Шаман-2. Родительская любовь

Размер шрифта: - +

10.12

Перелёт в этот раз дался мне тяжелее обычного. То, что хирург Извольский с лёгким пренебрежением называл психосоматикой, развернулось во всю мощь. Меня тошнило. До специальных пакетиков, хвала духам-защитникам, дело не дошло, но, промучившись семь часов то засыпая, то просыпаясь, из самолёта я вышла совершенно белая.

- Дурдом, - пожаловалась я, цепляясь за руку жениха. – А можно мы обратно поездом поедем?

- Думаешь, тебе там будет легче?

- Я с ужасом думаю, что будет, когда начнётся настоящий токсикоз.

По сроку мне утренняя тошнота ещё не полагалась, но я так напряженно её ждала, что заранее чувствовала себя отвратительно. Потому и психосоматика.

- Ты устанешь в поезде, - ответил Изга, сопровождая меня к залу выдачи багажа. – Лучше переждать несколько дней и полететь самолётом.

Я кивнула, мысленно откладывая идею в ящик с наклейкой «подумать». Был повод задержаться в столице. Как только женщина узнавала о беременности, ей полагалось сдать огромное количество анализов. Как ни крути, а в частной клинике это гораздо удобнее, чем где-нибудь в районной больнице под Якутском. Да и с жильём проблем не наблюдалось. Георгий уговорил меня подождать с продажей квартиры. «Пусть будет. Есть, пить не просит, ежемесячная плата за неё небольшая, оставим пока».

Однушка-студия у меня в жилом комплексе недалеко от главного офиса «Альянса». Никакого выпендрежа с приставкой «элит», обычный комфорт-класс: закрытая территория, подземная парковка, охрана с видеонаблюдением. Ах, да. На первом этаже в подъезде был душ для собак. Им там лапы мыли после прогулки. Всё, как в Европе. Я уже представляла выражение лица Изги, когда мы пройдём мимо. Якуты не держали собак дома. Да и выросший в деревне шаман не представлял крупного волкодава вне пределов его будки. Интересно, считал ли чихуахуа за собак? Видел ли их в специальных костюмчиках и тёплых носках? Ох уж мне это столкновение двух разных миров. Сплошной культурный шок и с той, и с другой стороны.

В машине мне стало немного легче. Небоскрёбы на фоне неба больше не двоились перед глазами и не наползали друг на друга. Я дышала знакомым смогом и никак не могла заново к нему привыкнуть. Город вонял. Не дымом из печных труб, как якутские деревни, а чем-то промышленно-химическим, удушливым. Нет, к столице никаких претензий по-прежнему не было. Каждый город отличался неповторимым ароматом. Но если сравнивать его с чистой до прозрачности тайгой, то нос невольно морщился. Полгода мне хватило, чтобы перестать считать Москву домом. Я ехала в свою квартиру и даже мысленно называла её просто квартирой. Жилыми метрами. Чуть ли не гостиничным номером.

- Надеюсь, холодильник действительно пустой и его не страшно открывать, - в полголоса сказала я шаману. – Просила подругу убрать продукты, а вещи из корзины для грязного белья просто выбросить. Вместе с корзиной. Она фотки присылала. Вроде сделала.

- Не доверяешь?

Я вздохнула, глядя в окно. Никто из бывшего окружения не понял моего поступка. Дауншифтинг давно не в моде и не в почёте. Карьера опять же, бизнес отца…

- Доверяю, но мы почти поругались из-за этого. Раз десять прозвучало, какая я дура.

- А ты сама как думаешь? – внезапно на полном серьёзе спросил шаман. – Полгода прошло, ты лучше узнала меня. Стоили наши отношения переезда?

Я покосилась на водителя такси. Он молча крутил баранку и делал вид, что не слышит тихого разговора на заднем сидении. Солнце светило не по-весеннему жарко, Москва опустела на майские праздники. Все ринулись за город отдыхать. Скучала ли я по прежней жизни? Конечно, скучала. Чаабатту с дырками, как у сыра, пекла сама, а хотелось той самой, из пекарни. Огней ночного города хотелось, вида из окна тридцатого этажа. Шоппинга среди недели, когда магазины пусты и всё внимание продавцов принадлежит тебе. Детских площадок для дочери, кукол, платьев. «Давай останемся, - вертелось на языке. – Недели на две, как будто я в отпуске. Погуляю – и меня отпустит». Но Георгий спрашивал о другом.

- Конечно, стоили. Я жила здесь совсем одна. Мне стыдно тебя в квартиру приглашать. Единственная комната и та выглядит хуже запущенной холостяцкой берлоги. Я была тем, кем не хотела быть и делала то, что мне совсем не нравилось.

Уверенность из голоса никуда не исчезла. Даже с тоской по тому хорошему, что было со мной в столице, я ни разу не пожалела, что рухнула в том вертолёте почти на голову шаману Изге.

- А всё потому, что я не жила. Меня не было. Я нашла себя только рядом с тобой.

Он крепко сжал мою руку и слова «я люблю тебя, Георгий» оборвались поцелуем. Променяла бы я его на прежнюю жизнь? Вы смеетесь? Конечно, нет! Но мысль «почему бы не пожить немного в столице» уже ворочалась маленьким червячком в груди. Подожду пока. Вдруг шаману здесь понравится? Хотя бы чуть-чуть. Встретится на свадьбе с Сергеем Контом, отвлечётся на обещанный банкиром мальчишник и другие мужские развлечения. Нахватается положительных впечатлений, а потом я об анализах в клинике осторожно заикнусь. Я ведь не собираюсь здесь оставаться. Погуляю немного, наемся досыта, накуплю всякой всячины – и домой полетим.

- Первая башня, говорите? - напомнил о себе таксист.

- Да, здесь направо, - распорядилась я. – Остановитесь у автобусной остановки.



Дэлия Мор

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться