Сфера времени

Futurum VI

Избирательная система XX-XXI века — это концентрат тысячелетней глупости одних и алчности других, результатом которой стал так называемый «парадокс власти», при котором лица, достигшие вершины правления, не желали оставлять свои полномочия, какой бы государственный строй не провозглашался. При этом усугубляющийся застой власти неминуемо приводил к спаду во всех государственных сферах. Данная проблема стала последним практическим вопросом, поставленным перед Золотой сотней первого созыва…

…Срок созыва Золотой сотни, равный 5 годам, равно как и невозможность повторного избрания, минимизирует основные проблемы государственности. Тестовая система деления граждан на категории так же позволяет отсеять заведомо неспособных к управлению членов общества.

Выдержка из РФНПЖ «Вестник экономики, права и социологии» - Рязань 06/2197

Если вы считаете, что работа чиновника — это перекладывание бумажек с одной части стола на другую, то вам следует заглянуть в кабинет министра социального взаимодействия. На его рабочем столе вы не обнаружите ни единого, даже самого мало-мальски завалявшегося документа. Но самое интересное, что и министра вы в кабинете тоже не обнаружите. Хотя рабочий день уже час как начался. Зато оба его секретаря – братья Като - на месте. Мягкие сенсоры клавиатур вибрируют под пальцами помощников. Лица сосредоточены, разговоры не ведутся.

Ровно в 9.00 слышится гул телепортационной кабины, и из неё выходит министр. Высокий, крепкий, словно сотканный из жил. Облаченный в подчеркнуто мужской костюм, словно в броню. Светлые волосы подстрижены кричаще-коротко, а на нереально красивом, почти женственном лице холодный, словно сталь рапиры, взгляд ярко-голубых глаз. Взглянув на него лишь раз, вы без труда определите: генноизмененный. Долгоживущий. Один из тех счастливчиков, которым с рождения даровано всё и чуточку больше. Однако если вы будете хоть немного более наблюдательны, то тут же зададитесь вопросом: отчего у этого любимца судьбы настолько тяжелый взгляд и почему рядом с ним вы, скорее всего, почувствуете себя неуютно? Хотя, с другой стороны, вряд ли бы система отобрала в Золотую сотню кандидата, не обладавшего не только умом, но и стальным стержнем вместо позвоночника.

- Доброе утро, сударь, - синхронно поздоровались секретари. - Как прошла внеплановая проверка?

Коренёв хищно усмехнулся. Ярко-голубые глаза блеснули.

- Замечательно, как всякая внеплановая проверка. Жду вас у себя на пятнадцатиминутный брифинг. Я дам информацию, которую необходимо донести до прессы, с Рона - план-график на сегодня, с Роя - анализ правок в законопроект.

Секретари переглянулись и синхронно кивнули.

Если бы не прямой государственный запрет на антропоморфные машины, то можно было бы предположить, что на министра работают два идентичных андроида. В реальности же все было гораздо проще и интересней. Братья-близнецы Като являлись потомками японского промышленника, иммигрировавшего в начале века в Россию. Эмигрант без труда обосновался в обновленной стране и за двадцать лет с нуля создал завод по производству биокуполов. От рассеивающего излишний ультрафиолет над земными городами до сохраняющего атмосферу в колониях. Эвелин сам там отработал целый созыв физиком и по праву гордился этим периодом своей жизни.

Несмотря на богатых и влиятельных родителей, братья Като начинали с самых низов. Имея отличное образование, они получили пятую категорию и работали в куполоремонтной бригаде. Потом, защитив физико-биологические специальности, ещё пятилетку пахали лаборантами. Там и познакомились с ненормальным блондином, который на вполне нейтральный флирт пообещал устроить несчастный случай с летальным исходом. Сказано это было настолько буднично, что парни прониклись и решили не проверять. Благо ума отличать фальшивое от настоящего хватало. После даже подружились, но через созыв коллега запатентовал собственное изобретение. После вложил деньги и патент в два совершенно диких предприятия, и что самое удивительное - не прогадал.

Через несколько лет их пути снова сошлись. Старшие члены семьи Като дали братьям добро на управленческую деятельность. К этому же моменту Коренёв получил свою золотую звездочку и занял пост министра. Среди предложенных Исом помощников он выбрал пару максимально подходящих ему по показателям и с огромным изумлением обнаружил у себя в приёмной за секретарскими столами два знакомых и абсолютно одинаковых лица.

- Значит так: информация для прессы и заявлений внекастовым, - Коренёв с тонкой фарфоровой кружкой в длинных пальцах расположился на удобном кожаном диванчике. Помощники сидели в креслах напротив. Это были свои люди, и министр мог себе позволить пятнадцать минут неформальной обстановки. – Дом Дожития для граждан пятой и шестой категорий не отвечает санитарным, гигиеническим и техническим нормам. Персонал не соблюдает трудовой распорядок. Я прибыл на место в 7.30. Беспрепятственно прошел. У меня никто не спросил идентификационных данных, никто не предоставил одноразовую биоразлагающуюся одежду. Позже выяснилось, что она есть, но спрятана на складе, чип от склада у хозработника, который в отпуске.

- Каменный век какой то, - пробубнил Рон.

Эвелин кивнул, он сам поражался, как в эпоху всеобщей глобализации, компьютеризации и технической интеграции во все сферы человеческой жизни еще существуют подобные проблемы. Почему на входе не поставить рамку, которая считывает нужные данные с посетителя, и, если пришедший правомочен, тут же не выдаст ему все необходимые вещи и рекомендации? Какой чип у завхоза во имя Неба?!



Алёна Ершова

Отредактировано: 12.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться