Шаг вперёд, два шага назад

Размер шрифта: - +

Глава 47

Утром я успела написать Алексу, что уехала из дома с тётей Светой. Когда мы вернулись, мне не терпелось увидеться с ним и всем поделиться. Но исчезнуть на пару часов оказалось не так легко. Стас меня обыскался. Дома, когда я собралась, спросили, к Стасу ли я собралась? Очень хотелось сказать да, но понимала, что если правда выйдет наружу, я навлеку на себя ненужные подозрения. И про Нину больше не наврёшь, Стас в прошлый раз меня чуть не поймал. Была мысль наврать про клиента, но была ли я на работе тоже легко узнать. Следовало признать, что у меня появилась тайная жизнь, которую приходится скрывать от всех. И это будет очень нелегко сделать. Тут же я подумала про чудовище, который вынужден жить этой тайной жизнью, и, впервые, я действительно почувствовала понимающее сочувствие к нему.

Я отозвала тётю Свету.

- Я хочу погулять, побыть одна, сходить к маме, – тихо сказала я ей.

Она понимающе кивнула. Благо дома творился фирменный дурдом, Варя с Шуркой что-то не поделили, а у тёти Жени был неудачный день, мелкие неприятности сопровождали её с утра, и, когда, она, замотанная, сожгла кастрюлю с забытой картошкой, обиду и усталость ей надо было донести до каждого члена семьи. В общем, моё желание побыть одной выглядело понятным.

- Прикрой меня. Одной – я имею в виду и без Стаса, он будет меня искать.

- Хорошо, – кивнула тётя Света.

Но я и правда пошла сначала на могилу к матери, договорившись с Алексом о встрече на квартире. Сколько раз я приходила сюда, но всегда с другими мыслями. Я оплакивала и страдала по человеку, которого совсем не знала, по вымышленному идеальному персонажу. Узнать, что твоя мать, которую ты почти двадцать лет наделяла самыми лучшими качествами в эфирных мечтах, была совсем не такой, это было… это было чувство, словно у меня выбили почву из-под ног. Словно всё, во что я верила, перевернулось вверх тормашками.

 

Не знаю, сколько времени я стояла, раздумывая, я потеряла счёт времени. Когда шла к выходу, там стоял человек и словно ждал меня, во всяком случае, смотрел в мою сторону. Я пригляделась и узнала в этом усатом и сгорбленном мужчине Алекса.

- Алекс, блин, я не узнала тебя! Богатым будешь.

- Куда уж больше? – шутливо возмутился он.

- Что ты тут делаешь?

- Знал, что ты сюда придешь. Ты, наверное, замёрзла. Даже я замёрз, пока тебя ждал.

- Я была так долго?

- Да. Хочешь согреться? – он протянул мне свою фляжку.

- Твое наркоманское зелье? Нет уж, спасибо, обойдусь.

- Тогда пойдём в кафе тут рядом, выпьем водки. Ты любишь водку?

- Очень, – усмехнулась я. – Ежедневно принимаю, для здоровья.

Мы шли рядом по заснеженной дорожке, снег похрустывал у нас под ногами. Снегири румяными колобками перескакивали с ветки на ветку заснеженных елей прямо перед нами.

- Я рад, что ты ещё можешь шутить, – осторожно заметил он.

Я удивилась его тону. Неужели он переживал за моё душевное состояние.

- Я понимаю, что ты привык к моим слезам, но вообще-то, я не плакса, а стойкий солдатик. Поплачу дома в подушку.

- Я никогда не считал тебя плаксой. Ты очень решительная и смелая девушка, – заверил он меня.

Нет, что-то странное с ним творится. К чему такая забота?

- Хотя иногда мне хочется тебя отшлёпать! – сказал он с неприкрытой угрозой.

- За что? – возмутилась я. – Что я опять натворила?

- Почему ты не сказала мне, что эти … – высказался он непечатно, – грабители хреновы, тебя тронули?

Несмотря на его чудной прикид, выглядел он сейчас всё равно устрашающе. Чувствовалось, что действительно зол.

- Именно поэтому и не сказала. Ничего страшного в итоге не произошло. Подумаешь, ударили. Даже синяка не осталось. И больно не было, правда-правда, – заверила я его.

- Они за это ответят, – сказал он так, что я поёжилась.

- Не надо тратить свою энергию на пустяки. Я уже забыла, и у тебя есть дела поважнее.

- Поднять на девушку руку, – продолжал возмущаться Алекс.

- А ты сам? Ты меня тоже бил! – напомнила я.

Тот даже встал от переполнившего его возмущения.

- Что-о?! Я тебя? Когда?

- А когда я ездила в Артемьевск, помнишь? Ты меня сначала напугал, а потом приложил в машине?

- Блин, Аня! – он стоял и глотал воздух, не находя слов. Как рыба шевелил губами беззвучно. – Это же разные вещи, не понимаешь?

- Нет. И словом иногда можно сильнее ударить, – намекнула я на все его прошлые грубости.

Я пошла вперед, он плёлся за мной и выглядел несколько ошарашенным.

Когда мы зашли в дешёвую забегаловку неподалёку, он попросил две рюмки водки, когда их принесли, он поднял, не чокаясь:



Маруся Хмельная

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться