Шаман-2. Родительская любовь

Размер шрифта: - +

27.01

Чтобы попасть на приём к лечащему врачу Карла Римана пришлось пойти на хитрость. Знакомый Изги попросил кардиологическое светило проконсультировать одного очень важного пациента. Мазура Глеба Викторовича. Сотрудника федеральной службы безопасности. Почему не самого шамана? Посовещавшись, друзья решили, что Изге свои родственные связи с Риманом лучше не светить. Предусмотрительный тесть мог оставить указание ничего не говорить будущему зятю. Если проблемы со здоровьем – ключ к ситуации, то это оправдано. А Глеб имел возможность сослаться на оперативную работу, для которой не существует тайн. Ни врачебных, ни личных.

- Там же куча бумаг, - нахмурился шаман, допивая вторую кружку чая.

- Один лист со стандартным текстом, - усмехнулся Мазур. – Ссылкой на федеральный закон, позволяющий мне запрашивать информацию, и сам вопрос. Максимально расплывчатый и неконкретный. Должно быть наоборот, конечно. Свой интерес я обязан подробно обосновать. Но о таких нюансах знают единицы. Обычно хватает углового штампа с тремя волшебными буквами «ФСБ», фразы «доследственная проверка» и сотрудники медицинских учреждений согласны на разговор. Ты не волнуйся, я не первый раз так делаю. Добуду тебе диагноз Римана, двух часов не пройдёт. Поехали, нужно ещё в контору заглянуть. Сам запрос распечатать.

Пока одевались, из комнаты вышел полуголый и очень бледный Конт. Шамана с фсбэшником будто не заметил. Встал возле кухонной раковины и наполнил кувшин ледяной водой.

- Таблетки на столе, - сказал Изга.

- Угу.

- По одной из каждого стандарта. Лучше во время еды.

- Угу.

- Завтрак мы не готовили, в холодильнике есть яйца и сосиски.

- Я бы сильнее обрадовался томатному соку.

- Разведи кетчуп водой, - оскалился Мазур.

- Добрые вы, - банкир выпил полкувшина и потёр глаза кулаком. – Далеко собрались?

- Да так. Проверим одну версию и вернёмся. Что вам, дочери мои распрекрасные, привезти из заморских стран? Уж не цветочек ли аленький?

- Пожрать, - лаконично ответил Конт. - Но это мы с Соколом и сами закажем. Я просплюсь только немного, не хватило. Не буяньте там. Подмога в состоянии «нестояния».

- Вижу. Отдыхайте.

Мазур кивнул на прощание и позвал Изгу за собой.

С бубном шаман не расставался. Сидя в машине, держал его на коленях, а когда выходил перед зданием ФСБ подышать воздухом, вешал на плечо. Досмотров от бдительной охраны не боялся. Издалека кофр подозрений не вызывал. В таких носили музыкальные инструменты или специфическое оборудование. Террористы предпочитали спортивные сумки и обычные пакеты. Чем неприметнее, тем лучше. Да и машина Мазура служила своеобразным ярлыком «свой».

С больницей же всё гораздо сложнее. В стационар, где сегодня дежурил Усков Юрий Иванович, с кофром не пустят. Не важно, есть или нет карантин, запрещены или разрешены передачи, обязательно спросят что там. И увидев бубен, сразу же укажут на дверь. Нельзя. Хоть как объясняй, что из кофра его доставать не будешь, что он должен быть при себе. Нельзя. Так что и возле второго здания придётся прохаживаться вдоль крыльца или сидеть на пассажирском сидении джипа.

Мазур заехал в парковочный карман у забора больницы и заглушил двигатель.

- Я на связи, постараюсь быстро. Если получится, то включу диктофон. Сомневаюсь, что вникну в медицинские тонкости и запомню все нюансы.

- Было бы неплохо, - ответил шаман, отстёгивая ремень безопасности. – Я не представляю, что из информаци нам пригодится, постарайся узнать как можно больше. Прогноз, прежде всего.

- Сколько Риману жить осталось?

- Да.

Фсбэшник качнул головой и постучал пальцами по рулю.

- Изга, не сочти за цинизм, но тебе самому как надо? Без тестя или «долгих лет жизни?»

Сложный вопрос, с ходу на него не ответишь. С одной стороны, как говорил товарищ Сталин «нет человека – нет проблем», а с другой, Ирина беременна. Волнения с похоронами и наследством ей не нужны. Стресс ожидается настолько глубокий, что можно ребёнка потерять. И «Альянс» ещё куда-то деть нужно. Если Карл завещал дочери хотя бы часть бизнеса, то не затянут ли её дела обратно в столицу?

- Я хочу сепарации с родственниками Ирины по мужской линии. Приложу максимум усилий, чтобы это случилось. Жив останется Карл или нет – второстепенный момент.

- Жёстко, - Мазур склонил голову на бок и открыл дверь. – Но честно. И могу себе позволить сказать, что правильно. В гробу я видел всех отцов, уничтожающих своих дочерей.

Вышел из машины и хлопнул дверью.



Дэлия Мор

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться