Шарэттэ

Глава 3

 

Обустройство, или внутренний мир демона

 

Приземление вышло жестким. Я мгновенно вырвалась из хватки похитителя и отскочила от него не меньше чем на метр.

- Да что ты себе позволяешь? - гневно закричала, и мое эхо испуганным зверьком разбежалось по округе, спрятавшись в многочисленных ямках и впадинках, пробитых кем-то неизвестным на всевозможных плоскостях.

Самонадеянный некто никак не отреагировал на брошенные в его адрес слова, продолжая рассматривать меня.  Отойдя от него еще на некоторое расстояние, я быстро произвела осмотр новой локации, однако, та ничем не отличалась от старой. Вокруг все те же скалы, камни поменьше и…. скалы. Оригинальный и освежающий ландшафт, а главное! как сильно он отличался от увиденного ранее.

На мой вопросительный взгляд незнакомец указал рукой за свою спину, где я обнаружила темнеющий вход, ведущий в неизвестность. Он был низким и узким, но достаточным, чтобы пройти в него без ущерба для здоровья. Арка входа была увита стеблями какого-то растения, притом что они практически не встречались в этой местности.

Путь по прохладной каменной дорожке, еще не прогревшейся за раннее утро, я проделала медленно, чутко реагируя на каждый шорох и ожидая удара от следовавшего за мной мужчины. Последний держался уверенно и спокойно, и, отдать ему должное, вперед меня не подталкивал, никак не обозначал свое превосходство. И на том спасибо.

Через короткий переход с единичными ответвлениями перед нами предстала средних размеров округлая пещера. Царивший там полумрак успешно вел борьбу с проникавшими через крохотные «окошечки» в потолке лучиками света.

Легкий ветерок, гулявший по помещению, как шкодливый ребенок, приводил в движение обилие резных фигурок, выполненных в виде загадочных животных и затейливых инструментов. Они висели на ниточках, прикрепленных к стенам каскадами, и походили на "музыку ветра": и по внешнему виду, и по тому тихому мелодичному перезвону, что создавали.

На полу, на импровизированных лежаках пёстрым многоцветьем размещались ковры и покрывала, от огромных до размера с носовой платок, что напоминало мануфактурную фабрику, репортаж о которой на днях показывали по телевизору.

По центру комнаты стоял темно-коричневый стол, из-за долгого и скорее всего частого использования его поверхность превратилась в глянцевую: она темным зеркалом отражала потолок с его "окошечками", создавая ощущение звёздного неба.

К дальней стене была приставлена кроватка, вроде детской, с высокими бортиками, ее содержимое скрывалось от чужих глаз очередным цветным покрывалом.

Незнакомец прошествовал мимо меня, ненадолго остановился у кроватки, заглянув в нее, после чего обернулся и рукой указал на стол. Очевидно, мне предлагали устроиться за ним, что я и сделала. Минутное ожидание, и мне подали чашку с непонятным блюдом и еще одну чашку с зеленой жидкостью. Откуда их достали, я не заметила, видимо, где-то прятался «подпольный» холодильник.

Предоставленная пища пахла приятно. Терзавший меня голод самостоятельно затолкал страхи и гордость подальше в угол самопознания, подтолкнув к тому, чтобы я, не задумываясь о свойствах пищи и возможного наличия ядов, съела и выпила предложенное.

Все то время, что я предавалась чревоугодию, поедая пресную, но сытную пищу, мужчина сидел напротив меня. Он, сложив аккуратно крылья (и как так смог?), смотрел на меня в упор, смотрел изучающе, как на букашку под микроскопом.   Но не как безумный ученый - с желанием поскорее расчленить, засушить, прибулавить к бархатной ткани коробки для хранения редких насекомых. Он взирал на меня словно мудрый философ: со стремлением скорее разгадать найденную им головоломку, старинную и непостижимую, чтобы перейти к следующей.

Когда сканирующий взгляд стал меня напрягать, и я уже запланировала обозначить назревший вопрос о дальнейшей судьбе, рядом с нами раздался необычный звук, что был схож с мягким кошачьим шипением, иногда срывающимся в жалобное кошачье же мяуканье.

Я резко подскочила с места и начала настороженно озираться в поисках диковинного животного, что проживало в пещере. Как ни странно, но таковой не нашелся, зато вставший следом незнакомец уверенно подошел к кроватке и достал из нее … ну, наверное, собственного ребенка, судя по ручкам и ножкам того же кофейного оттенка как у него, торчащим из-под нелепого одеяния, а также по черным кожистым крылышкам, свисавшим вдоль тела малыша.

В немом изумлении я наблюдала, как «ДЕМОН» (не побоюсь этого слова), воркуя и легко покачивая, успокаивал мяукающее создание.

Отношения с противоположным полом у меня по жизни носили крайне временный и не затяжной характер, их (мужчин) и было-то у меня не так и много. Первый сексуальный опыт настолько не впечатлил, насколько только можно; да и последующий опыт можно описать в одном предложении, не употребляя эпитеты, вроде «страстный», «увлекательный», «зажигательный», да и иные, горячо любимые и часто используемые авторами любовных романов.

Поэтому не удивительно, что к настоящему времени я не встретила стОящего человека и не обзавелась семьей и потомством. Нет, как любая, думаю, женщина, я, конечно, имела представление о детях и правилах заботы о них, но самой мне этим правилам следовать никогда не приходилось.



Лидия Бова

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться