Шагнув за радугу-2. Ночь Аиды

Размер шрифта: - +

6. Королевство Элтаннин. Пробуждение (РАБОЧЕЕ НАЗВАНИЕ)

6. Королевство Элтаннин. Пробуждение (РАБОЧЕЕ НАЗВАНИЕ)

 

Почти час он наблюдал за тем, как корчиться женское тело в агонии страсти, почти физически ощущая присутствие демона в пещере. Эдассих стонала и металась, выгибалась кошкой и растекалась медузой по ложу, заваленному меховыми покрывалами. Эр Наг-Тэ осознавал, что не-бог демон Вритру, набирая силу, сумел ненадолго вырваться из темноты заточения и ворваться, а, вернее, золотой змеей вползти во сны королевы.

Жрецу не составляло труда представить, что происходило сейчас в Храме Огня Бессмертия. Скривив губы в улыбке, он, прикрыв глаза и потягивая любимое вино, перед его глазами проносились картины далекого прошлого, когда он был молод, а демон царил на планете единолично. Стоны, время от времени разрывающие тишину грота, делали картины ярче и живее. Не раз и не два присутствовал Эр Наг-Тэ на церемонии слияния змея и избранной им жертвы.

Но за века ни разу ни одна из наложниц не родила сына от не-бога. Полуженщины-полузмеи, дракайны – только их производили на свет жертвы демонического произвола. Дети демона не ведали страха, не имели сердца, у них напрочь отсутствовали любые эмоции, кроме жажды власти и тепла. Им не нужны были мужчины: достигнув возраста половозрелости, дракайны получали от старейшин рода кровь их прародителя и спустя время производили на свет очередную девочку.

Суть обряда зачатия не открывалась никому. Его знали только патриархи рода - хранители знаний – потомки детей, рожденных от первых женских существ разных родов и племен, отдавшихся по доброй воле или насильно взятые не-богом демоном Вритру на алтарях своих Храмов. Ныне эту тайну оберегали пуще жизни и магии. Верховному жрецу так не удалось докопаться до сути ритуала. Женщины, допущенные к таинству, обрядовые сутки теряли из памяти навсегда.

Магия Эр Наг-Тэ оказалась бессильной против ментального блока в головах тех, кому позволено было зачать. Ни одну и не две похитил он в свое время, чтобы раскрыть тайну патриархов.

«Кто владеет информацией, тот владеет ситуацией и мирами в целом», - усмехнулся про себя жрец, наблюдая за последними аккордами добровольно-принудительного совращения райны Эдассих. Наполнив бокал очередной порцией вина, откинувшись вновь на спинку кресла, вольготно развалившись в нем, жрец снова отпустил вожжи воспоминаний.

Дети в мире Ар-Им рождались все чаще слабыми, с каждым поколением возраст деторождения у дракайн наступал все позже и позже, а здоровых малышей, магически одаренных, способных выжить в суровом мире, появлялось на свет хорошо, если пять из пяти. Зачастую из десяти беременных самок полноценными дракайнами-детьми, в чьих жилах текла горячая магическая кровь, радовали свой клан только две-три особи.

Их умирающий мир не располагал ресурсами для продолжения рода, и женщины-змеи из поколения в поколение рождались и умирали, объединенные единой мыслью: захватить Тубан, вернуть себе светило и возможность вынашивать змеенышей в тепле и влаге. Магия была кровью дракайн, а кровь – их магией. В одной капле заключалась вся магия: домашняя, целительная, походная – и любая задача решалась сиюминутно, если сформировано точное желание.

Владеть магией учили чуть ли не с пеленок, под строгим, а зачастую очень жёстким и даже жестоким контролем. И только боевая, живородная и межмирная магия переходов не жила в венах дракайн, а потому полностью отсутствовала в Ар-Име. Благодаря этому Эр Наг-Тэ удалось добиться почти полного повиновения со стороны всех кланов Ар-Има. Только он владел тайной Камней Света, которые в ледяном мире женщин-змей ценились больше, чем жизнь любой из ехидн. Попросту говоря, только жрец знал, в каком из миров За-Гранья эти камни – всего лишь элементы запутанных узоров в старинных каменных садах.

Жрец отставил бокал и раскрыл глаза, жадно впившись взглядом в женское лицо, искаженное страстью. Еще минут и наступит кульминация: не-бог демон Вритру примет свой истинное обличье, иллюзия исчезнет и маленькая глупая райна Эдассих, наконец увидит, кому с такой страстью отдавалась на черном алтаре в странном храме. Эр Наг-Тэ очень любил этот момент, ужас и желание, смешавшись в коктейль убойной силы, вырывались наружу, и бедная жертва практически теряла рассудок, за секунду осознав всю подлость происходящего. Не в силах вырваться из объятий демона, не имея возможности укротить умело разожженное вожделение, женщины бились по демоном то ли в экстазе, то ли в бешенстве, то ли в агонии страха. Магия Вритру не давала им забыться, и падая в глубины оргазма, жертва с кристальной ясностью осознавала, кто в этот момент рвет ее тело.

И этот протяжный крик-вой, что срывался с обожжённых демоническими поцелуями губ из сорванного женского горла, любил впитывать всеми фибрами своей холодной души и порами змеиной кожи Верховный жрец. За минуту до конца выпуская на свободу свою ипостась. Вот и сейчас огромная золотисто-серая змея, раздув капюшон и распахнув пасть, тяжело дышала, насыщаясь эмоциями Эдассих, которая билась под демоном в смакуя женский экстаз, вкупе с ароматными нотами страха, и волны упоения колыхали гладкую кожу древней рептилии сладкими судорогами.

 

***

 

В первую секунду, когда Эдассих удалось, наконец, вырваться из объятий странного страшного сна и разлепить ресницы, ей показалось, что над постелью зависла еще одна змея. Королева вздрогнула, зажмурилась и замерла парализованной перепуганной птичкой. Придя в себя и набравшись смелости, райна заставила себя раскрыть глаза и подняться с кровати. В какой-то момент на нее накатила паника: шкуры лайс опутали тело и Эдассих показалось, что демон прошел сквозь сон в реальность и снова крепко держит ее, не давая вырваться и глубоко вздохнуть.



Ея Россо

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться