Шаман

Размер шрифта: - +

Глава 9. Заметки

Шкаф с ежедневниками стоял в гостиной возле маленького стола и вращающегося кресла рядом с ним. Ещё одно рабочее место шамана, я уже поняла. Чистые блокноты и мешок ручек к ним лежали за соседней дверцей от заполненных. Основательно Изга запасся. Я как фанатка канцелярии оценила. Шесть полок, утрамбованных в два ряда. Сколько же здесь лет?

Хотелось найти самый первый ежедневник. Возможно, он действительно был рабочим. Туда хирург Извольский записывал телефоны коллег, расписание совещаний, фамилии пациентов с заметками. Такие ежедневники всегда полупустые, если не сказать едва тронутые. Пара десятков записей под нужными датами и всё. Занятые работой мужчины покупают блокноты в кожаном переплете, чтобы ничего не забыть, а в итоге забывают их заполнять. Девушки – другое дело. В социальных сетях есть целые сообщества любителей планирования. Домохозяйки и фрилансеры вручную рисуют сетку, заполняют списки, ведут трекеры полезных привычек. Ни один квадратный сантиметр страницы не остается пустым. Те, кто умеет, делают скетчи – наброски цветов, котят, весёлых рожиц. Остальные клеят наклейки. Взрослые тетеньки занимаются тем же, чем маленькие девочки в школе. У меня в пятом классе был такой дневник с вырезанными из журналов фотографиями поп-звезд, но даже в голову не приходило записывать туда количество выпитой за день воды, вести учёт принятых таблеток и отмечать начало менструации.

Ежедневник шамана должен стать взрывом мозга. Не банальным переписыванием рутины, а крупицей той самой настоящей информации, которую ни за что не найти в открытом доступе. Нет её там. Если и просачивается, то немедленно убирают. Зачем делиться секретами бесплатно? Да и за деньги никто не горел желанием. Особенно такие, как Изга. Я и сейчас не надеялась, что он с первых страниц начнёт открывать тайны, но мечтала подглядеть хотя бы одним глазком. Шаман нервничал, пока я выбирала, какой блокнот прочесть. Сидел на диване и держал телефон вверх ногами. От задумчивости случайно включил фонарик и теперь у него между пальцев горел яркий белый свет.

– Они по датам разложены?

– Нет, я заполнял их хаотично. Сначала пытался делить по сферам, но потом плюнул и писал всё подряд. Самые первые лучше не бери, там сумбур, начни где-то с середины.

Я до сих пор не верила, что он согласился. Да, в блокнотах рабочие записи, но в его случае это равносильно тому, чтобы пустить к себе в душу и позволить разгуливать там без присмотра. Безумно смело. Безумно.

Свою тетрадку с глупыми стихами и признаниями в любви мальчикам из класса я сожгла. Дождалась, пока наш подсобный рабочий растопит котёл, бочком просочилась в дверь и по одному листу сбросила тетрадь в камеру для топлива. Но то девичьи грёзы, а Изга вряд ли писал в блокнотах между строк что-то уж совсем интимное. Иначе придумал бы любой повод, чтобы отказать. «Потом как-нибудь, не сейчас». Я бы поняла, не стала обижаться, но вместо этого держала в руках кусочек чужой жизни, выраженный словами, и никак не решалась открыть.

«Ты совсем меня не знаешь. Есть нюансы, их много и они разные». Значит, захотел рассказать? Вернее, чтобы я сама увидела. Это подразумевало некий не произнесённый вслух договор. «Я открываюсь тебе, ты открываешься мне». Если я не готова к ответному жесту, то лучше поставить ежедневник обратно на полку. Изга тоже поймёт. Не знаю, обидится или нет, я должна с собой разобраться.

Пустить человека к себе в постель гораздо легче, чем в свою жизнь. И то до конца не открываешься. Играешь роль, надеваешь маску и стараешься как-нибудь так получить удовольствие, чтобы не выглядеть пошло, глупо или смешно. Никаких посторонних слов, кроме эротичных стонов, нелепых движений, странных желаний. Нужно постоянно держать себя в руках и не увлекаться процессом больше, чем партнер. Иначе можно спугнуть его возбуждение. Мужчина фыркнет, отстранится, а потом скажет, что с тобой было так себе. Затем добавит ещё что-нибудь про бревно и будет жалеть о потраченном впустую времени. Мысленно, конечно. Тебе скажет: «Пока. Может, ещё созвонимся».

Что шаман попросит взамен своей откровенности? Своих профессиональных секретов, мыслей, над которыми бился не один год? Рассказать об отце? Сдать пароли от внутренней сети «Альянса», заключить невыгодный для нас контракт на грабительских условиях или просто устроит допрос? Что я сама готова рассказать? Как мои единственные серьёзные отношения закончились провалом? Что я с тоски купила вибратор, и он до сих пор лежал не распакованный? Батарейки уже, наверное, сели, и заводская смазка высохла окончательно.

«Смешно, – стучало в голове. – Пора выключать паранойю».

Слишком сложный заход для промышленного шпионажа. К тому же я сама попросила листок бумаги, а потом выклянчила право открыть блокнот. Изга хотел, чтобы я лучше узнала его, и сделал первый шаг. Смелый поступок сильного человека, а я тряслась над своим прошлым, будто там было что-то ценное. Если убрать работу и вспомнить, что осталось, то едва ли наберется хотя бы на один блокнот. И то ерунда. Нет, мне совершенно нечем уравновесить сделанный подарок, но я постараюсь. Пусть шаман спрашивает потом, что хочет, отвечу. Тем более, он и так много знает.   

Закладка-ляссе сама легла в пальцы. Пятая часть от начала блокнота. Поехали.

– Почерк у тебя интересный, – улыбнулась я.

– Понятный хоть?

– Вполне.



Дэлия Мор

Отредактировано: 12.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться