Шагнув за радугу-2. Ночь Аиды

Размер шрифта: - +

10. Королевство Элтаннин. Пробуждение Ананты

- С-с-с-ю-у-да-а… Бли-ж-ж-ж-е… Иди-и-и ко мне-е… - голос плавился и извивался в моей голове, кусая мысли.

Я смотрела на себя и не видела собственного лица, вглядываясь в зеленые глаза, изумленно распахнутые и затуманенные дымкой страха, и понимала: на меня из темноты зеркала За-Гранья смотрю я сама.

Ощупывая тонкими пальцами своих неизменившихся рук чужие скулы, прикасаясь к рыжим жёстким прядям волос, упрямо падающих на лоб, обводя абрис губ заледеневшими подушечками, я не могла поверить в происходящее. Каким образом неуловимая иномирянка сумела стать мной, а я - ею? Судорожно вздохнув, я провела руками вдоль тела. Слава Ананте, моя фигура не изменилась: тонкая талия, изящные бедра, небольшая грудь и стройные бедра остались такими же совершенными. Чужой лишний вес в зеркале не отражался, под ладонями не ощущался. А лицо… Лицо я уж как-нибудь верну обратно, как только выясню, что происходит.

Вглядываясь в чужие глаза, я совсем перестала различать голос в своей голове, за что и поплатилась: богиня не терпела пренебрежения. И теперь, зажав виски ладонями, я валялась, скрючившись, на полу, тоненько завывая от боли, что кромсала изнутри внутренности и долбила в сердце острыми ледяными иглами.

- Кроф-ф-фь… Пи-и-ть… Да-а-й-с-с… - слова хлестали мой разум, требуя непонятно чего от измученной меня.

Я не понимала, чего хочет божественная Ананта, съеживалась и скулила, как обиженный ребенок, которого наказывали неизвестно за что. А зеленые чужие глаза смотрели на меня (в меня!) сквозь крепко зажмуренные веки сочувственно и в какой-то момент губы иномирянки дрогнули, выдыхая беззвучно: «Мочли!» И, прижав палец к своим искусанным устам в жесте молчания, лицо рыжей растаяло, смазанное моими слезами.

Чужое же, но все-таки мое лицо, побледневшее, с впавшими щеками, закушенной губой, искривлённое болью, таращилось из зеркальной тьмы ничего не понимающими глазами.

- Вс-тань! – прошипел ледяной голос, лезвием вспоров мой мозг.

Я застонала, собирая свое тело по кусочкам, пытаясь подняться на дрожащие ноги. С трудом поднялась на колени, по-прежнему изо всех сил сжимая виски, что ржавыми острыми жгутами раздирали тонкую кожу над отчаянно бьющимися жилками. Разлепив ресницы, склеившиеся от моих слез, сквозь мутную пелену боли я глянула в омут зеркала, надеясь увидеть там саму себя.

Из бездонной живой черноты, обрамленной изморозью и ледяными наростами, в меня яростно вглядывались красно-черные угли змеиных глаз, разрезанные напополам вертикальным призрачно-белым зрачком. Прекрасное в своем уродстве, совершенное женское лицо богини, верховной жрицей которой я стала в много лет назад, выступало из амальгамы, заново рождаясь в нашем мире.

Руки мои безвольно упали, тело отшатнулось назад, рот распахнулся в беззвучном крике, словно вместе с Анантой в радужный свет нарождалась и я: ее послушница, раба, соратница. Смертная, связанная нерушимой божественной клятвой.

Я отползала назад по сантиметру, наблюдая за тем, как обнаженное тело богини прорывается сквозь блестящую ткань зазеркалья: сначала лицо, затем голова с иссиня-черными волосами, извивающимися словно змеи, затем плечи, тяжелая грудь с темно-бордовыми сосками, торс, бедра. Раздался глухой чмок и обнажённое божество предстало передо мной во всем своем ужасающем совершенстве.

***

Перенеся райну Эдассих на ложе, укрыв меховым покрывалом, Эр Наг-Тэ задумчиво опустился в кресло, плеснул вина в кубок, повертел сосуд в руках и одним махом опустошил его. Прикрыв глаза, смакуя послевкусие, жрец размышлял, что ему делать с королевой, оказавшейся потерянным золотым драконом, наследницей почившей альфы.

«Что за магия такая? – назойливо билась в голове мыслью – Столько лет впустую! Бессмысленные поиски, чужие миры, тайные знания… А принцесса все это время жила припеваючи у меня под боком, приняв в себя чужеродную ипостась. И ее истинная сущность даже после совершеннолетия не вылезла наружу, не разоблачила себя ничем», - незнание бесило старого интригана, не позволяя разуму проникнуть в суть и вычленить зерно истины.

Раздраженно стукнув по подлокотникам ладонями, Эр Наг-Тэ скривился, отгоняя мысли, и стремительно поднялся. Время поджимало. Ночь полной Радуги, единственная подходящая за минувшую тысячу бесконечных лет, приближалась неотвратимо. В груди сладко сжималось ледяное сердце, легким холодком откликаясь на фантазии Верховного Жреца. Пожалуй, лишь он да еще жрецы, охраняющие вход в оазис Но-Ха, ведали истину.

Радужная ночь, которую с нетерпением ожидали на Тубане, несла с собой не просто живительную силу водопада Мироздания. Местные толкователи знаков предсказывали места появления божественных струй. Мастера порталов настраивали артефакты на мгновенные переходов в точки купаний. Многие собираясь в путешествие по снежным владениям Северных Диких в надежде окунуться в единственный вечный поток Мироздания.

И никто из свободного народа знать не знал, ведать не ведал, что раз в тысячелетие божественная магия способна будить богов, возрождать свергнутых идолов, даровать власть не просто над жизнью и смертью. Но над всеми мирами За-Гранья. Главное, в нужное время и в верной последовательности воспользоваться утраченными знаниями, спрятанными в древних легендах и сказаниях.



Ея Россо

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться