Сезон опадающих листьев

Река уксуса, часть седьмая

 

С предвкушением грандиозного я катился вверх. На маленьком отрезке, почти перед самым спуском, вспыхнула трусость. Наконец, кульминация – запуск вагонетки по виражам.

– У-у-ух…

Как выжатый лимон. Я скован и валяюсь в беспамятстве. Прокатился на аттракционе, называется.

– Н-не шевелись! – прорезался звонкий голосок.

Глазами я нащупал зеркало.

На спине восседала, как на коне, девочка. Веревки в несколько узлов проходили через мои плечи, опоясывали грудь и доходили до запястий; обвивая голень и фиксируясь узлом чуть ниже колен, ноги, со скрещенными лодыжками, были плотно прижаты друг к другу.

– Эй, почему я связан таким непристойным образом?!

– С-специальная техника…

– Это бесчеловечно.

Девочка смутилась, разволновалась и, встав на меня, как трюкач на сидение мотоцикла, потянула за веревки.

– Кости же сломаешь! Мне больно и приятно одновременно? А ну слезай!

Необузданный конь не даст себя оседлать. Помеха сброшена! Но она тут же налетела на меня. Стуча маленькими кулачками, ее подвижное личико надулось, и губы задрожали, приготовляясь плакать.

– Тайм-аут! Брейк! Тацуба!

От стоп-слова водянисто-серые глазки прояснились.

– Ты… друг Сейчи?

– Она о моем приходе не предупредила?

– Н-нет. Наверное…

Выдает усиленную работу мысли. Ты сможешь!

– Я с-спала.

Это фиаско.

– В общем… Ты, вроде как, медиум, да?

– Приблизительно. А ты?

– А что я?

«По стеблю спускаясь в непробудную впадину», – завороженная, она дотронулась забинтованными пальчиками до моей щеки.

– Пытают! На помощь!

– М-молчи! Нет… Г-говори! Как т-тебе удалось выйти из ловушки?

– Как да как. Боже, да не знаю я!

– У-у-у, – сдерживала плач девочка.

Раздерганный, потому диалог расхлебан. Исправить конфетами? От них зубы портятся. Прочитать сказку? Не сложившееся начало – крайне чувствительный организм. Без подспорья будет вызовом. Приступим.

– Путешествие выдалось опасным, я на волосок был от смерти. Пережитый шторм, суровая тренировка старца, ужин с оборотнем-капитаном и поединок с гризли, выслеживающего Красную шапочку.

– О-ого…

– Все судно скрипело! Бушующее море бросало из стороны в сторону. В лицо била морская и дождевая вода. Волны бились об борта и прокатывались по палубе пеной. Шквалистый ветер клонил мачты, ванты с наветренной стороны натянулись, как струны.

– Как с-страшно!

– Мы потеряли кучу бравых матросов! Но до порта доплыли. Там меня на обучение взял мастер специй и рыбы. Заключительным этапом тренировок была медитация – сидел на дне сакрального пруда полтора часа.

– Полтора часа?! Н-невероятно! И ты справился?

– Да. Мне открылся рецепт древней ухи.

– Ух-ты!

Выбивающиеся звездочки. Будь у нее хвост, он бы крутился с частотой несущего винта вертолета.

– Затем голубиной почтой я получил письмо. Сам капитан королевской стражи приглашал на ужин. Несмотря на чин, сам человек непунктуальный. Но какие причитания, когда капитан – женщина с пленительным очарованием, чей внешний вид диссонирует с поведением?

Для нагнетания выждем паузу.

– Ч-что же было дальше?!

– А дальше… Капитан оказался самозванцем!

Охи и ахи. Она не ожидала такого поворота событий.

– Раздобыв где-то форму, милашка решила подшутить, да так, чтобы я заплатил за весь стол. Опростоволосился, говоря короче. Но это цветочки. Уже близ конечного пункта стоял гигант, который не давал пройти. Кто-то должен был уступить, но никто не прогибался. Поэтому мы сцепились друг с другом, чтобы выявить победителя и удостоить его правом прохода. И вот я здесь.

Бурные овации. А я приноровился выдавать сказочно-абстрактные опусы.

– К-круто! М-м-м… В конце приключений ведь исполняются желания?

– Я и пришел это выяснить. Меня зовут Кавасуги Айра.

– Азанагами М-Мицуки, – робко ответила она.

– Азанагами? Прям-таки античная фамилия.

– А у тебя… к-кисличная! Чтобы река была из уксуса? Как в ней купаться?

– Банка с маринованными овощами образует не то чтобы реку, а озеро.

– И в нем н-непотопляемые соленные огурцы!

– Кстати о них. Ты меня не освободишь? Руки начинают затекать.

Азанагами второпях развязывала, но конструкция не поддавалась.

– Надо разрезать.



Алексей Соба

Отредактировано: 23.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться