Шагай осторожно

Размер шрифта: - +

Глава первая. Уж не от хорошей пенсии

 

Среда. 19:45

На небе отливает красным гранат. Стекает на косматые тучи, закрашивает и их яркими пятнами. Цвет пары мгновений, но всё уступает, когда он приходит и говорит "ныне мой час". Деревья, травы и эти самые тучи. Даже люди становятся будто чуточку горячее и лучше.

Однажды в меня попало солнце. И я теперь всегда ношу в себе закат.
Такой красивый. Такой замерший миг. Фото.

"Отослать".

19:50

Иногда пробки - то что нужно. Не видишь пользы в ходьбе? Ленив и неподвижен? Пара часов, и ты уже готов приседать, отжиматься и плясать румбу. Даже если и слово-то такое заморское слыхом не слыхал. Лишь бы движение.

На платформе не слишком многолюдно. Бабушка с внушительной поклажей. Пара мужчин за сорок. Да вот девица вбежала. Плюхнула чемодан около одной из одинаковых лавочек. Радостно потянулась, до хруста. Вот она-то как раз с пробки. Сразу видно.

Даже спустя пару минут энергия бурлит. И девушка качается на носках, трет руки. Периодически срывается в небольшие марш броски по перрону. От одной лавочки к другой. Иногда задумывается о чем-то, замирает. А потом трясет темно-каштановыми волосами так бурно, будто мысли стали материальными кусачими монстриками на её голове. И вот теперь она надеется их вытрясти. Получается? По крайней мере звук приближающегося состава с задачей точно справляется.

Первый. Второй. Энный вагон. Вот в этом самом может ехать твой суженый. А в соседнем – убийца. Главное не перепутать. Шагай осторожно. Юное создание подбирает чемодан и продвигается к ближайшему. Полагается на случай или вовсе не думает о значимости этого выбора.

20:05

"Привет, мой друг, ты не поверишь".

20:08

Цветные картинки и пятна под веками, тяжесть объятий Морфея на плечах. Усталость. Тепло новой куртки в которой еще не набралось изъянов. Легкий гул голосов где-то там, снаружи.

И писк. Вот он-то и пробудил девушку.

Она вздрагивает. Глаза свои карие осоловело распахивает. Сонная и взъерошенная. Прижимает сумку покрепче к груди, смотрит на электронный дисплей где как раз появилась надпись. «Гидропарк». Ей еще рано. В вагоне ничто не пищит и пассажирка решает, что показалось, наверное.

Вдох, выдох. Еще вдох. Какая-то ты нервная, дорогуша.

Девушка оглядывается по сторонам, приходя в себя. Решает, что ей стоит взять пример да даже вон с той соседки-бабушки. Сидит рядом как Будда. Сосредоточие покоя и смиренности пред миром в старческой оболочке и розовом шарфе. Улыбается чему-то своему. Светловолосая, загорелая. Теплая.

Мужчина около неё тоже спокоен. Только с него брать пример не хочется. Есть люди которым и на глаза попадаться нет желания. Острые. Громкие. Хищные. Даже если они любят мармелад и собирать киндеры, все равно взгляд отводишь, отодвигаешься. Вдруг задавит ненароком. Стоит, смотрит в стену. А на груди, поверх свитера в распахнутой куртке виднеется крестик. Качается. Туда, сюда, туда… гипнотизирует немного.

А у мальчонки рядом глаза голубые. Яркие-яркие. Как небо летом. А плащ желтый, с цыплятами. Такой смешной.

Ей так нравится людей разглядывать. Особенно когда в телефоне одиннадцать процентов осталось.

20:10

Остановка, еще остановка. И вдруг вагон дергается. Писк повторяется, уже четче и… гаснет свет. Поезд движется, но внутри появляется тоже, что и снаружи. Мрак. Зажигаются огоньки – экраны телефонов. Кто-то громко ругается на работников метро, качество обслуживания и соседа отдавившего ногу. Начинает плакать ребенок.

Просто замечательно.

Она пытается ухватиться за поручень рядом с сидением. Пальцы смикаются на жесткой ладони. Отдергивает руку, второй наконец-то нащупывает телефон в кармане. Свет освещает обладательницу жесткой ладони. Бабуля. Испугалась, наверное, и бросилась к ближайшему. Всё нормально.

И всё даже в порядке пока рядом не раздается баритон.

- Вам никуда не деться. Сдавайтесь. – Свет попадает аккурат на крестик и мозг сам дорисовывает картинку – острый взгляд, поджатые губы, черная куртка и зеленый свитер в полоску.

Из груди вырывается какой-то сып. Такими фразочками разве что герои кино обмениваются с зажатыми в угол преступники. И уж никак не случайные мужчины в метро. Сбивает с толку. А вот рядом не теряются.

- Боже правый, вы мне? – Может ладони у неё и жесткие, лицо с четким отпечатком старения, но голос вполне себе молодой. Мягкий. Сладкий. Мозг любительницы детективов хватается за детали даже когда это совсем не нужно.

- Не смейте его призывать! – Это уже кто-то другой. И тоже рядом. Кажется, будто выключение света послужило сигналом для какой-то актерской труппы, и она сейчас стоит посреди постановочной сцены.  Все играют свои роли, а ей забыли выдать текст.

- Хватит. Морок свой скиньте. – Снова мужчина.

- Не знаю о чем вы. – Пенсионерка.

- Мы изгоним тебя, нежить. – Неизвестный где-то за спиной.

- Ну уж нет. -  Никого, похоже, ничего не смущает. Не нервничающая толпа, не тряска в вагоне. Женщина преклонных лет хихикает как-то совсем по-девичьи. – Здесь гуляют такие вкусности.

Пальцы что-то решили дрожать. Огонек проскользил по плечам паренька из толпы  (не смотрящего даже на них) и упал на ладони бабули. Ступор. Шок. Когти, это же точно не маникюр, они били нормальные пару минут назад.


Ловит взгляд. Улыбается. Девушка четко видит клыки. Улыбается в ответ. Рефлекторно.

Это же гримм, да? Гримм?!

Сцена подходит к концу. Она понимает это уже в полете, куда заботливо отправляет третий говоривший. На голову сыплются какие-то блестки. Телефон грохается рядом, дисплей гаснет. А колено отдает внезапной болью.
Резко вспыхивает свет.

Толпа издает довольные звуки. Ребенок выключается только сейчас. Тишина, благодать. Порванная штанина.



Анжела Реллер

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться