Сфера времени

Futurum X

«Падение института церкви в конце ХXI века не было чем-то неожиданным или, напротив, специально запланированным. На протяжении всего прошлого столетия нехватка священников и прихожан приводила к запустению храмов, а желание верхушки нажиться - к тому, что пустующие церкви сдавались под бары, казино, гостиницы. Даже большевистский режим ХХ века не подорвал авторитет церкви так, как это сделала она сама. Пасхальное шествие в 2088 году, последовавшие за ним беспорядки и бесцеремонное заявление патриарха привело к резкой критике как со стороны обывателей, так и со стороны прихожан. Последовавшее после движение «церковь-online» и петиции за упразднение храмовых привилегий сделали своё дело. К началу XXII века от общего числа служащих осталось менее 10%. 

С введением системы категорий (страт), клирики окончательно оказались «за бортом» государственной системы».

Из обращения министра науки и образования Климентина Фешкина к гражданам первой и второй категории. Золотая сотня 7 созыв, 1 липня 2137 г.

Марго не могла поверить в случившееся. Фрося застряла в прошлом во время экспедиции. Сутки, целые сутки они пытались добиться от ЗАА «Сфера» правды и натыкались лишь на глухую стену молчания. Наконец менеджер по внешним контактам компании связался с Тихомиром Айдаровичем и будничным тоном, каким говорят о пробках на дороге, сообщил, что турист Багрянцева не вернулась из 1200 года.

- Её личные вещи из кабинки изъяты. Обещают вернуть. Вещи, не Фросю. Сказали, что спасательной экспедиции не будет, так как это нарушит временной поток и может привести к созданию дублирующей реальности. Еще сказали, это профессиональный риск, и она знала, на что шла. Все согласия подписаны её электронным кодом и отпечатком, - закончил рассказ Фросин отец, мигом постаревший на десяток лет.

- Мне почему не сообщили? - ошарашенно поинтересовалась женщина.

- В базе данных ваш брачный договор числится расторгнутым. Вы развелись?

- Да, Фрося нашла себе мужчину, с которым захотела создать ячейку.

- Почему я не знал?

- Они тайно встречались пять лет и наконец решили вступить в брак.

- Н-да, - Тихомир Айдарович потер ладонями лицо, бессонная ночь, полная переживаний и тревог, сказывалась на восприятии. - Какое чудесное толерантное общество, в котором мужчина и женщина вынуждены любить друг друга втайне, а напоказ выставлять то, что все хотят видеть. Прости, деточка, не в обиду тебе было сказано.

- А я и не обижаюсь, - попыталась улыбнуться Марго.

Впервые в жизни она была растеряна и подавлена. Чем помочь свёкру? Как сказать Елисею? Где искать этого Ивана, который, наверное, надеялся, ждал, а теперь чувствует себя обманутым. И главное, как жить дальше, понимая, что живой, близкий человек не просто умер, а умер тысячу лет назад?

Марго поднялась и обняла Тихомира Айдаровича за плечи. Они справятся. Они обязаны справиться с этим ради себя, ради Елисея, ради Фроси, в конце концов.

На смарт-браслет заведующего клиникой поступил звонок.

- Встречи с вами просит министр социального взаимодействия Эвелин Коренёв. Примете или назначить на другое время?

- Приму, конечно, нечасто к нам золотосотенцы заглядывают, - ответил заведующий, надеясь хоть ненадолго забыться в работе.

Марго тоже никуда не ушла.

Через пару мгновений секретарь впустила в кабинет высокого светловолосого мужчину. Его красота была настолько яркой, что даже коротко остриженные волосы и шрам от брови до уха не портил впечатление. Марго невольно залюбовалась. Хорош министр, вживую даже лучше, чем на гало-проекциях. Только колкий взгляд небесно-синих глаз все портил. Сразу становится ясно, что перед тобой хищник, а не праздный прожигатель длинной жизни.

- Тихомир Багрянцев, Марго Стаммо, я правильно понимаю? - мужчина протянул руку в устаревшем жесте приветствия, и Марго вдруг вспомнилось, откуда возник этот обычай. Фрося рассказывала, что раньше так давали понять, что в руке нет ножа или кинжала. Но в следующий миг все мысли вылетели из головы, потому как, поздоровавшись, гость продолжил, обращаясь к ней:

- Сударыня, думаю, что вы меня заочно знаете как Ивана. Смею предположить, что именно из-за меня Ефросинью оставили в прошлом. Поэтому я здесь.

В кабинете повисла вязкая тишина.

- Может, присядем, и вы нам всё расскажете? - первым пришёл в себя отец Фроси.

Эвелин кивнул и расположился на небольшом кожаном диванчике. Короткий, больше похожий на отчет рассказ занял не более двадцати минут.

- Вы пришли сюда только, чтобы поведать нам это? - вкрадчиво спросил Тихомир Багрянцев.

- Как минимум вы должны знать правду, а не лайт-версию для прессы, - горько усмехнулся Иван. - Но вы правы, я пришёл сюда не только, чтобы рассказать о причинах. Мне нужна ваша помощь.

Профессор Багрянцев нахмурился.

- Если вы считаете, что я не буду заявлять претензий, то очень крупно ошибаетесь.

Иван резко поднял вверх изящную кисть, призывая собеседника остановиться.

- Заявляйте, я не против. Вряд ли у вас в одиночку что-то получится, но может, хотя бы отвлечёте внимание от основного удара, - Иван как-то недобро улыбнулся. - Но об этом разговор позже, и, простите, не с вами, Тихомир Айдарович, - гость впился глазами в Марго. Та поёжилась. «А ведь маска ДНС стирает все черты лица, остаются только глаза. Что Фрося нашла в этих холодных, колючих глазах? Могут ли они смотреть иначе? Умеют ли? Хотя характер нанитами тоже не сотрёшь. Я тут с ним рядом и пары минут не просидела, а уже смята в бумажку. Зачем сильной женщине ещё более сильный мужчина? Чтобы хоть иногда чувствовать себя слабой?»



Алёна Ершова

Отредактировано: 12.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться