Шаман-2. Родительская любовь

Размер шрифта: - +

26.01

Команда прозвучала для Оксаны, а не для меня. Служанка встрепенулась и пошла открывать дверь. И мне нельзя сидеть на месте. Если хочу выбраться из особняка, то обязана приклеиться к Альбине, и делать вид, что без меня в роддоме никак. Будет сложно. Я уже представляла, как охрана встанет стеной и не позволит сесть в машину. Но шанс вернуться к шаману по-прежнему один.

- Ты собрала сумку? – я подала Альбине руку, помогая встать с кровати. – Помочь?

- Нечего там собирать, - мачеха стала ещё бледнее. – Телефон и зарядка. Оксана за ней побежала. Всё остальное дают в роддоме. Халат, тапочки, шампунь, мыло, памперсы для младенца, влажные салфетки, прокладки. Ира, это частная клиника, а не ваше тайгинское захолустье.

Подколку я старательно проглотила и соображала, за что ещё можно зацепиться. Водить Альбину под руку и без меня будут. Сильные охранники даже поймать смогут, если жена Карла Римана хлопнется в обморок. Психологическая поддержка? Да мы ненавидим друг друга, кто поверит в моё сочувствие? К отцу лучше не подходить. Вспомнит обо мне и приказом отправит в какой-нибудь подвал. Волнение за сына ему не помешает контролировать дочь. Терминатор, а не человек.

- Ты позвонить хотела, - напомнила я, придерживая мачеху под локоть. На удивление она не сопротивлялась, – чтобы скорая навстречу ехала.

- Точно, ты права! – Альбина помахала пальцем и полезла в карман халата. – Акушеру нужно написать. Скорая – перебор, но лечащего я обязана поставить в известность. Иначе он обидится. Это тоже прописано в договоре. Чёрт, да где он? Найти не могу.

Я мягко отстранила её пальцы от складок ткани и сама достала телефон.

- Карл меня убьёт, - запричитала мачеха. – Он и так всю беременность орал, чтобы я больше лежала, ходила в носках и питалась по диете. Ему нужен этот ребёнок, очень нужен. А я нет.

На плече она у меня не рыдала, спину держала твёрдо, но я понимала, что истерика близко. Голос дрожал. И успокоить ведь нечем. Отец был предельно откровенен всё это время. «Интересует только наследник». Свадьба ради того, чтобы он родился в полной семье, и никто не ставил его права под сомнение. А что будет с Альбиной? Оставят в качестве няньки или выгонят? Как там бизнес Дорохова? Уже целиком принадлежит Карлу Риману или ещё нет?

- По кнопкам не попадаю, - всхлипнула мачеха. – Кто придумал такую маленькую экранную клавиатуру? Т9, падла, хватит исправлять!

- Ты сообщение пишешь?

- Да, восемь утра. У акушера может быть плановая операция. Тогда не ответит. О, прочитал. Знаю я, что нужно приехать. Еду.

Я пошла за ней. Не знаю, на что надеялась. На чудо. Последняя отчаянная попытка. Насквозь бредовая, но других идей нет.

«Мой муж - шаман, - сложилась фраза в голове, - он может помочь».

Альбина остановилась посреди коридора и обернулась ко мне.

- Ира, помоги. Знаю, тебе плевать, но сделай это ради Никиты. Единокровный брат. Должно же хоть что-то родственное в душе шевелиться? Карл будет спрашивать, когда замер ребёнок. Скажи, что утром. Соври. Мол я пришла к тебе, чтобы уговорить остаться и Никита толкался. Ты видела! Иначе Карл опять будет орать. А я не могу, когда он орёт, у меня сил уже нет. Соври, пожалуйста. Если Никиту ещё можно спасти, то мы выиграем время на разборках, почему я, свинья такая, всю ночь спала и ничего не делала. Чем думала… Ты знаешь эти лекции на два часа. Помоги!

«Защити меня, - звучало в словах Альбины, - защити меня от собственного мужа».

Будто я что-то могла.

«Ты знала, за кого выходила, - сказала бы любая на моём месте, - понимала, с кем спала. Не жалуйся теперь».

Но за полгода жизни с Георгием многое во мне изменилось. Он никого не осуждал, к любым проблемам относился с уважением. Слушал и советовал, даже если потом хватался за голову и долго ворчал, на какую глупость способны люди. Я не видела человека светлее, чем мой чёрный шаман. Если он мог, то и я справлюсь. Ребёнок важнее наших с Альбиной дрязг.

- Хорошо. Всё скажу, как надо. Звони Карлу.

Он уже сам шёл к нам. На лестнице раздавались тяжёлые шаги. Охрана доложила. Догадаться по камерам, что суета выходит за рамки обыденности – не так сложно. Ну или Оксана по внутреннему телефону позвонила. Кстати, она примчалась из комнаты Альбины с зарядкой в руках и встала у нас за спинами. Врать придётся прямо на глазах у второго свидетеля. Надеюсь, она всерьёз боится увольнения и на рожон лезть не станет. Ох, куда я ввязалась? Грудью же бросаюсь на амбразуру. Практически лезу в пасть к голодному дракону.

- Что случилось?

Карл не бежал, но шёл быстро. Восемь утра - уже гладко выбрит  и одет в деловой костюм. Людей, мечтающих о собственном бизнесе, чтобы меньше работать и дольше спать ждёт разочарование. Отец, такое ощущение, что вообще не ложился.

- Машина нужна, в роддом едем, - Альбина схватила меня за руку и не отпускала. - Ребёнок как-то резко затих. Толкался-толкался и замер. Я проверила шевеления, написала акушеру…

- Что значит «резко»?

- Петля пуповины могла на шее затянуться, - я самозабвенно несла лютую чушь. Всё, что приходило в голову. – Альбина ждала час. Уже места не находила, ко мне пришла…



Дэлия Мор

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться