Шаман-2. Родительская любовь

Размер шрифта: - +

Глава 9. Сердце брата

Сообщение от Георгия обнадёживало и пугало одновременно. Простейшая инструкция побега: «Как получишь слово «можно», иди в туалет и жди Мазура». А к ней невысказанное вслух: «Там, где ты сидишь, будет опасно».

Глеб Мазуров работал в ФСБ. Лично мы ни разу не встречались, предполагалась, что познакомимся на свадьбе, а с Изгой он вроде бы давно дружил. Шаман вообще очень тесно общался с теми, кому когда-то помог. Не оставлял их больше один на один с миром духов. Наталья Конт часто звонила, Соколовский мог ночью разбудить. Я не возражала, естественно. Радовалась, что мой «затворник» не терял связи с внешним миром. Он сам поддерживал баланс между двумя своими реальностями, успешно поддерживал, но и я приглядывала в полглаза. Мало ли что. Положение жены будущего Князя шаманов предполагало то, что я себе пока даже представить не могла. Это как устроиться на работу, не читая трудовой договор и должностной инструкции. Не существовало их. Мы вдвоём шли в неизвестное. Да, я как-то сразу перестала отделять себя от мужа и его предназначения. Приняла их. И уже мечтала вернуться домой. В тайгу.

Где же сообщение?

Я не спускала глаз с входной группы «Лапино». Туда ушёл отец, отговорившись, что с кем-то нужно встретиться по работе. Неужели настолько срочный вопрос, что нужно беспокоить будущего отца в роддоме? Хотя с общим для всех менеджеров принципом «быть доступным двадцать четыре часа» я и не такое видела. Карл Риман – тоже управленец. Да, в первую очередь владелец, да старается делегировать всё, что может делегировать, но отпускать контроль нельзя. Что же случилось?

Где Георгий? Он предупредил в другом сообщении, что будет ждать на улице. Верно поступил. Настроение отца шаткое, мой брат ещё не родился. Хотелось бы выяснить отношения здесь и сейчас, но я понимала, что: «Доброе слово и кольт способны на большее, чем просто доброе слово». В нашем случае желательно, чтобы мы с шаманом сидели в безопасном месте за спинами собственной охраны, а недовольный Шульгин щёлкам зубами в воздухе, не в силах дотянуться. Хватит с меня тюрьмы и слежки. Пора разговаривать на других условиях.

- Ирина?

Я обернулась на мужской голос и замерла. Ждала фсбэшника. Матёрого волка, стоящего вне законов. Настолько уверенного и твердокаменного в своём ощущении вседозволенности, что хоть карикатуру рисуй. Его и увидела, кстати. Первое впечатление не обмануло. Но потом Мазур улыбнулся.

- Можно не прятаться. Времени на то, чтобы спокойно выйти через главный вход и сесть в машину у нас достаточно. Меня зовут Глеб. Я один из тех, с кем твой муж должен был сегодня пропадать на мальчишнике. Пойдём. Шаман говорит, что заждался.

Улыбка преображала его, но ненадолго. Стоило мне взять сумку с дивана и шагнуть к выходу, как фсбэшник снова окаменел. Головой не крутил, обходился короткими профессионально выверенными взглядами. Я заметила всего три ярко выраженных: на ресепшен, на лифт, и на дверь во внутренние помещения первого этажа. Фраза «можно не прятаться» - показуха? Доза успокоительного для беременной женщины?

- Куда делась охрана отца? – решилась я на вопрос.

- Их отвлекли, - начал отвечать Мазур, но у меня зазвонил телефон.

- Секунду, - попросила я. – Вдруг Георгий?

Второй смартфон Альбины распознал её основной номер как «мой первый». Я долго смотрела на этот «мой» и пыталась понять, о чём речь. Но потом догадалась, ага. Приняла вызов, прижала телефон плечом к щеке и сказала:

- Слушаю.

- Ира, отец твой рядом? Не могу до него дозвониться.

Я оглянулась на Мазурова. Фсбэшник на удивление законопослушно ходил по медцентру в бахилах. И как раз сейчас под взглядом бдительного охранника снимал «синие презервативы для ног».

- Нет, он вышел ненадолго, - я помотала головой, сигнализируя, что «не Георгий», и попыталась одной рукой снять свои бахилы. Во второй держала сумку. – К нему кто-то по работе приехал. Сообщение напиши. Или что-то серьёзное нужно обсудить?

Я бы точно звонила шаману по любому чиху. Партнёрские роды мы для себя исключили, но без поддержки я оставаться не собиралась. А Альбина ещё и накрутила себя накануне. Ребёнок плохо толкался. Вроде успокоилась после УЗИ, фотографию супер-модной кровати прислала, а теперь её голос снова дрожал.

- Да как объяснить? Акушер мой тот ещё шифровщик, - зачастила мачеха. Нервничала изрядно. – Знаешь, когда всё хорошо, он болтает без умолку. Байки травит, анекдот рассказать может. Случай какой-нибудь из своей практики без имён и подробностей. Балагурит, в общем. Я всего два раза видела, как он молчит. В первый раз, когда по настоянию Карла мне амниоцентез назначили. И второй раз, когда он сегодня УЗИ делал. Он до сих пор ходит, как в воду опущенный.

- Может, у него проблемы дома?

- Он холостой. Разведённый то есть. Все его проблемы на работе. У меня, точно тебе говорю. Ира, почему аппарат КТГ моргает красным? У меня зрение село, я не вижу цифры так далеко. Всё плохо, да? Почему мимо меня ходят и молчат?

Мазуров уже стоял рядом. Я положила свои бахилы на синюю горку и выпрямила спину. В животе из солидарности кольнуло. Давно заметила, что забеременев, любые проблемы других женщин на себя примеряла. О выкидышах читала, закрывая глаза. Чуть не разрыдалась.



Дэлия Мор

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться