Шахматы богов 3 - Кингчесс

Пролог

Мир Иол. 6247 год от катаклизма.

Священная Кальдеранская империя была так названа, потому что занимала всю площадь единственного в мире Иол материка – Кальдеран. От сурового снежного края на севере и до жарких тропических лесов на юге, все земли принадлежали одному государству. Самому большому, самому сильному и самому стабильному за всю историю этого мира. Много разных эпитетов подошло бы к описанию этой страны, но даже все они вместе взятые не смогли бы помочь воображению нарисовать полную картину. Так было, потому что основой, центром принятия решений и единственным власть имущим  в стране был император. Салазар Хааг, так звали этого величайшего разумного, когда–либо  рождавшегося в мире трех лун. Он был основателем и единственным императором,  управлявшим страной вот уже триста четырнадцать лет. Давным–давно, с помощью хитрости и силы образовав в глубине запретных земель свое государство, он огнем и мечом прошелся по всему континенту, не оставив своим врагам и шанса. Минули века с тех пор, и не осталось в живых разумных, которые бы еще помнили те старые времена. 

– Этот длинный путь как бесконечный сон. Если в мире не останется больше места для меня, я с радостью его покину.

Немного сипловатый баритон императора эхом раздавался под сводами огромного церемониального зала дворца. Отделанный белым мрамором и украшенный по последнему слову дизайнерской столичной моды, он вмещал более двухсот разумных. Здесь владыка Салазар устраивал приемы и вершил суд. Здесь приносили ему клятву верности все вассалы.

– Кто же пробудит меня от вечного сна? В нем больше нет красок. В нем вы больше не ждете меня. В нем не осталось будущего.

Сейчас в зале император был один. Проведя рукой по спинке трона, такого же белого, как и все вокруг, он внимательно осмотрел свою ладонь, будто бы ища на ней следы пыли и чему–то улыбнулся.  Несмотря на возраст, на его светлом лице не было не одной морщинки. Вечная молодость являлась его секретом. Одним из многих, который знали лишь самые близкие к нему разумные.  Много ли их еще осталось?

– Император Салазар именем народа приказываю Вам сдаться!

Гулкий звук от удара тарана, врезающегося в массивные оббитые железом двери церемониального зала, тут же вывел императора из ностальгического состояния.

– О, а они довольно быстро смогли разобраться с дворцовой охраной.

Это он подбросил повстанцам способ, с помощью которого можно освободиться от клятвы верности. Даже заговоры в этом государстве осуществлялись под его чутким руководством. Сколько их уже было подавлено, император давно сбился со счета. Это был самый удобный и верный способ очистить правящие ряды от мусора и гнили, ведь сердца разумных так слабы. Им нужен только  повод, маленький шанс получить хоть что–то сверх нормы. Но сейчас император не намеревался пресекать этот заговор. Ведь его сон подходил к концу. Уже скоро в новой главе его жизни появятся первые строки.

Тем временем двери не выдержали последнего удара. Одна из них поддалась напору и с грохотом упала на мраморный пол зала, открывая проход мятежникам.

– Убить его! Главное завладеть символами власти, и тогда страна будет наша!– Крикнул своим подчиненным воин в блестящем серебристом доспехе с красным, развевающимся за спиной плащом.

– Всего десяток архимагов и тридцать рыцарей? Вы меня совсем не уважаете. – С обидой в голосе сказал Салазар глядя на то, как выстраиваются в боевую формацию воины.

Рыцари в доспехах стали впереди, за ними маги подняли свои посохи. Прошла секунда и вот первый магический удар уже устремляется в сторону императора. Салазар предугадал этот ход, и лишь взмахнув рукой, выставил перед собой щит из чистой магической энергии. Его сила сделала этот участок пространства нестабильным, и любое попадающее в него заклинание попросту теряло свою мощность.  Их атаки были похожи на ручей, стремящийся пересечь поперек полноводную реку. После этой атаки, он создал около мятежников область пространства, из которой откачал весь воздух. Когда император развеял свою магию, всех противников под давлением втянуло в центр этой области, сбросив в одну кучу. Затем он взмахнул своей второй рукой и всю эту толпу охватило синее пламя, оно имело намного большую температуру горения, и буквально за считанные секунды от мятежников остался лишь пепел.

– Ну хоть бы для вида могли посопротивляться. – Скептически заметил Салазар, оценивая исход битвы.

Развернувшись к своему трону, он бросил на него последний ностальгический взгляд.

– Прощай мой цветок. Нельзя тебя здесь оставлять иначе смута никогда не закончится.

Достав из ножен полуторный меч с прямым обоюдоострым клинком, он совершил им вертикальный взмах, и пространство под троном как будто бы разделилось надвое. В это же мгновение белый трон пропал в образовавшейся дыре, которая тут же затянулась. Мироздание можно поранить, но оно всегда восстановит все как было.

Из церемониального зала был еще один выход. Он вел на балкон, с которого открывался вид на прилегающую к дворцу парадную площадь. Сейчас на ней собралось, по меньшей мере, две тысячи солдат мятежной армии, которая взяла дворец в осаду. Оценив масштаб всего мероприятия, Салазар перехватил свой меч левой рукой, а правой снял с пояса кнут. Трон, меч и кнут, именно они являлись символами власти императора.

– Нехорошо все так оставлять. Ведь после его ухода, они заберут немало жизней обычных жителей империи. Овцы не должны страдать из–за дурости пастухов.

Он был безжалостен к врагам и держал в страхе союзников. Равнодушный. Бессердечный. Его называли по–разному, но это был лишь образ, который он пытался создать для простого обывателя. На самом же деле он заботился о своем народе. Всегда следил, чтобы не было голода, чтобы соблюдались законы, а налоги были сопоставимы с доходами населения. Но все это терялось на фоне безжалостных казней, устраиваемых его тайной полицией и карательных походов в мятежные провинции.  И сейчас он последний раз покажет свою силу.



Ткачев Сергей

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться