Шагнув за радугу-2. Ночь Аиды

Размер шрифта: - +

14. Иерофанта

«Мужчины, такие мужчины! В каком бы из миров они не жили!» - думала я, слушая неторопливую речь мага. Собственно, слушали мы все. Даже Фелино присоединился, вернувшись с таинственного задания,  на которое его оправлял Зерг.

Правда оказалась в том, что первенец альфы драконов всегда становился жрецом Аиды Ведо. И пускай свободный народ в большинстве своем не помнил эту богиню, не взносил ей молитвы, монастырь в оазисе Но-Ха тщательно хранил древнюю память радужного мира. И каждое божество в этом священном месте имело свой алтарь, свою нишу, где собранная и сохраненная по крупицам спала до времени древняя память предков. Про себя я дала другое определение этой истории: не хранили, а охраняли.

Хотя, если разобраться, кому нужна стародавняя истина? Люди всегда и везде подгоняют любую религию под себя. Помнится, кто-то из земных проповедников однажды объявил: «Хочешь разбогатеть, создай свою религию». На Тубане в действовала иная политика: желаешь власти? Верни древних богов, объявив себя их сыном, дочерью, верховным жрецом, да кем угодно! Главное, собственная убежденность в правоте и непоколебимая вера в то, что делаешь. А для достижения все цели хороши.

Наверное, в этот момент я все больше и больше понимала свою маму, что сбежала из этого мира, забрав меня собой. Утомительно жить и ждать подлого удара в спину. Даром что ты почти бессмертная драконица. Людям не нужно живое напоминание о богах. Они сами предпочитают быть творцами, в разрушительной силе своей не задумываясь о последствиях.

Кто первый родился, тому иерофантом и быть. Такова традиция. Такова воля божественной праматери. Хочешь - не хочешь, мнение первенца никого не интересует. Родился первым, в день совершеннолетия за тобой придут. Заберут в цитадель Матери богов, чтобы провести обряд. И станешь ты не человеком с ипостасью дракона, и даже не обыкновенной рептилией с магией вместо крови. А простой марионеткой богини, ее голосом, глазами, ушами, иногда телом, иногда вестником.

Я видела, как блестели глаза монашествующего мага, когда он с позволения райна Гримиума рассказывал нам о предназначении иерофанта. Я наблюдала радость короля, что его возлюбленная жена родилась второй, и ни при каких обстоятельствах не могла стать отражением божественной Аиды Ведо во всех Мирах За-Гранья.

Я чувствовала, как абсолютная пустота леденящим цветком прорастает сквозь горячую сердцевину солнечного сплетения и сантиметр за сантиметрам захватывает мои душу и сердце, пробуя починить себе моих драконов. Странное оцепенение окутывало мои тело и разум. Хотелось плакать. Даже нет, не так. Хотелось выть по-волчьи в отчаянье и от безысходности. Быть игрушкой в рука богини – что может быть хуже? Даже смерть приятней, на мой взгляд.

Монах что-то вещал размеренным и убедительным голосом. Зерг Гатто Норт не спускал глаз с Наташки, которая спала на кровати, свернувшись в калачик, заботливо укрытая любящими руками. в том, что Северный дикий не просто положил на нее глаз, а любит всем сердцем и сердцем зверя, я подозревала давно. Сегодня утром богиня, впервые открыв дверцу в мой разум, подтвердила мои догадки.

Райн Гримиум сочувственно поглядывал на меня и отводил взгляд. На лице юного Фелино явственно читалось сострадание. Еще бы, дикие и своенравные коты прекрасно понимали, каково это – вдруг перестать быть собой и стать цирковой собачкой на поводке, выполняющей чужие приказы.

«Интересно, а какие плюшки положены иерофанте?» - мелькнула невеселая мысль. «Какая, к радуге, разница! – рявкнуло мое упрямство. – соберись, тряпка! И скажи мне, что ты собралась подчиниться этому недомужку в юбке?! И остаться тут прозябать безвольной куклой?!»

От собственного возмущенного вопля я вздрогнула так явно, что маг замолчал, а четыре пары мужских пар недоуменно уставились на меня. Чтобы успокоить свою ведьму и немного прийти в себя, я поднялась к креслу и направилась к окну. Выпила воды и поняла что с удовольствием пригубила бы  что-нибудь покрепче. «Какой там пригубила, ха! Скажи уж – напилась бы в хлам, в дымину, в дрова, - фыркнул… золотой дракон. - Ага, и в караоке поорать и пар выпустить! – тут же подхватил черный».

«Заткнитесь все! – заорала я мысленно, и в благодатной тишине мелькнул хвост мыслишки: «Кажется, я схожу с ума!»

Резко развернувшись к по-прежнему молчащим мужчинам, я грубо поинтересовалась у Гримиума:

- Выпить найдется?

Монах поднял голову и, пристально глядя на меня, ласково вымолвил:

- Иерофанта, выпивка не изменит твоей судьбы.

- Не вам решать мою судьбу, милейший, - с превеликим удовольствием я выпустил,  наконец, наружу свою добропорядочную язву. – Не вам, не Аиде, не чертову жрецу. Никто не будет за меня решать, что мне делать и как мне жить. Ясно?

Маг поджал губы и разглядывал меня, как нечто диковинное. Зерг Гатто Норт прятал улыбку, отвернувшись к все еще спящей Наташке. Гримиум задумчиво теребил свой подбородок. Фелино едва скрывал смех в уголках рта.

- Вилда, мастер Раст-А-Бан, прошу вас, - поднимаясь, примиряюще поднял руку король. – Нам всем пора подкрепиться и отдохнуть. Утро выдалось нелегким.

Дверь открылась, и в комнату вошел молоденький служка, таща понос, уставленный тарелками с закусками. Венчал сей шедевр запотевший графин с чем-то темно-красным внутри.



Ея Россо

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться