Шаманка. Танец Грани

Пролог

Огонь. Пожирающий всё на своём пути пылающий пламень. Казалось, ему нет конца и края. Я слышала, как исчезающие в огне деревья жалобно трещали, слышала их предсмертные крики и ещё больше съёживалась от понимания того, что на нашем острове все мертвы. Мой отец, моя мать, друзья и остальные члены племени... Их больше нет! Погибли даже животные, сгорели в ужасном огне. Осталась лишь я... Но даже мне не суждено продержаться хотя бы до завтра.

Я обхватила голову дрожащими руками и едва не расплакалась, несколько раз всхлипнув. Но слёзы будто высохли. Их словно ещё до того, как они готовы были потечь по щекам, выжег злой огонь. Стихия, должная дарить людям свет, пугала всё больше. Однако, я отчего-то знала, что никогда не откажусь как от неё, так и от её Хранителя. Хотя бы потому, что никто из них двоих в этом вовсе не виноват.

От понимания того, что пожар вот-вот готов перекинуться уже на следующий остров и тоже всё там сжечь, захотелось выть от ужаса и бессилия. Но что я могла? Только в страхе дрожать, задыхаться от едкого дыма и пытаться как можно скорее добежать до берега Бушующего океана, чтобы нырнуть в солёную воду и при этом получить по пути как можно меньше ожогов. Вода, ну почему же ты не поможешь? Ты же должна восстать, должна проснуться и разбудить своего Духа, должна помочь, чтобы сберечь своих детей - растений, животных и энторин, а также оставшиеся четыре острова. Ты должна! Почему же ты не поможешь?..

Слёзы всё-таки потекли по щекам. Солёная влага жгла глаза не хуже дыма, обжигала кожу сильнее огня, будто пытаясь оставить на теле новые глубокие неисчезающие отметины. Сердце испуганно ёкнуло в груди и подскочило к горлу. Я не хочу умирать, не хочу пока один на один встречаться с Духом лесного оленя и ступать на Тропу Невозврата, ведущую к Грани. Я хочу жить! И хочу, чтобы жили другие!

Ноги уже подгибались, но вот впереди показался просвет и я оказалась прямо на песчаном берегу. Прекрасная солёная вода бушевала. Волны пенились, а их гривы вздымались высоко-высоко. Казалось, океан даже готовится выйти из берегов, чтобы спасти нас. Но... Слишком он пока бессилен. Его Хранительница где-то не здесь, не с нами, а потому стихии не хватает силы, не хватает того, кто бы её направил.

Если бы я только могла, я бы всё-таки отдала жизнь, чтобы на миг суметь указать воде путь. Мне ведь практически нечего терять. В моей жизни уже не осталось никого, ради кого бы можно было бы ещё остаться на этой земле. Единственное, что мешало добровольно призвать Духа Грани — отчаянное желание жить и нежелание умирать.

Но что же делать? Как спастись, не сгореть в пламени и уберечь более крупные, чем наш, острова, где живых и жаждущих жить существ даже больше, чем было когда-то здесь? Можно, конечно, попытаться дозваться до Хранителей Жизни и Света... Но, если этого не смогли сделать другие шаманы, как это получится у меня, неопытной маленькой девочки, лишь ступившей на сей путь благодаря матери-шаманке?

И всё же я не готова была так просто сдаваться. А потому меня было уже не остановить. Руки сами собой выводили на песке глубокие борозды-рисунки, потемневшее от времени лезвие в кармане аккуратно вывело на ладони замысловатый символ, из которого тут же потекла алая кровь. Губы беззвучно зашептали выученные назубок слова призыва сначала Духа Воды, а потом и Огня. Красные же рисунки на лице, которые были у любого шамана и назывались эндарейо, засияли мягким светом.

Всё остальное отошло на задний план. Треск погибающих деревьев, шелест бессильного перед огнём ветра, рёв несгибаемого пламени и отчаянный крик волн будто растворились в пространстве, разом став для меня неслышимыми. Призрачный хвост, соединяющий мои душу и тело, приобрёл фиолетово-серый оттенок и едва ощутимым касанием обвился вокруг ноги. Я же напряжённо ждала и пыталась верить в успех, ощущая, как под полусгоревшей, во многих местах порванной тканью по бледной коже бегут мурашки.

Шли секунды, минуты. Возможно, даже часы. Я замерла на месте неподвижным изваянием, боясь даже дышать. Сила, расплесканная в пространстве нашего мира, ласково ластилась к телу, проходила сквозь него, но только и всего. Хранители не являлись, не слышали, оставались предо мной безмолвными и незримыми. Хотелось беззвучно плакать. Я уже слышала, как огонь медленно вновь устремляется ко мне. Однако, всё равно неподвижно стояла, удерживая ритуал призыва в своих дрожащих руках.

«Ты звала нас?».

Тонкое лезвие вмиг выпало из пальцев и тут же погрузилось в песок, исчезая с моих глаз. Я ощутимо вздрогнула и с неверием посмотрела перед собой. Мир будто потемнел, утратил краски, время же прекратило свой бег. Я будто оказалось по другую сторону привычного бытия, там, где обитали духи и боги.

Внезапно темнота передо мной взорвалась разноцветьем красок. Будто возникнув из пустоты, передо мной сначала предстала Хранительница Жизни — красивая молодая девушка с чуть голубоватой кожей, серо-голубыми глазами и синими волосами, которые к концам опадали в пустоту струями воды; её хрупкую фигуру объяла её же стихия — вода, которая создавала ощущение невесомого платья, скрывающего наготу. И лишь потом пришёл он — огненный бог. Будто в противовес повелительнице воды, в его красновато-карих глазах полыхало пламя, которое объяло и тело. Огненно-рыжие волосы с пламенными языками на концах опадали на плечи. Брови же отчего то хмурились, выказывая недовольство.

- Да, - выдохнула я и не узнала свой голос. Он показался каким-то другим и совершенно чужим, отозвался сильным эхом, заставившем меня испуганно вздрогнуть, и прозвучал сначала непозволительно тихо, а потом очень громко. - Остановите пожар, прошу. Я... Можете забрать мою жизнь, мне всё равно. Только спасите острова!

Из темноты повеяло холодом. Встрепенулась посеревшая ткань рубашки, разметались по сторонам длинные бордово-красные волосы. Хвост стал почти прозрачным и опустился вниз, повиснув позади неощутимым грузом.



Екатерина Кэт

Отредактировано: 05.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться