Шаг вперёд, два шага назад

Размер шрифта: - +

Глава 22

Сдерживая себя, я постаралась отвлечься и вспомнила историю Жанны. Мысли мои перетекли в иную плоскость. Я покосилась на чудовище и стала его разглядывать. Попробовала посмотреть глазами женщины, оценивая как мужчину. Получалось плохо, примешивалось личное отношение. Вспомнила первое впечатление на презентации журнала, тогда я его оценила как вполне привлекательного, даже очень. Если бы не глаза. Но, наверное, Жанну можно было понять: хорошая фигура, крепкое телосложение, лицо с правильными чертами. За счет линз ярко-зелёные глаза. Так-то они были серые, как покрытое льдом озеро в хмуром ноябре. Я уже рассмотрела, когда он был без линз. Русые волосы средней длины, которые всегда выглядели будто только из салона. Впрочем, лицо ему досталось от реально существующего Александра Боровского, я-то видела его другим, хотя помнила смутно.

Но главным в нём, конечно, была не внешность. А, как я предполагала, сбивающая сразу женщин с ног агрессивная мужественность. Брутальность, как принято сейчас называть, и что очень ценилось в наше время, потому что стало дефицитом. При этом не солдафон, не гопник, а обаятельный (если захочет!) умный мужчина с неким флёром загадочности и тайны. И, конечно, женщине сразу хочется её разгадать. При этом чувствуешь ходящую рядом опасность, и это придаёт остроту отношениям. Так я себе представила сейчас, что чувствуют женщины рядом с чудовищем.

Зверь с подозрением покосился на меня.

- Что ты меня разглядываешь? Мне щекотно.

Я хмыкнула и отвернулась. И молчала до подъезда к посёлку. Уже сгущались сумерки, надо было поторопиться. Проделав тот же путь, что и со Стасом, я с удивлением выяснила, что Алекс остановился на тех же двух вариантах, что и Крекшин. О чём ему и сказала на обратном пути.

- Вы со Стасом как два разлучённых близнеца в детстве. И ещё он к тебе неравнодушен! Вкусы у вас сходятся. К пентхаусу, он, кстати, тоже примеривался, но не потянул. Даже сейчас, вы оба остановились на двух одинаковых вариантах. И что-то мне подсказывает, что оба выберете потом один и тот же. Так что, кто раньше определится, того и выигрыш. Советую поторопиться.

- Стаса предупредишь или у меня есть фора?

- Предупрежу. Люблю справедливость и равные шансы.

- Ну и ладно, хотя я люблю иметь преимущества.

Он усмехнулся:

- Главное, чтоб вкусы в женщинах не сходились, а то точно передерёмся. Дом я ещё могу уступить, а женщину – нет.

- А ведь точно – сходятся. Если не брать меня в расчёт, то Вика Гранина уже как минимум одна точка пресечения.

А Жанна, быть может, вторая, подумала я.

- Стас к ней до сих пор неравнодушен?

- Не знаю, - пожала я плечами. – Уверяет, что нет. Не далее как несколько часов назад, сделал мне очередное предложение руки и сердца.

- Почему не соглашаешься? Стас хорошая партия для тебя.

- Для меня! – оскорбилась я. – А для кого плохая?

- Не кипятись. Я не ставил целью унизить тебя, почему ты всегда ищешь в моих словах подвох?!

- Тогда что ты имел в виду, когда сказал, что для меня?

- Не люблю оправдываться, но объясню, - разозлился зверь. – Я имел в виду всего лишь то, что Стас не только богатый и привлекательный мужчина, но и вас связывают общие интересы и работа. Вы оба журналисты, любите докапываться до истины, расследуете дела. Вы подходите друг другу.

- Хорошо, извини, - буркнула я.

- Что, не расслышал? – издевательски приложил он руку к уху.

- Я была не права, извини! – повысила я голос.

- Почему вы расстались? – спросил он.

Он спросил без интереса, почти равнодушно, словно желая просто поддержать беседу, а я поняла, что хочу рассказать. Я не могла ни с кем поделиться раньше, потому что мне нужно было именно это – чтобы меня хладнокровно выслушали. Без оценок, без комментариев, без эмоций. Эффект попутчика, когда ты можешь бесстрастно рассказать, не приукрашивая и не утаивая. Когда твоему слушателю нет дела ни до тебя, ни до других героев рассказа. В этом случае не примешиваются симпатии и антипатии, не ставится субъективная оценка поступкам.

Я не могла это рассказать друзьям Стаса, не могла рассказать своим близким, потому что они были на стороне Стаса. И даже Нине, которая была против него, тоже не могла рассказать. Именно по этой причине. Она бы поддержала меня, но была бы необъективна к Стасу.

Равнодушие Алекса к нашим двум персонам – вот что мне было нужно. И я начала рассказ.

           

Всё случилось в один момент. И я не знала как это объяснить даже самой себе. Любовь, а она была очень крепкой, даже подслеповатой – это подтвердят все те, кто мог наблюдать развитие наших отношений – вдруг исчезла в один миг. Испарилась, словно не было пяти лет влюблённости, слёз в подушку по ночам, крыльев за спиной в счастливые моменты, фантазий о счастливой семейной жизни и маленьких ребятишках с розовыми пяточками. В тот день как-то все маленькие случайности, на которые не обращаешь внимания или легко забываешь и прощаешь в другое время, вдруг соединились как кусочки мозаики в кривое зеркало, в котором я увидела искажённую картину наших отношений. Я словно прозрела, и моя любовь развеялась, как дурман.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться