Сгнившие кости. Том первый

Размер шрифта: - +

Глава 8

Многие воители, что не раз получали стрелу в колено, до хрипоты бы уверяли любого, что вынимать стрелу из раны – крайне неприятное и болезненное занятие. Однако, Хакон, вы нынешнем его состоянии был полностью с ним не согласен – лишь лёгкое непринятие того, что плоть раздвигается, а из неё вынимается острый инородный предмет. Боли не было вовсе – 

Хакон даже забыл о вонзившейся стреле, на время схватки и раскапывания завала, но теперь, вернувшись в склеп, он мог посвятить немного времени уходу за собой. 
С момента его поднятия прошло около недели, но лишь сняв верхние одеяния, дабы аккуратно вытащить стрелу, Хакон заметил появление трупных пятен – небольшие подтёки на коже были буквально в паре мест на руке, однако и то скверный знак, ведь за этим идёт окоченение… 

Новый поток воспоминаний нахлынул на неживого некроманта – он начал вспоминать те отголоски науки, что подарила ему годы правления над всем континентом. Любой некромант, при достаточном количестве материала, начинал изучения процесса посмертия – что происходит с сырьём для его научных изысканий, или же просто, трупами. 
После смерти, у людей, и подобно им, иных рас, начинался процесс покрытия трупными пятнами, через небольшой промежуток времени, тело начинала охлаждаться без тепла и окоченевать – мышечные ткани сокращались ввиду отсутствия тепла, но не могли расслабиться.

Когда тело окоченеет оно начнёт гнить и тот окажется стянут собственными гниющими мышцами, как, связанный самой крепкой и нервущейся верёвкой, пленник… В таком состоянии он не сможет не защитить себя, ни даже управлять скелетами, а поскольку гниение всех мышц займёт крайне большой срок, то он вполне себе может погибнуть в таком парализованном состоянии. Одно лишь грело душу – у него было время, ведь магия, с помощью которой он вселился в поднятое тело, замедляло гниение и разложения. Окоченение начнётся примерно через пару дней, а уже через неделю-другую он не сможет даже пошевелить и пальцем руки!

В сторону панику, лишь холодный расчёт и размышление о насущной проблеме – вот путь к спасению.

- Если я не могу остановить гниение тела, не с моими познаниями этого мира, то можно попытаться ускорить его – тогда паралич продлится на порядок меньше… Но как можно заставить гнить тело быстрее? Может стоит попытаться уничтожить плоть на костях с помощью некротической энергии, благодаря которой плоть гнила на скелетах? Это может сработать, но тогда стоит приступить сейчас, пока тело послушно… - Расхаживая из стороны в сторону, бормоча под нос, рассуждал Хакон. 

Стоило попытаться, иного шанса не представлялось – через день-два у него начнут окоченевать конечности, замедлиться моторика, а это может привести к плачевным последствиям во время проведения ритуала или заклятия… А ведь времени у него оказывается гораздо меньше, чем он сам рассчитывал лишь поверхностно анализируя ситуацию. 

Оставив тела вторженцев и заботы связанные с ними на потом, Хакон приказал всем скелетам собраться в его покоях, занавесив их куском порванной палатки и охранять его покой до тех пор, пока он не прикажет что-либо иное. 

Круг, начерченный кровью одного из ныне мёртвых искателей наживы, красовался посередине его личных покоев. Хакон в очередной раз проверил всё ли соответствовало стандартам, что сами возникали у него в голове. Помешательство ли, навязчивые мысли или интуиция – он верил безусловно этому чувство и рою мыслей, что клубились в его голове. 

Раздевшись, для проведения ритуала, он сел в центр круга и начал размышлять, ища некое вдохновение и подсказку к тому, как проводить таинственную волшбу, теряя собственную плоть – звучало это, как минимум, сложно, если не невыполнимо вовсе.

Медленно бормотание наполнило небольшую комнату, отталкиваясь от стен и врезаясь в уши самому некроманту. Он вторил слова древней силы, они были схожи с заклятием магической стрелы, наполненной некротической энергией, черпаемой из самого некроманта. Эти слова сами пришли ему на ум – он вытягивал энергию из себя и растворял её в собственной плоти.

Впервые Хакон почувствовал боль после своего воскрешения. Нет, даже не боль – это была агония, он еле удержался от вопля! Но он продолжил, стиснув челюсть, превозмогая боль, разливающуюся от конкретного участка плоти по всему телу. Он осмотрел место, куда впитал собственную энергию – кожа, вместе с огромным лоскутом мяса чернела на глазах, будто тлея, и отслаивалась. Затем, упав на пол, начала осыпаться прахом. Это то, чего он ожидал – всё должно сработать!

Лишь увиденный успех позволил Хакону продолжить – преодолевая боль и агонию, усталость, что разливалась по телу, он бормотал слова заклятия, раз за разом вторя и продолжая высвобождать и сразу же впитывать саму энергию смерти…

Спустя целую вечность страданий, Хакон осмелился глянуть на результаты своих стараний: левая рука, обе ноги, таз, и нижняя часть живота осыпались прахом, а края гнили на глазах, осыпаясь мелкими песчинками праха. Впав в апатию, некромант слабо чувствовал боль и лишь тихо стонал, при очередном взмахе руки, при котором он проводил по бренной плоти, что также как и в предыдущие разы гнила и осыпалась. Не различая пред собой ничего, Хакон продолжил свою истязающий ритуал – Рука поднималась всё выше и выше, медленно доходя до горла. Резкая мысль обожгла сознание экс-лича: если связки осыплются прахом, то как он сможет произносить заклятия дальше? Судорожно мысля, мгновение обратилось вечностью, холод возымел контроль над сознанием и откопал в подкорках сознания нужные слова… Не сбиваясь с ритма Хакон начал произносить слово за словом, окатывая зал всё новыми и новыми, всё более громкими, волнами древней магии, бормотание перетекало в шёпот, тот в обычную речь, а она в вопль, разносящийся по склепу! 



Xacon Arm Ares

#15661 в Фэнтези
#1206 в Боевое фэнтези

В тексте есть: dark fantasy, violence, necromation

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться