгляд пронзил инквизитора.

- По какому праву? – требовательно произнес я.

- По-по-повторите ваше имя, - осторожно попросил инквизитор.

- Край, Виктор Край.

- Происхождение вашего… откуда вы родом?

- Кривая дорога и заброшенный приют, - произнес я привычную пословицу.

- Кровное родство?

- Рожденный тропой - не имеет братьев, - мой усталый голос

превратился в шепот.

Когда-то эти слова вызывали у случайного путника или требовательного стража дрожь в коленях. Но все изменилось. И никто, кроме нас, не виноват в этом. Из двух зол мы выбрали более цивилизованное. Вместо кнута – пряник. Принеся в Отсталый мир знания, мы совсем позабыли об одной простой истине - невозможно укротить зверя, не сломив его волю.

- Назови свое истинное призвание, чуж?!. – Этот вопрос дался

инквизитору тяжело. Он несколько раз запнулся, а последнее слово и вовсе от волнения проглотил практически целиком.

- Я посланник далекого мира. В моих помыслах нет ни добра, ни зла.

Лишь долгий путь, подобный свету звезд, что исчезает с рассветом.

Когда-то эти слова были высечены на стенах Дремлющего города, первой столицы семи подданств и главной усыпальницы сорока трех наместников. Как же сильно они обесценились с тех пор.

- Все это пуста брехня!

- Тогда выдумывай ответы сам, - я равнодушно посмотрел на молодого

инквизитора. - Мне больше нечего тебе сказать.

Дерзость никому не шла на пользу: ни простому смертному, ни заблудшему перегрину. Первый удар заставил меня согнуться пополам. Второй сбил с ног. Третий закончился кровавой слюной.



Konstantin Normaer

Отредактировано: 17.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: