Сезон опадающих листьев

Искра, часть вторая

 

Соня опять улеглась спать и не берет трубку. Я послала сообщение, но уверена, она не прочитает, и внезапное появление Кавасуги вызовет комедийный переполох.

Что касается него…

Мальчик, из-за которого мое видение раздвинулось, перестав быть цельной рамкой, и чья мать затерялась в роще тайн. Расследование не дало результатов, и в какой-то степени я была рада, что убралась оттуда, не растеряв рассудок. Словно в той деревни – соприкосновение двух граней, будто что-то внеземного происхождения свалилось в ее утробу, укоренилось и проросло феноменами. И Кавасуги рос в зоне поражения, и я чувствую, как в случае с Мицуки, – в нем теплится мистика, нечто, что находится за пределами нашего разума. Они поладят.

– Не пустили в рай? – иронично спросил Берендей. – Ну, и палка порой стреляет. Мои поздравления, ты израсходовала бочку порох.

Удача капризна, и, чтобы потешить себя, она сыграла злую шутку. Не обставишь, созерцатель следит, регистрирует случаи щедрости, чтобы потом напакостничать. Какое облегчение. Я выглядела бы мошенницей, что, родившись в рубашке, ушла так круто.

– Как уцелела?

– Смухлевала немножко.

– Забудем обиды. Мы подпортили первое впечатление, а на нем, как правило, все и строится. Но я прощать не разучился. Я не сержусь. А вы, Тацуба Сейчи?

– За мужчину говорят его поступки, а не слова.

– Занятно. Возыметь влияние, доказать, насколько востребован, я должен истово трудиться. Мое положение многообещающе. Станешь инвестором?

– Зовешь под свое крыло? Размечтался.

– Я вижу бесстрашие. Оно ускользнет. Дай срок – и в берега войдет разлившийся поток.

– Да-да… Куда намылился?

– Следую за гончей. – Берендей покосился на сутулящегося компаньона.

С виду подросток. Диковинная маска источает враждебность и не копирует рослого соседа, а превышает градус.

– А он?

– За тобой, – раздалось шипение. – В недра. Как указывают.

– Я предпочел бы, чтобы ты держала язык за зубами и без разрешения его не вытаскивала, – с укором вставил Берендей.

– Свободна. Распоряжусь. Как пожелаю.

– Время делу, потехе – час. Кто бы меня ни слышал – завязывай. Ублажать сумасбродство я не вызывался. Выполняй то, зачем тебя послали, Зусакири, или двигай восвояси. Приказывай им, или тобою станут помыкать.

– Неженка. Не расплачься, – посмела она сказать излишнего.

– Провели мелом черту по носу и дальше по столу. Помнишь? Сосуд, в котором смешали несмешивающееся. Он напортачил и подсунул мне бракованный товар.

Спутник Берендея набросился, точнее, словно меняющийся слайд, оказался на нем, коленями упершись в грудь и душа с явным усердием.

– Не забывайся.

– Отвали. – Он скинул ее, как полотенце. – С вами обеими не соскучишься.

Находясь в прострации, Зусакири раскачивалась из стороны в сторону, как душевнобольной. Она подала голос, с искажением который будто исходил из рации:

– Н-н-н-н-не раска-ивайся. Сест-ра. Где ты.

– Заклинило? Какая жалость. Перипетия разделывает, выворачивает на изнанку. Я бы заставил себя проникнуться горем.

– П-п-п-праздник. И-и-и-играться!

– Неудобно просить, но придется подождать, Тацуба Сейчи.

Оголив голову товарища, Берендей крепко взялся за нее, а большим пальцем свободной кисти, просунув за маску, надавил на лоб.

«Да воцарится же сила и слава Твоя. Отгони нечестивцев, избавь от ереси искушающей. Приди и выведи дорогой праведной».

– Слушай мой голос. Иди на него или никогда больше не проснешься.

«Пускай возятся», – подумала я, незаметно отходя.

– Не вздумай. – Маска уже стояла против меня. Напугавшись, я запнулась в ногах и упала.

– Да чтоб тебя… – недобро озирался Берендей. – Не умеешь себя контролировать – обойдусь без твоей помощи. Самоволие в сочетании с такой мощью – смесь гремучая.

Доля секунды, и она вернулась к нему.

– Ступай. Я догоню.

– Держись от меня подальше.

Поравнявшись со мной, Берендей. сказал:

– Приятно было повидаться, детектив Тацуба Сейчи. Прощайте.

– Постой! – крикнула я вслед. Но удаляющегося загородили.

– Даю фору. Беги.

* * *

Снова эстафета передана, и снова, куда направляет взор, я обращаюсь в бегство. Сжимающее, сосущее болото затягивает. Хуже всего, что ко мне присоединились Мицуки и Кавасуги. Нашему трио сравняют плечи.

Встречаю глазами, вижу в разных ракурсах. Оно держится хвостом, мелькает то тут, то там, смакует и не спешит вцепиться в добычу.



Алексей Соба

Отредактировано: 23.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться