Шазилир. Разжигая костры

Размер шрифта: - +

Глава 10.3. Зараженный

 

Как ни странно, она угадала насчет нужного здания: возне него торчал «выжигатель»-охранник и с кислой миной пялился на кипевшую вдали жизнь. При ее приближении он сухо бросил кому-то внутрь:

– Предупредите господина Брикка, что…

Что именно «что», Мика не расслышала – на соседнем складе рухнула батарея бутылок и звон разбитого стекла заглушил прочие звуки.

– Твою ж!.. В третий раз за сегодня! Мы разоримся! – сопровождал его горестный вопль.

Высоченный мужчина выметнулся из двустворчатой двери и устремился к набережной, не забывая бормотать проклятия в адрес размещенных рядом чужаков. «Выжигатель» довольно ухмыльнулся.

Глава Черного совета появился через пару минут.

– Вы пунктуальны. Прошу. Нет, не в казармы. Зараженного опасно держать рядом с людьми.

«С людьми… Не «с другими людьми», как сказали бы, к примеру, о больном простудой», – отметила Мика, переступая поеденный древоточцами порог.

Эх, если ее догадки верны… Придется потрудиться. Она надеялась, что Брикка не хватит удар.

– Осторожно, пол местами прогнил.

Предупреждение было не напрасным – в полутьме старого сарая с трудом различались предметы.

Мика пригляделась к трухлявым доскам, заметила несколько опасно торчавших ржавых гвоздей, переступила проломленную чьей-то ступней дыру. Замедлила шаг, привыкая к полумраку, огляделась внимательнее.

Растресканные стены, крохотное окошко под потолком, свисавшая с балок паутина… Тут не убирались и не старались сделать помещение хоть немного жилым. Зачем утруждаться? Проклятый – не человек, ему пыль не мешает.

– Стул? – предложил Брикк.

– Не стоит, благодарю. Нож, пожалуйста.

– Зачем?!

– Узлы завязаны на совесть. Не думаю, что их можно развязать. Послушайте, это ваша песочница и все такое… Скажу прямо: колдовство не делается руками, ногами, глазами или иными органами. Даже слова не играют особой роли. Важен разум, а его, сами понимаете, не свяжешь. Отсюда и традиции костров, кстати. Не очень-то поколдуешь, когда… Не знали? А я вот заинтересовалась историей.

При упоминании об огне крупный парень, что до этого безучастно взирал на бившуюся в паучьей сети муху, встрепенулся. Скрипучая лавка, на которой он сидел, качнулась, паутина оборвалась и отчаянное жужжание прекратилось.

– Он нестабилен, – предупредил Брикк.

– Вокруг две сотни отборных вояк. Не придумывайте отговорки.

Он заколебался. Подошел к обитателю сарая, ткнул в излишне тугую веревку.

– Под вашу ответственность, госпожа Звонка.

«Мне никогда в жизни так не льстили», – со смешком подумала Мика.

Ох, что же начнется, когда иллюзии развеются! Нет, отчаиваться рано. Сначала необходимо добиться своего, а уж потом пусть глава Совета верит, во что хочет.

– Согласна. – Было трудно сохранять торжественно-серьезный тон.

Несколько движений – и узлы распутались как по волшебству.

«У Брикка не пальцы, а клещи», – пришло на ум.

Если такие сомкнутся на чьей-то шее… Бр-р-р… Идея с расследованием резко утратила привлекательность.

Узник пошевелился, неуклюже принялся разминать затекшие запястья. Путы оставили на его руках огромные синяки, но он словно не замечал их – тер больные места не менее энергично, чем чистые участки кожи.

– Можно с тобой на «ты»?

Лихорадочно блестевшие из-под опухших век глаза сощурились.

– Нет.

– Дэнник! – угрожающе начал Брикк.

– Дэнник, значит, – повторила Мика, без тени страха (она надеялась, что со стороны выглядело именно так) подходя к «зараженному». – Сколько тебе? Восемнадцать?

– Девятнадцать, – подсказал глава Совета. – В этом возрасте они наиболее подвержены риску.

Ну и как же вынести чистый бред?!

– Хочу обрадовать вас обоих – практика показывает, что до двадцати… – Мика запнулась, решая, насколько далеко можно заходить во лжи. – Девяти, – закончила с уверенностью, которой отнюдь не испытывала. – До двадцати девяти шансы выздороветь… То есть избавиться от проклятия крайне высоки.

Физиономия Брикка, разменявшего пятый десяток, заметно посветлела, Дэнник же отнесся к происходящему с понятным для его положения скепсисом.

– Значит, надо мной будут проводить эксперименты? – угрюмо спросил, игнорируя тяжелый взгляд начальника, что приказывал ему заткнуться и внимать.



Елена Гриб

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться