Сфера времени

Futurum VIII

«Чтобы продать товар, мало его просто прорекламировать. Нужно создать к нему тягу, жизненную необходимость. Одной моды уже недостаточно. Необходимо вписать ваше предложение в культурный код нации. Хотите, чтобы у вас покупали дуршлаги? Создайте культ макаронного монстра…

…Раньше для того, чтобы успешно продавать, нужно было, чтобы покупатель знал вас и ваш бренд. Теперь можно оставаться в тени, но знать всё о потенциальном клиенте. Его сексуальную ориентацию, политические предпочтения, тайные желания и страхи.  Вы должны знать, что он скрывает от себя и друзей. Пока он бродит по интернету, смотрит каналы, листает соцсети, следите за ним, изучайте его, и вы будете знать, когда и, главное, как преподнести себя. Один обратит внимание на полуобнаженную девушку, тогда как для другого лучше использовать фото полуобнажённого парня. Когда вы залезете в голову к потребителю, продажи перестанут быть для вас чем-то невероятно сложным».

Август Наконечный «Закрытый курс по продажам». Только для граждан третьей категории.

Как и следовало ожидать, Иван оказался дома раньше Ариадны. Дверь послушно открылась, отсканировав его биометрические данные. Умный дом зажёг свет. Иван прошел в гостиную, осмотрелся. Мало что изменилось с его последнего визита. Чисто, сухо, запах кофе - со всем этим справляется умная электроника. Но отцовский смарт-лист так и лежит в углу подоконника. Точно так же, как и пять лет назад, когда его не стало.

Ариадна лишь иногда ночует дома, редко когда заглядывая дальше кухни, санузла и личной спальни.

Эвелин провел тонкими пальцами по барной стойке, взглянул на меняющиеся гало-фотографии и поджал губы. Вот трёхлетняя Ариша самозабвенно разрисовывает стену, а вот ей шесть и они вместе на роликах. Он аккуратно поддерживает сестру, не позволяя ей упасть. Сестра…жена…и первая женщина, к которой он не испытывал настороженности и недоверия. Человек, от которого у него не было секретов. Та, которая его понимала лучше всех, и та, которую он понимал без слов. Он любил её так, как можно любить только младших сестренок: безумно, самозабвенно, до синих кругов перед глазами. И это при том, что они не были родными. Эвелин перешел в семью Ариадны, когда ему исполнилось шестнадцать. Он сам инициировал этот процесс. Никто не верил в то, что он добьётся положительного результата, и тем не менее это произошло, создав прецедент.

Его мать…Его биологическая мать, которую он лишил права называться таковой, была звездой квартета. Гражданка четвертой категории, она всю свою жизнь посвятила искусству. Не было даже зыбкой грани между личной жизнью и служению Музе. Её трое коллег по квартету (и мужей по совместительству) являлись партнёрами не только в танцах, но и в жизни. Семейная ячейка занимала лидирующие места в рейтингах по пропагандированию семейных и общественных ценностей.

Жанна Коренёва - звезда танцпола мирового масштаба - была неподражаема и наивна в своём эгоизме. Все в доме вращалось вокруг неё, словно это не человек, а макет солнечной системы. В ней не было ни одной добродетели, присущей слабому полу. Напротив, как истинное дитя своего времени, она умела подчеркивать свою женственность путем отрицания оной.

И вот в одно прекрасное утро, в тот момент, когда солнечный луч переполз с подоконника на звукоизолирующий паркет, Жанна решила, что желает завести ребенка. Нет, конечно, вынашивать дитя долгих девять месяцев она не намерена. Во-первых, у неё концерты расписаны на три года вперед, а во-вторых, живот - это так не эстетично, да и восстанавливаться потом придётся. Нет, нет и нет. Тем более сейчас существует масса альтернативных вариантов от суррогатных матерей для любителей «эко» до инкубаторов полного цикла.

Приняв решение, она осчастливила новостью своих супругов. Те восприняли информацию о прибавлении в ячейке снисходительно. Так порой богатый муж реагирует на желание своей молодой супруги завести минипига. «Очень мило, но такая глупость».

Тем не менее мужья биоматериал сдали, пошлину заплатили. Внешние параметры Жанна выбирала особенно тщательно. Она запланировала для своей дочери карьеру фотомодели. Раз делаешь вклад в будущее, то он должен полностью себя окупить. Поэтому все должно быть на высоте: светло-русые волосы, вьющиеся крупными локонами, голубые с синевой глаза, высокие скулы, алые пухлые губы, белая тонкая кожа, изящные руки, рост не ниже метр восемьдесят, тонкокостность и масса других трепетных нюансов. Только вот незадача: графу «пол» она не заполнила. То ли пропустила, то ли поставила галочку, а та слетела, когда один из параметров вошел в противоречие. Но в тот момент, когда стало известно, что у квартета Коренёвых будет не девочка, а мальчик, менять уже что-либо было поздно. На хайпе с медицинской клиникой квартет увеличил просмотры своего канала в три раза. Ребёнка они, конечно, забрали. Имя дали Эвелин, с ударением на первый слог. Видеозапись на канале отредактировали так, чтобы скандал сохранился, а причина осталась неясна. Во всех официальных документах в графе «пол» проставили «хен».[1]

Жанна с маниакальной педантичностью оснастила комнату ребенка. Там было всё, что нужно для полноценного роста и развития. Беби смарт-браслет, передающий все показатели дитя на панель управления комнатой, автомат со смесью, изготовленный из биосиликона по слепку с материнской груди, робот, меняющий подгузник, интерактивная образовательная няня, регулятор влажности и температуры, имитатор уличных прогулок. Людям заботу о своем потомстве Жанна не доверяла. Специалисты из пятой касты казались ей недостаточно образованными, а педагоги из второй - недостаточно креативными, чтобы воспитывать ребенка. Сама она переслушала массу литературы и прекрасно знала и про важность контактов с матерью, и про семейные ритуалы. Поэтому два раза в день она брала ребенка на руки, играла с ним, делала зарядку. Все это фотографировалось, снималось на видео и выкладывалось в сеть. По выходным они впятером посещали бассейн и беби-фитнес. Со временем она завела ритуал «семейного часа» в режиме онлайн. В результате её семейный проект стал настолько популярен, что потребовался отдельный интернет-канал и инхаус-менеджер на зарплате. С его-то легкой руки был задуман ряд маркетинговых ходов. Самый успешный заключался в нейтрализации гендера ребёнка. Жанна итак не афишировала Эвелин, как мальчика, а тут решили устроить целую интригу: «Кто я?»



Алёна Ершова

Отредактировано: 12.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться