Шаг вперёд, два шага назад

Размер шрифта: - +

Глава 25

Я поднялась к нему в пентхаус. Он встретил меня в драных линялых джинсах, которые сейчас так модны, и розовой рубашке, застёгнутой на пару пуговиц. На его мощной фигуре она выглядела не смешно, а стильно. На шее висели несколько цепей разной длины, на руке временами посверкивал браслет.

И опять же, ни на одном мужчине украшения не смотрелись так органично, как на нём. Я не встречала до него в жизни мужчин, которые бы носили украшения и при этом не вызывали неловкого чувства. А ему они шли. Так обычно естественно смотрятся вещи, с которыми человек срастается за свою жизнь. Как человек, выросший в роскоши с детства, не замечает её и выглядит в ней естественно. А он словно жил в эпоху, когда мужчины украшали себя ювелирными изделиями, и перенес то естественное их ношение в наше время.

Он смотрел на меня насторожённо, но ещё с легкой обидой. Я чувствовала.

Я протянула ему в одной руке торт, в другой банку селёдки.

- Ты сказал, что не любишь сладкое, но я опять решила проверить. А на случай, если сказал правду, принесла солёное. Что выбираешь?

Он усмехнулся.                                                  

- Третье. Я люблю мясо, во всех проявлениях, особенно копчёности.

Видя, как по моему лицу промелькнула тень отвращения, он нахмурился и уставился исподлобья.

- Значит, буду знать, чем тебя задобрить, - улыбнулась я. – А что, сладкое совсем-совсем не любишь?

- Если только чуть-чуть, - кивнул он.

- Тогда давай попьём чай. Угостишь?

Он нерешительно указал в сторону кухонного острова.

- Я ещё не очень тут обжился, но чай смогу налить.

Он начал шуршать на кухне, а я подошла к окнам.

- Красотища! Ты уже привык к этому виду?

- Ну, мне нравится, - нерешительно улыбнулся он.

- Да это потрясающе! Великолепно! Превосходно! – эмоционально потрясла я руками и покружилась.

Он недоуменно поднял одну бровь, скептически взирая на мой фонтан эмоций.

- Ну если так считаешь… - покачал он головой с улыбкой.

- Что? – подошла я с другой стороны стойки напротив него.

- Да ничего. Не надо уж так прямо… Я понял, ты чувствуешь себя виновато за вчерашнее. Но это уже перебор. Ещё чуть-чуть и мы будем чмокаться в щёчку, как лучшие подружки, и обсуждать наряды на вечер.

Я засмеялась.

- Ладно тебе. А ты не можешь не съязвить. У меня сегодня просто хорошее настроение.

- Из-за того, что я никого не убивал? - Алекс поставил передо мной чашку с чаем и принялся разрезать торт.

- Нет. Вернее не только поэтому. Я приняла для себя важное решение. И мне стало легко и хорошо. Ты хотел дружбы? Давай станем друзьями. По-настоящему!

- Что-то я уже пугаюсь…

- Погоди, я не закончила!

- Или не начала?

- Алекс!

- О, какие сподвижки! Я уже Алекс. А всего-то надо было чтобы на меня легло подозрение в убийстве. Если бы я знал, состряпал бы его в первый же день.

- Алекс! – уже строго призвала я его к молчанию, и он закрыл рот. – Так вот, мы будем друзьями, но дружба подразумевает обоюдное стремление к этому, понимаешь? Ты требовал доказательства моей дружбы, при этом раздавая приказы и угрожая мне. Это не дружба. И я выполняла, но другом тебя не считала. Теперь буду считать тебя своим другом, - заверила я его, а он на это испуганно скосил глаза к переносице, показывая своё отношение, - но и ты должен доказать что ты мне друг.

И я выжидательно уставилась на него, требуя ответного хода. А пока стала пить чай с тортом.

- Всего-то? – съёрничал он. - И как мне это доказать? Вместе сделаем секретик в песочнице или поклянёмся на мизинчиках?

Я миролюбиво улыбнулась, проявляя завидное терпение.

- Можно начать и с этого, тоже хорошее начало. Давай мизинец. Давай-давай! - подтрунивала я над ним, поставив локоть на столешницу и оттопырив мизинец.

Он ухмыльнулся и зацепился своим мизинцем за мой.

- Мирись-мирись, больше не дерись. А если будешь драться, я буду кусаться… Ой, - ойкнула я, произнеся последнее слово. – Нет, последнее мне не нравится, у тебя будет преимущество. Давай так, а кто будет драться, того поставим в угол.

- Нескладно.

- Я не поэт, - призналась я. – Может, ты?

- Выбирай на выбор: а кто будет драться, с тем надо обниматься, целоваться, посмеяться. Ну, или: тому – убираться. Я тоже не поэт, - хохотнул он.

- Ладно, давай сойдёмся на последнем. А кто будет драться – тому и убираться.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 17.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться