Сезон колдовства

Размер шрифта: - +

Звенья прошлого

Звенья прошлого

 

    Мост был узкий, с высокими каменными поручнями и десятком статуй изображавших великих мучеников. Скорбные лица с надеждой взирали в ввысь надеясь на скорую помощь Всевышнего. Напрасно. Мрачные, грозовые тучи надежно скрывали их мольбы от небесного покровителя.

   Поправив капюшон, я остановился на против одной из фигур и с интересом уставился на потрескавшееся лицо с пустыми глазницами. Сгорбившись, монах устало сложил руки лодочкой, пытаясь вымолить собственные грехи. А было их превеликое множество, - именно об этом свидетельствовал огромный, пузатый храпун угнездившейся у него на плече. Раскрыв пасть исчадие уже готовилось впиться в шею несчастного, но надежда все-таки оставалась…

    Приблизившись к статуе я наконец понял, что заставило меня обратить внимание именно на эту скульптуру – на ногах монаха были одеты массивные сапоги с высокой подошвой и двумя стягивающими ремнями на голенище. Служители ордена никогда не носили такую обувь. А если быть до конца откровенным: на этой планете вообще никто не мог одеть подобное.

   Образ кающегося человека был посвящен отнюдь не заблудшему догманианцу, - он олицетворял перегрина, который после долгих странствий, наконец нашел свое пристанище в царстве смирения.     

  Возле ворот как и полагается высилась сторожевая будка. Узкоплечий служитель ордена, в черной сутане и с томиком библии с интересом  уставился на нашу груженую повозку. Показав знак рукой, он прижал священную книгу к груди и поспешил к нам на встречу.

-        Благослови вас, мученики, - нараспев сказал страж и наградив знаком спасения каждого из нас, включая связанного проводника, уставился на Патрика. 

-        И тебе наше благословление , отец Титсум, - откликнулся монах.

   Похлопав по рассохшемуся боку телеги, страж приблизился к слепцу и внимательно изучил бледное, испещренное трещинами лицо. Я проследил за его неуверенными движениями: вероятность, что отец Титсум сумеет разглядеть в пленнике частицу мрака, была велика.

-        И кого же вы привезли к нам, благороднейший брат Патрик? – уточнил он.

-        Настоящего лоботряса, - лишь отмахнулся мой приятель. –  Мельник из пригорода Фрауце, кличут Гербертом Ворчуном.

-        Хм, а зачем кляп и веревки? Неужели все дело в его сквернословие? Или буйный нрав?

-        Это было бы меньшим из зол, - приложился к знаку Всевышнего Патрик.

-        Что же тогда? – удивился страж.

-        Внутренние страдания, - будто заговорщик прошептал Патрик. И ведь не соврал. – Наш мукомол одержим неким злым духом. Больше года эта тварь терзает его израненную душу, оставляя в покое лишь по великим постам и в страстную пятницу.

-        Тогда может быть стоило его хорошенько запереть, - насторожившись, тут же предложил Титсум. – Вот смолол бы он мешков сто, глядишь и прошел бы его паршивый недуг. Ведь всем известно: тяжелый труд очищает голову гораздо лучше, чем полночная молитва.

-        Возможно ты и прав, - не стал спорить Патрик. – Но день Возрождения уже завтра, вот я и решил за раз очистить этого несчастного не только от исчадия, но и от грехов.

  Если до этих слов привратника явно забавлял наш разговор, то услышав о великом празднике - нахмурился и раздраженно заскрипел зубами.

-        Решил поиграть в благородство? – с издевкой поинтересовался Титсум.

Патрик добродушно кивнул и осенил себя знаком.

-        Прости, но мне что-то слабо верится в подобное рвение, - нахмурился привратник. – Говори живо, зачем притащил сюда это отрепье?  

  Патрик вздохнул, покачал головой, словно соглашаясь с тем, что не смог провести опытного привратника. Затем осторожно посмотрел по сторонам, и склонившись над ухом Титсума,  шепнул:

-        Ваша правда, отец-распорядитель.  Не спроста я это затеял. Водится за мной одно пригрешение.

-        Вот как? И какое же? – удивился привратник.

-        Было дело, - стыдливо опустил голову Патрик. – Ввели  меня в искушение будь они неладен!

-        Рассказывай, не тяни, - потребовал Титсум.

  Для пущего эффекта мой приятель тяжело вздохнул и выдал заготовленную по случаю историю.  

-        Случилось это на ярмарке в Бригге. Вместо того, чтобы передать пару бочонков вина в местную обитель, как мне было поручено, я загнал их местному виноделу… Вот такие вот дела, отец-распорядитель.

   Страж долго молчал о чем-то размышляя, а затем разразился  громогласным хохотом: 

-        Ох, порадовал ты меня, брат Патрик. Ни дать ни взять настоящий воришка, - заливаясь от смеха, выдал страж. – Скажи, а как же тебе удалось наши помои втюхать местному дельцу?

-        Как-то оно само-собой получилось. Проявил немного красноречия…

-        И сколько же ты выручил? –поинтересовался привратник.

-        Десять гульдов за бочонок, - честно соврал Патрик.



Konstantin Normaer

Отредактировано: 17.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: