Шаман-2. Родительская любовь

Размер шрифта: - +

Глава 5. Мазур

Мазуров жил в хрущёвке на станции метро «Технопарк». Вложился год назад в строящуюся квартиру, оформил на неё ипотеку и терпеливо ждал установленного в ДДУ срока. А пока ходил пешком на пятый этаж и хранил на балконе велосипед вместе с лыжами. Обычный законопослушный сотрудник федеральной службы безопасности. Официально так должны были думать все. А неофициально Изгу не интересовало, откуда Глеб брал средства на изгнание духов. Ценник шаман в первую их встречу выставил стандартный. Рассчитывал отпугнуть. Не хотелось попадать под пристальное внимание «органов» как бы Соколовский не настаивал, что «Мазур свой человек и всякой ерунды за ним никогда не водилось». Духи у него над головой сидели настолько забористые, что Изгу брала зависть. Заставить таких ребят насылать кошмары – это нужно умудриться. Кто-то из японских шаманов стрелял из пушки по комарам. Но не бывшему хирургу Извольскому их судить. Могут? Хотят? Делают. Обычным способом призрачных гостей было не выгнать. Договариваться пришлось. В итоге Изга сам вырос как шаман и мысленно благодарил неизвестного японского соперника.

- Я как будто в прошлое каждый раз возвращаюсь с твоей хрущёвкой, - ворчал Соколовский, выходя из внедорожника. – Белья на верёвках не хватает. И бабушек на скамейках. Куда они делись, не знаешь?

- Веб-камеры на окнах развесили и наблюдают за нами, сидя на диванах. Реалити-шоу «Наш двор». Проститутки, наркоманы, подозрительные личности.

- А доносы вам на электронную почту строчат?

- И такое бывает, - хитро улыбнулся Мазур и захлопнул дверь багажника.

Судя по объёму чёрного пакета, бутылок с алкоголем было больше, чем две. Донёс их Глеб до подъезда профессионально. Ни разу не звякнув стеклом. Но Изга всё равно слышал старческое кряхтение: «Опять бухать собрались, алкашня. И когда на них управу найдут?» Но шутки шутками, а добровольная охрана своё дело знала. Глеб объяснил, что лично знаком с каждой бабушкой. И если под окнами появляются действительно подозрительные личности, то на сотовый телефон приходит звонок. «Глеб Викторович, премного извиняюсь, что приходится беспокоить в неурочный час, но у нас ЧП». Так что врасплох их маленький мальчишник люди Шульгина уже не застанут.

- Ты как будто до сих пор живёшь под прикрытием, - ворчал Соколовский, поднимаясь на пятый этаж. – Быть ближе к народу у вашей конторы особый вид пытки?

- Любимая забава, - беззлобно ответил Глеб, гремя ключами, - давай я не буду в очередной раз бухтеть про «не место красит человека», хорошо?

«А человек живёт так, как ему нравится» - мысленно закончил фразу Изга и зашёл в квартиру друга.

Представить циновки, репродукции японских гравюр и сад камней в хрущёвке было едва ли возможно. Одним духам ведомо, сколько Мазур потратил времени на обустройство пространства. «Дурная городская энергетика» сдалась под натиском медитаций и духовных практик. Камлать здесь было одно удовольствие. Но шаман с тоской смотрел на идеальный порядок и продуманный минимализм. Ни единого признака женской энергии. Андрей с Глебом ударились в две противоположные крайности. Один уже начал записывать в блокнот имена своих женщин, а другой наглухо от них отгородился. «Слишком опасно рядом со мной. Я устал терять тех, кого люблю».

Первую звали Наташа. Её посадили на наркотики за то, что молодой Мазуров избил лучшего друга главаря дворовой шайки. Самому Глебу даже не угрожали, он пошёл служить в армию. А когда вернулся, девушку было поздно спасать.

Вторую назвали в честь богини Аматэрасу. На её спине был выбит брат-близнец того дракона, что обнимал вытатуированным хвостом плечи Глеба. Дочь одного из членов триады. Японка с белоснежной кожей и лисьим разрезом глаз. Отец Аматэрасу так не хотел, чтобы русский становился его зятем, что предпочёл потерять дочь. Пожертвовал ею в войне кланов. Мазуров до сих пор смотрел в небо и шептал её имя. «Живи, - просил шаман, - души мёртвых тянут за собой к Эрлику» Но он его не слышал.

- Устраиваемся, - скомандовал Соколовский, вытаскивая из кладовки два кресла-мешка и нарушая гармонию пространства. – Мазур, к чёрту твои напёрстки для саке, тащи нормальные стаканы. С чего полегче начнём или сразу за вискарик возьмёмся?

- Конт перезвонил? – Глеб поставил к мешкам низкий столик и уже с кухни гремел посудой.

- Сообщение прислал. «Жена спит. Сейчас уложу дочь и к вам поеду. «Белую кобылу» без меня не начинать».

- «Джека» тогда распечатывай.

- Понял, - Андрей вынул бутылку из пакета и картинно свернул крышку. – Отгадываем загадку. Сколько будет десять раз по сто грамм?

- Литр, - ответил Изга.

- Вот, - протянул Соколовский, разливая виски по стаканам, - во всём мире на этот вопрос отвечают «килограмм» и только в России «литр». Вздрогнули. Давай Изга, за тебя.       

Хохотали втроём на всю квартиру, а потом выпили. Алкоголь прокатился по пищеводу и с приятным теплом упал в желудок.

  

***

 

- Ирина Карловна, ужин, - звонкий голос Оксаны отвлёк от игры шарики три-в-ряд.



Дэлия Мор

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться