Сезон ветров. Академия магии

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвертая

После того, как Кай немного успокоился (хотя, как в действительности можно после такого успокоиться?) мы разошлись по общежитиям, и я совершенно намеренно оставила его одного. Несмотря на то, что Кай просил к Джозабэль не подходить, его последние слова были: «Не приближайся к этой черной ведьме!», я не могла оставить это просто так.

Конечно, было сложно сказать, что было на уме у Джозабэль, но расстались мы точно не самым лучшим образом. Понимаю: была причина. Но все же я так до конца и не поняла, зачем Джозабэль нам это сказала?

Конечно, не могло не радовать, что она до сих пор не рассказала об этом кому-нибудь еще. С другой стороны — а откуда мы об этом знаем? Вдруг она к кому-нибудь тоже так однажды подсела и такая: «Эй! А ведь у Принца тьмы две маны». Утверждать наверняка я не могла, мне нужно было сначала кое-что прояснить.

Наш разговор вышел…, мягко говоря, не самым приятным. И я боялась, что теперь, когда Джозабэль особо не обрадовалась тому факту, что мы просто ушли, оставив ее в одиночестве после столь громкого заявления, она теперь возьмет и расскажет о Кае преподавателям.

А этого я уж точно не хочу.

Было уже четыре часа после полудня, и возможно Джозабэль была не у себя. Но я сделала ставку на то, о чем она сама мне говорила. С ней мало кто общался, да и в общей гостиной я ее редко видела. Значит, скорее всего, она могла отправиться к себе.

Прежде, чем постучать, я сделала глубокий вздох.

Дверь открылась не сразу, но Джозабэль не спешила приглашать меня внутрь, просто открыла дверь. Она явно чего-то ждала, а я не знала, что и говорить, но определенно хотела поговорить.

— Еще раз привет, Джозабэль, — решила что-нибудь сказать я.

— Привет, Аврора, — так же совершено непонятно лично для меня ответила Джозабэль.

То есть — какой у нее настрой? Собирается ли она меня шантажировать или злорадствовать? А, может быть, она просто спокойна, как танк и ничего ужасного для нее не произошло? Если бы я хотя бы ее глаза видела, а под этой непроницаемой повязкой на ее глазах, ничего рассмотреть было нельзя.

Как с ней сложно.

— Послушай, — я откашлялась, — я хотела спросить тебя: почему ты сказала Каю о его мане?

Джозабэль молчала не больше пяти секунд. Затем она вздохнула и, отойдя от двери, пригласила меня в свою комнату.

Надо сказать, несмотря на то, что я была сильно сосредоточена на нашем разговоре о моем друге, я не могла не обратить внимания на комнату Джозабэль. Она была совсем не похожа на мою или Эни, комната была полностью преображена. По стенам были развешаны изящные бархатные занавесы с кружевными оборками, преимущественно черного цвета.

Занавески на окнах тоже были черными, и солнечный свет с улицы почти не поступал внутрь. В помещении горели слабые светильники, поверх которых были накинуты черные чехлы. Судя по всему, Джозабэль нравится черный цвет.

Я прошла вперед и замерла, не зная, куда теперь мне было деться. Джозабэль закрыла дверь, и в комнате воцарился зловещий полумрак. Все-таки она сильнейший медиум, а я особо колдовать не умею. Что мне теперь делать? Почувствовала себя в паучьем логове. Только бы Джозабэль мысли не читала.

Она бесшумно подошла ко мне и попала в слабый свет бра, висевшего на стене. И вот тут-то я уставилась на ее лице в непонимании. Несмотря на повязку, я смогла заметить, что Джозабэль немного нахмурилась, а затем стала от, я так полагаю, волнения, мять свою ладонь.

— Слушай, Рори… — вроде бы как обычно заговорила она, — я не хотела никого обидеть, правда.

Так, это определенно хорошо! Она не начала со слов: «Все преподаватели уже знают о том, что натворил Кай, теперь его лишат маны и посадят в тюрьму». Только вот… я все равно не понимала ее мотивов.

— Тогда… зачем ты это сказала?

Джозабэль вздохнула, и мне показалось, немного напряглась.

— Когда я покидала дом, чтобы отправится сюда, Морган сказал мне, что это новый этап моей жизни, и насколько бы сильной я не была, мне нужны друзья. Но все то время, что я жила с ним, я училась только магии и расширяла свое сознание и возможности.

Джозабэль сделала небольшую паузу.

— Я не знаю, как заводить друзей. И вдобавок меня здесь все еще и боятся. Если не ненавидят.

Такое заявление привело меня в не меньший шок, чем ее откровение в отношении красной маны Кая.

— Так ты… — голос сел, пришлось откашляться, — хотела подружиться?

— Ну да, я подумала, что, если начну разговор с секретов, возможно, … что-нибудь выйдет.

— Но это же красная мана, это не тот секрет, которым стоит делиться с каждым, — заметила я.

— Да, — подтвердила Джозабэль. — Но вы же его делите.

— Откуда ты знаешь? — Насторожилась тут же я.

— Я предположила, ведь ты совсем не испугалась, когда я об этом сказала, а наоборот, пришла просить за него, — объяснила Джозабэль.



Мария Данилова

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться