Сезон охоты

Размер шрифта: - +

Глава 4

16 ноября.

Выйдя на улицу утром, Виктор ощутил заметное потепление. На небе стали скапливаться свинцовые тучи. Что ж, план у него был готов.

Он направлялся прямо к Нойману.

***

Утром Ян получил от Виктора телеграмму:

“Не выходи из дома, и все время будь на виду у домоработницы. Объясню все вечером.”

Прочитав это Ян не знал что и думать. У них ведь назначены на сегодня встречи, дела! Нужно писать телеграммы, отменять, извиняться… или не делать ничего, пока Виктор не скажет?

Злой от нервов и вынужденного бездействия, Ян принялся ждать.

***

Александр Нойман смотрел на Виктора выцветшими от старости, но все еще ясными глазами. Чтобы спасти свою жизнь и своих партнеров, Виктор отчаянно блефовал, но Нойман не знал об этом.

— Что ж, — сказал он. — После всего что вы сказали… я понимаю что за моим домом и мной самим установлена слежка. Мои люди, мой личный врач, вероятно все подкуплены или запуганы… Вы даете мне понять, что я и моя семья у вас в руках. И чего вы хотите?

Виктор ответил ему честно:

— Я не враг вам, Александр. Не враг я и вашим детям. Существующий строй создает вам и всем евреям много бед. Я хочу помочь, а не воевать с вами.

— С чего вам быть таким добрым к моему народу? — спросил старый еврей несколько резко, но в его голосе слышалось и любопытство.

— Добрый человек помогает тем, кто попал в беду, пан Нойман.

— Вы можете раздавить меня тем, что знаете, Виктор. — заметил Нойман, — мне следует велеть убить вас едва вы переступите порог моего кабинета.

Виктор невольно подумал о Гретте, Яне, Стефане… о девушке, которая, без его помощи погибнет — не сейчас, так в ходе одного из своих приступов. Он не мог их оставить, а значит должен быть тверд, как никогда.

— Вы можете. Но тогда вы погубите и своих детей тоже, Александр. У вас больше не будет такого союзника как я.

Решение у Ноймана было готово еще в самом начале этой странной встречи. Теперь он узнал все, что хотел и больше не колебался. Осталось только отдать приказ и завершить формальности.

***

За целый день ожидания Ян вконец извелся. Он не мог найти себе места или увлечь себя хоть чем-нибудь: ни одна книга не могла занять его дольше минуты. Что же могло случится? Наехали бандиты, полиция, еще какая-то неизвестная угроза?

Вестей от Виктора не было, Стефан тоже не отвечал на его телеграммы. Разразившаяся неожиданно в ноябре гроза добавила Яну тревоги.

Только поздним вечером, внизу раздался звонок. Ян спустился едва ли не раньше домохозяйки, сам не зная кого ждет — полицию или людей с оружием.

На пороге стоял Виктор и, увидев его, Ян чуть не умер от облегчения.

— Ты не представляешь, что я пережил, сидя взаперти весь день! Твой утренний приказ поставил меня в тупик. Что случилось, что это была за необходимость, где ты был?

— Не из-за чего было волноваться, я знаю что делаю, — ответил Виктор, — ты уже ужинал?

— Нет, мне кусок в горло не лез. Так что все-таки?..

— Вели тогда подать ужин, — перебил его Виктор. — Я не ел с самого утра. Будешь держать меня в прихожей или в столовую пойдем?

Яну оставалось только молча пройти вслед за ним, ожидая, когда он сам решит рассказать как все было. Виктор заговорил только после первого блюда:

— Я был у Александра Ноймана.

Ян нахмурился:

— Я не получал от его людей никаких сообщений… он связался с тобой?

— Нет, я первый к нему пришел. У нас состоялся непростой разговор. Я узнал что сегодня меня, по его приказу, должны были арестовать на встрече, которую мы планировали. Он собирался убрать и тебя со Стефаном — очень неприятным образом… потому я написал вам обоим, чтобы предостеречь его действия.

— И отправился к нему? — у Яна отвалилась челюсть. Сам он в такой ситуации ни за что бы не пошел в руки тому, кто откровенно пытался его погубить, особенно если таким врагом был Нойман, державший в своих руках и руках своего семейства значительную часть города. Невероятно, что Виктор выбрался от него живым…

— Но зачем?!

— Спасти вас, себя. И, воспользовавшись удачной возможностью повернуть дело в свою сторону. — Виктор говорил об этом так невозмутимо, будто бы рассказывал о чем-то простом, вроде партии в бильярд. У Яна волосы на голове едва не шевелились от нервного возбуждения. Что же можно было сделать в такой ситуации?!

— Но как? — только и спросил он.

Подали второе. Виктор распробовал зразы, остался доволен, и только спустя несколько минут томительной паузы продолжил:

— Я произвел на него впечатление честно сказав о своих намерениях, и о том что хочу помочь ему. И он мне поверил.

Ян выдохнул. Дамоклов меч опасного внимания Ноймана стал рассасываться. Значит, можно не бояться что дом подожгут или его самого забьют до смерти в каком-нибудь безымянном переулке?

— То есть, он не будет пытаться нас убить? И делом позволит продолжить заниматься?

Виктор улыбнулся краем рта:

— Бери больше.

Ян поднял руки:

— Сдаюсь. Я бы не осмелился желать большего.

Виктор откинулся на спинку кресла. На его лице был сдержанный, но заметный триумф:

— Нойман предложил мне работать с ним.

Челюсть у Яна отвисла. Какое-то время смысл слов не доходил до него полностью. В это просто невероятно было поверить.

— Но как… я не… что ты с ним такое сделал?! Он же… не могу поверить в это!



Юлия Цезарь

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться