Шарики

Шарики

 

Пушистый снег ровно и мягко падал с хмурого неба. Ветра не было.  Вечерело, мороз  все крепчал. Уже с самого утра любители фейерверков и бомбочек  взрывали их за воротами в многочисленных дворах.

 Раздался удар лопаты об лед, еще один и еще. Толстая корка не хотела поддаваться. Ваня остановился, подул на ладошки, потер с силой и похлопал себя по щекам. Так торопился на улицу, что забыл взять с собой перчатки. А зря...

 Он только разозлился на неудобство и такое неприятное препятствие. Взмахнул совковой лопатой и стал остервенело  долбить лед, который так некстати облепил деревянную стену сарая. Надо успеть вовремя, а то, не ровен час, его хватятся и начнут искать. Правда найдут не сразу, но из-за этого выговор будет еще строже.

Сейчас в интернате пока было не до него. Все готовились к празднику, суетились, репетировали сценки,  украшали помещения. Приехали гости, волонтеры, спонсоры, такая суматоха,  что ему и удалось улизнуть.

В восемь полных лет мальчик считал себя уже почти взрослым. Его родители погибли в авиакатастрофе.  Улетели отдыхать на море, а его оставили у бабушки в деревне, и так и не вернулись, а бабушка, от переживаний, вскоре и сама скончалась. И его отдали в интернат.

Заведение было неплохим, даже сказать очень хорошим! Не было тех ужасов, которые ему описывали переведенные из других мест дети, некоторые даже были беглецы. Не детдом какой-то, а санаторий. А все потому, что были богатые спонсоры, так же несколько волонтерских молодежных организаций следили за положением дел.

Губернатор города всегда кичился и показывал чиновникам, как хорошо живется сиротам. Жилось действительно хорошо, даже слишком. У детей было все, что можно пожелать,  стоило сделать щенячьи глазки перед  волонтерами, которые, кажется, даже не покидают заведение.

Так что от прихода деда Мороза можно ждать очень много, и программа обещала быть волшебной. Но мальчик не верил в сказки и в волшебство, он считал себя взрослым. Деды Морозы - обычные люди, даже как-то приходил Санта-Клаус. В Великий Устюг он ездил, видел, наверняка и на северном полюсе ситуация такая же.

Опять замерзли руки…

Он остановился и, тяжело дыша,  прислонился к стене. Сняв капюшон, Ваня стал активно греть ладошки.

На самом деле он был доволен. При такой ситуации попасть в подобное место. Новых родителей он не хотел. «Зачем? Это же предательство», так он считал. Тут вырастет, выдадут квартиру или ,на худой конец, комнату. Получит образование,  какое он пока не решил. Но твердо был уверен, что обязательно получит. Может даже станет инженером или техником. Ну, на такой должности чтобы сделать так, чтобы самолеты больше не падали. Пока не решил, но точно знал, что придет время, и он обязательно выяснит. Ведь Ваня был взрослым, а взрослые всегда расставляют правильно приоритеты. Все надо делать по силам, а времени у него еще много, чай не 30 лет.

Отдохнув и опять взявшись за лопату, Иван стал работать. Тут толстая корка, наконец, треснула, отковыряв большие куски, он руками стал разгребать осколки и снег.

Все активно окутывала тьма, что-то щелкнуло, и двор осветили фонари. Красивые, разноцветные, праздничные. Где-то недалеко послышались голоса, смех. Грохот фейерверков начал сотрясать небо. Ваня был за сараем, со стороны двора его не заметить.

Но ему было не до этого, надоело это все. Слишком красиво и приторно, навивает грусть. Но сейчас, несмотря на, кажется, пораненные пальцы, сердце забилось сильнее. Иван очистил, наконец, от снега и льда кусок нужного места. Попытался отковырять деревяшку, но та, естественно, была примерзшая.

Ваня схватил лопату и стал бить в щель, еще чуток и доска поддалась. Он радостно вытащил ее, аккуратно отложил в сторону и бесстрашно засунул руку в темный провал. Нащупав что-то, схватил и вытащил на свет. Это была деревянная шкатулка. Самая простая на вид, с не интересным резным рисунком. С замиранием сердца открыл…

Улыбнувшись, аккуратно достал большой круглый шар - новогодняя игрушка. Их в его коллекции было три. Еще когда бывал у бабушки на пыльном чердаке, нашел это сокровище. Странные, большие, неописуемо красивые новогодние елочные стеклянные шары. Их было много, хоть к тому времени часть и разбилась, но когда Ваню забирали в приют, он успел прихватить всего три. Сейчас таких уже не делают, все пластмассовые и какие-то без души.

Шар, который не помещался в одной руке, он аккуратно держал двумя ладошками, чтобы не разбить. Они же настоящие, а не это пластмассовая фигня. Настоящие, таинственные и волшебные, хрупкие, как наша жизнь. Шар был прозрачен, украшен фосфорным рисунком. На нем были изображены олени. В руках мальчика они засветились зеленым тусклым светом. У Вани выступили слезы. Нет, он не грустил, ему, наконец, стало тепло, по-настоящему тепло.

Неизвестно сколько Иван простоял на коленях. Когда его не окликнули, Ваня быстро положил на подушечку шар и, закрыв коробку, вскочил как ошпаренный.

Их было двое, его воспитательница, среднего роста, женщина в тельце. У нее, похоже, еще не было времени красиво одеться к празднику. Тяжело дышала, выпуская клубочки дыма и строго его оглядывала. А рядом с ней стояла молодая девушка, худые ножки в белых сапогах, пышное, красное с оранжевыми полосами платье, рыжий полушубок. В руках держала желтую сумочку. С интересом и где-то смущенно она смотрела на него.

Волонтерша, приехала на праздник. Ваня ее не знал, но тут столько народу их посещает, что всех и не упомнишь.

- «Вот, поглядите! А я-то думаю, где он? Эко куда спрятался. Если бы Светик из окна не углядела, то и не нашли бы», - возмутилась воспитательница. Попыхтела, но, оглядев девушку, разводить ругань не стала.

- «Вот Катерина Александровна, это он Ваня Кравцов».



Юля Купцова

#22251 в Проза
#6344 в Женский роман

В тексте есть: чудо, новый год и семья

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться