Шагнув за радугу-2. Ночь Аиды

Размер шрифта: - +

7. Сквозь Пояс Ириды (РАБОЧЕЕ НАЗВАНИЕ)

- Черт! Черт! Черт! – я вскочила с крыльца так резко, что зацепила ногой кофейную кружку, которая стояла на ступеньку ниже места, где мы сидели. Наташка вздрогнула и инстинктивно подскочила следом, едва не чертанувшись через чашку, подкатившуюся ей под пятку.

- Что?! Что случилось?! Что ты видишь?! – закричала подруга, ошалев от моего вопля.

Я стояла в метре от крыльца, яростно кусая губы, с силой сжимая и разжимая кулаки, чтобы усмирить черного дракона, который стремился вырваться на свободу и мчаться то ли спасать сестру, то ли убивать Егора. Хотелось выть от беспомощности и осознания того, что мы все равно не успели и райна Эдассих уже находится в лапах Верховного жреца. Перед глазами так ярко вспыхнула картинка, мучавшая меня все утро, что я снова застонала от бессилия и, плюнув на все приличия, выпустила зверя на свободу.

Черным могучим вихрем взлетела я-дракон, краем глаза заметив, что Наташку вихрем от взмаха черных крыльев снесло с ног на землю. Но меня это не остановило и не успокоило. Я влетал все выше и выше туда где разгорался иномирный рассвет, где радужный пояс Ириды наливался силой и мощью. Где ветер обжигал ноздри и охлаждал антрацитовую кожу, горевшую огнём ярости. Не знаю почему, но черный ящер был ближе мне по духу.

Могучий и злобный, наделенный даром смерти и не восприимчивый к магии, он, тем не менее, не убивал без раздумий. Вопреки врожденной способности черный дракон сначала защищал, и только в самом крайнем случае уничтожал навсегда. Без возможности возродить душу в каменном саду Аиды Ведо.

Злость потихоньку таяла, слезы высыхали внутри меня-человека: черные драконы не умеют плакать. И этим мы тоже с сущностью моей очень похожи. Сколько себя помню, всегда считала слезы признаком слабости. Плакала редко, но метко. Но всегда в одиночестве. Гордость не позволяет прилюдно проявлять чувства.

Холодный воздух щекотал ноздри, крылья поднимали все выше. Я помнила сроки из книги, подаренной мне праматерью Миров: «Кровь воина и сила Белого Змея дарует черному дракону возможность жить везде: в небесах и пространствах межмирья, в глубинах океанов и в жерлах вулканов». Я и летела без страха, туда, где никто,  кроме черного гада, выжить не мог.

Придя в себя на немыслимой высоте, я изогнула шею, всматриваясь вниз. Странный мир, в который мы попали, даже с космических высот оправдывал свое просторечное название. Прозрачная разноцветная дымка окутывала планету Тубан, напоминая драгоценный камень, что лежит на ладонях вселенной и переливается всеми цветами радуги.

Радужный мир с не очень радужными делами и поступками. Древними богами и демонами, которым не спится в своих темницах. С не менее старыми скучающими создателями, которые от нечего делать заманивают великовозрастных дам в силки фантазий, провоцирую на глупости. И настоятельно рекомендуют без права выбора пройти божественные испытания на грани жизни и смерти. У любого живого существа всегда должен быть выбор. Мы сами творим свою судьбу,  всегда это верила. Потому жутко бесила мысль, что Аида Веда наше попаданство спланировала своей волей, приведя двух умных женщин как овец на веревочке в нужное время к нужному месту.

Почувствовав, как во мне снова просыпается раздражение и злость на всех богов и демонов вместе взятых, я-дракон глубоко вздохнула и от душу рыкнула во всю мощь легких, выпуская из пасти вместе с ревом мощную струю огня. «Выплюнув» пару раз из себя бешенство и ярость, с легким сердцем, сложив крылья, я камнем рухнула вниз. Адреналин в крови разгорался вместе с воем ветра в ушах, хотелось орать, и я заорала. Точнее, заревела во всю мощь драконьих легких.

Ворвавшись в атмосферу планеты, я распахнула крылья и поймав потоки ветра, успокоившись, начала спускаться к охотничьему домику. В голове пробудилась вполне человеческие мысли о том, что я оставила перепуганную моими воплями Наташку одну на земле. «Черт! Хорошо, если она мужиков не разбудила, увидев мое необъяснимое бегство, - скривилась моя человеческая ипостась внутри рептилии. – Что-то я стала чересчур возбудимой в этом мире. Пора возвращать свое хваленое ледяное спокойствие обратно!»

С этими мыслями я-дракон тяжело рухнула всей своей огромной тушкой на землю, пропахав идеальную лужайку лапами и хвостом. Что поделать, летаю я редко, поэтому приземляться с драконьим достоинством пока не научилась. Вернув себе человеческий облик, я натянула на лицо маску невозмутимости и пошла к домику. На крыльце п-прежнему в гордом одиночестве стояла Наташка. Рассерженная и испуганная, подруга стояла, уперев руки в бока и зло прищурившись смотрела, как я приближаюсь, всем своим видом демонстрируя любимую фразу Карлсона: пустяки, дело-то житейское.

-  Все, все, сдаюсь! – подняв ладони в примирительном жесте, опережая Наташкино возмущение, воскликнула я и поблагодарила. – Спасибо, что парней не разбудила.

Глянув на подругу снизу вверх, плюхнулась на ступени крыльца. Наташка яростно зашипела, постояла-понависала надо мной и также молча присела рядом. Скосив глаза, я наблюдала, как медленно втягиваются мощные когти, преображаясь в красивые женские пальцы. Очередная глупая мысль мелькнула ужом в голове: «Хорошо хоть маникюр-педикюр успели сделать перед авишоу. Шеллак на руках и ногах. А то ходили бы сейчас как лахудры с облезшим лаком и потрескавшимися пятками».

Пока Наташка успокаивалась и усаживалась рядом, я продолжала радоваться мелочам попаданской жизни. Вчера вечером, пересилив собственную неловкость, я поинтересовалась у Алейны, приставленной к нам в роли горничной: какими средствами местные дамы удаляют ненужную растительность на теле. После чего девушка устроила нам экскурс в ванную комнату, продемонстрировав армию бутылочек и флакончиков, предназначенных для женской красоты. В том числе и крем, с помощью которого в домашних условиях можно быстренько сделать депиляцию., не прибегая к услугам скульптора тела. Вот так причудливо в этом мире называли косметологов.



Ея Россо

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться