Шарик

Размер шрифта: - +

11.

- Дальше. Что было дальше? – на меня вдруг навалилась неимоверная усталость, мне так захотелось уйти и не выслушивать остальные детали.

- Мы ее похоронили.

У меня по спине побежали мурашки. Я вскочила из-за стола, чуть не перевернув его. Все взоры опять обратились на нас.

- Что-о-о??? Вы закопали ее во дворе??? – я сразу вспомнила полузасыпанный погреб, - Она еще там???

Я увидела недоеденное пирожное с прослойкой из клюквенного желе, и меня затошнило –  показалось, что пирожное пропитано кровью.

Отец схватил меня за руку и заставил сесть.

- Ну что ты! Что ты! Нет, конечно. Мы положили тело и мячик в багажник, вывезли за город и там закопали. Она была такой легкой, почти невесомой… Несчастная девочка…

У него на глазах показались слезы.

- На обратном пути  заехали на рынок и набрали всяких продуктов, чтобы соседи думали, что я отвозил бабушку за покупками, как обычно. Долгое время мы боялись, что все раскроется, я посоветовал бабушке побрызгать в доме и во дворе уксусом, чтобы собака не взяла след, но с собакой никто и не искал… Бабушка тоже  переживала, совсем замкнулась, а потом, как ты знаешь, потеряла память. Видимо, ей было очень тяжело с этим жить, и мозг просто стер все воспоминания. Вот и все…

Все... Все? Мне хотелось орать, топать ногами, стучать кулаками по столу… Бросить ему в лицо обвинения в том, что сейчас происходит у нас дома, в страданиях Виты, в моих нервных срывах… Я уже открыла было рот, но тут же его захлопнула. Впервые за долгие годы я посмотрела на отца как бы со стороны. Передо мной сидел мужчина, которому не исполнилось еще и шестидесяти. Но он был похож на девяностолетнего старца: худой, сгорбленный, остатки волос вокруг лысины  седые, лицо в сетке морщин, взгляд какой-то угнетенный… У меня защемило сердце от жалости. Бедный мой папочка… Ведь и ему пришлось нелегко. Двадцать пять лет живет он наедине с этой страшной тайной и чувством вины!

Я не стала ничего ему рассказывать, чтобы не расстраивать еще больше, а просто подошла, обняла, прижала его висок к своей груди, погладила по плечу.

- Ладно, пап, ты прав, давай забудем это.

В его глазах, которые он поднял на меня, была такая благодарность за прощение, что я заплакала…

Папа предложил меня подвезти, но я отказалась. И ему посоветовала ехать осторожно: он так переволновался. По дороге размышляла. Картинка сложилась полностью.  Хотела было пригласить батюшку из церкви, чтобы он провел обряд очищения жилья. Ну, проведет, и что?  Душа Дашеньки осталась там, где она умерла. Сначала ее лишили жизни, а теперь еще выгнать из того места, где она обитает? Ну уж нет! Ведь ребенок… Девочка…Ей хотелось играть, и она играла, чем могла – бусами, резиночками… Шарик оказался для нее настоящим подарком, а я его отняла… Она рассердилась и стала мстить. Мстить так по-детски…

Я надеялась, что правильно все поняла. Ноги сами понесли меня в «Детский мир». Я купила мячик. Не совсем такой, как был у нее, но похожий, яркий, с героями мультиков. Купила маленькую куколку с набором одежды. Купила  стопку детских книжек с красивыми картинками. Напоследок съездила к супермаркету и выбрала у продавца несколько  воздушных шариков, самых больших.



Нэтт

Отредактировано: 15.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться