Щит

Часть III.

Приятели отдыхали, сидя в креслах, очень похожих на то, в которое они усадили лосса, но приспособленные для каждого персонально. Расположились полукругом, лицом к открытому космосу. Кресел заказали Джеку четыре штуки, он не стал возражать, молча кивнул, и когда троица усаживалась, неизменно занимал своё место между Евгением и Сергеем.
 – Завтра, по… нашему времени, мы прибудем на орбиту первой планеты, – медленно произнёс аватар, – к вашему первому испытанию.
   Друзья молча смотрели на черноту космоса. Джек продолжил.
 – Физически вы подготовлены превосходно и способны избежать многих неожиданностей, – и, не много подождав, спросил, – чем я ещё могу вам помочь?
   Пауза затянулась. Каждый обдумывал, что ждёт впереди, у каждого был возможный план дальнейших действий, но ни кто не хотел навязывать его остальным. Они понимали, что бесконечно такое положение продолжаться не может, кому-то нужно брать на себя ответственность и объединить все предложения в единое целое.
 – Эрл Джек, – Сергей наклонился вперёд и внимательно посмотрел на друзей, ища в них поддержки и согласия, – ты изучил нас лучше нас самих. Тебе нужно определить – кто из нас троих должен спланировать эту, наверняка самую важную для нас, операцию по спасению анну.
   Трое собеседников одновременно кивнули головой.
 – Узнать человека до конца, конечно, не возможно, но определить,… опять же приблизительно, его возможности и склонности, если он искренен в общении с тобой, можно. – Аватар посмотрел на усмехнувшегося Женьку. – Хорошо. Распинаться больше не буду, но,… если коротко – учитывая уровень подверженности эмоциям и умения анализировать, предлагаю Андрею скоординировать ваши общие действия.
   Вновь назначенный склонил голову.
 – Спасибо за доверие, – резко выпрямился, – что ж…, ну тогда для начала я хочу услышать ваши соображения и предложения. Начнём с тебя Жень, как бы ты действовал?
   Евгений начал с того, за что над ним постоянно посмеивались друзья – почесал затылок.
 – Первое: как можно точнее определить местоположение анну; – неуверенно начал он, затем уже уверенней продолжил, – второе: просканировать всю ближайшую местность; третье: отвлечь всё внимание на себя; четвёртое: пока оно пытается нас уничтожить, втихаря попытаться достать роботами «замороженных».
 – Принято. Теперь эрл Джек твои предложения.
 – По первому и второму пункту я полностью согласен с Евгением. А третий этап предлагаю свой: создать большое количество роботов и постоянными ежечасными многочисленными попытками вынудить его или их отступиться и позволить нам забрать анну.
   Андрей кивнул.
 – Возможно и сработает. – Показал рукой на Сергея, – давай, твоя очередь.
 – Сначала факты: если бы не горги оно убило бы всех исследователей. Теперь вывод: значит и у нас должны быть свободные руки. Предлагаю создать бомбы и хорошенько отбомбить весь участок. «Замороженным» в их защите ни чего не станет, а остальным будет не до нас, когда мы спустим роботов.
 – Там же живые существа!!! – Джек умоляюще посмотрел на Андрея, – так нельзя, мы можем им навредить.
 – Идея имеет место быть. Но, если кто-нибудь захочет когда-нибудь узнать как мы тут повеселились….
   Женька хмыкнул. Сергей поднял руку, останавливая готовящиеся возражения.
 – Бомбы не обязательно должны убивать, можно, например, контузить. Эта штука, сидящая там в песке, нас не пожалеет и попытается прихлопнуть как мух, а у нас нет горгов.
   Андрей дождался, пока друзья успокоятся и перестанут нервно елозить.
 – Мне нужно время подумать. Давайте часик посидим тихонько и послушаем музыку…
   Свет погас, раздался лёгкий звук прибоя, запахло морем. Так под шелест волн приятели и сидели, пока Андрей не приподнял руки.
 – Я, кажется, кое-что придумал... – Он сощурился и поджал губы. – Если от каждого вашего предложения взять саму суть и объединить вместе, то вот что должно получиться… Слушайте – нам необходимо изготовить более сотни устройств, размером с футбольный мяч, способных перемещаться в песке и издавать сильные звуки во всех диапазонах, от ультразвука до длинных волн. И ещё… внешне они должны быть точными копиями всех семи пропавших анну.
   Аватар кивнул.
 – Сделаем. Звуки будут издаваться и при движении и при остановке, а вот копиями будут только при остановке. Заряда энергии при полной мощности звука и максимальной скорости хода – на девять суток.
 – Думаю, более чем достаточно. Не забудь про сканирование местности и определения точного нахождения всех семи.
 – Хорошая шутка, – эрл улыбнулся и уже печально добавил, – я не могу забыть, а если такое произойдёт – для меня это будет очень грустно…
   Женька пожал плечами.
 – Подумаешь, я каждый день чего-нибудь забываю.
 – А для меня будет означать, что я умер…
   Сергей с Андреем укоризненно покачали головой, Евгений три раза плюнул через левое плечо.
 – Ну-у ты даёшь, разве можно начинать мероприятие с мыслей и разговоров о смерти.
   Джек виновато пожал плечами.
 – Простите.
 Сергей встал с кресла.
 – Сколько времени осталось до выхода на орбиту?
 – Восемнадцать часов шестнадцать минут.
 – Предлагаю всем хорошенько выспаться, а ты Андрей думай. Спи и думай.

* * *

   На следующий день в центре окна появилась звезда. Сначала размером со спичечную головку она, с каждым часом увеличиваясь, выросла до футбольного мяча, возле которого стали видны семь планет. Целью их путешествия была третья от светила, бледно голубого цвета. Теперь она переместилась в центр окна и через пару часов заняла весь обзор. Корабль прибыл.
 – Эрл Джек, скажи, пожалуйста, а вот эта летающая бочка, которая как бы планетарный челнок, она по какому принципу движется?
 – Помнишь, Женя, во время одного из первых наших занятий я рассказывал про инерцию?
 – Помню…
 – Внутри первой обшивки есть вращающиеся элементы из жидкого сплава ртути с…
 – Евгений, не забивай нам мозги! Хочешь узнать – садись в источник и спрашивай. – Сергей хмуро теребил свой подбородок. – Тебе уже объясняли, как задавать вопросы. Если сможешь понять – поймёшь. Или ты боишься, что не дойдёт?
 – Ни чего не заменит нормального человеческого общения.
 – Мне доставляет удовольствие быть вам полезным и давать необходимые пояснения.
 – Так то необходимые! Летает эта бочка и ладно. А вам если обоим хочется о чём-то поговорить – отойдите в сторонку и там шушукайтесь.
   Женька нахохлился, изображая обиженного. Аватар наклонился к его уху и зашептал, но так чтобы было слышно всем.
 – Не обижайся. Вы когда вернетесь, я вам пирожок испеку, а Сергею-ворчуну мы подсунем солёный кусок.
 – Эй, эй! Это что за заговор за моей спиной! Мне самый сладкий кусок! А то я вас вообще доконаю.
   Андрей молча разглядывал планету. Привыкший, за время полёта к постоянной черноте космоса, он с удовольствием любовался новой картиной. Зрелище, что называется, завораживало: со стороны казалось, что на планете идёт война между тёмно-голубым северным полушарием и светло-голубым южным. Тектонические плиты с обеих сторон ринулись в атаку и сошлись почти точно на экваторе в рукопашной схватке, которая длится до сих пор. В результате, от столкновения, всё встало на дыбы, образовав тёмно-красные горы с голубыми вкраплениями. Словно по облитым кровью телам павших товарищей продолжали забираться в гущу битвы новые, свежие бойцы… Андрей помотал головой, снимая наваждение.
 – Бр-р… Привидится ж такое… – он оглядел весело галдящих товарищей. – Тихо! – Ещё раз обвёл всех взглядом. – Ну,… начинаем! Эрл Джек с тебя сканирование и как результат – прекрасная трёхмерная картинка. А мы начнём с благородной, высокоинтеллектуальной работы грузчиков – грузим бочку роботами.
 – Ессс, сссэр!
   Работа закипела. Спускаемым модулем оказалась шлюзовая камера – тот самый белый коридор, в который они, на Земле, попали прежде всего. Через пару часов больше половины его пространства было заполнено до потолка фигурками анну размерами не больше 20 сантиметров и замерших в разных позах. Сделав дело, друзья отправились в рубку, как про себя они стали называть комнату, где проживали всё это время. Внезапно Евгений резко остановился и задумчиво стал гладить свой затылок.
 – Что с тобой? – Сергей подошёл к товарищу и похлопал его по плечу, – что за столбняк?
 – Да, вот… – промямлил он.
   Приятели вопросительно посмотрели на него. Женька ещё раз почесал голову, тяжело вздохнул и махнул рукой.
 – Мы ведь сейчас вышли из мира плюс – аста?
   Появившийся Джек согласно кивнул.
 – Да, полтора часа назад, когда я начал производить сканирование.
 – Я конечно помню, что мы решили не вспоминать, не жалеть и всё такое прочее,…но,… в это самое время, возле Земли заработали наши сотовые… и сейчас начнётся…
 – Даже не верится, что всего полтора часа назад мы шли с тренировки домой и сейчас были бы дома! Словно не какой-то там год, а целая вечность пролетела, – Сергей тяжело вздохнул.
   До этого молчавший Андрей, укоризненно покачал головой и тихо произнёс:
 – Мужики, со стороны на вас посмотришь – вам не четырнадцать лет, а все тридцать дашь! Бубнят как старые хрычи. А ну взбодритесь! На великое дело идём – анну из беды выручать. Сегодня впервые человеческая нога вступит на чужую планету. Не спутник Луну, не Марс или Венеру до которых мы теперь доплюнуть можем, а по настоящему – чужую!
 – Это Женька виноват, это он первый плакать начал.
 – А ты…
 – Стоп! – перебил Андрей друзей, – пошли делом заниматься.
   Аватар ждал их в рубке. На середине комнаты в воздухе висела голограмма равнины, той её части, на которой пропали анну – квадрат со стороной один километр. Приятели сразу направились к макету и разочарованно переглянулись.
 – Мы это уже видели. А где остальное?
 – Будет тебе Евгений и остальное, всё по порядку. – В руках Джека появилась указка, – смотрите.
   Поверхность медленно поднялась вверх, а под ней стал появляться песчаный срез. С каждой стороны находилась шкала с отметками, указывающими расстояние от поверхности, температуру и давление. Общая глубина изображения составила около двух километров. Чем глубже предстояло опуститься, тем песок был светлее, а температура и давление выше. В центре всей композиции, на самой глубине, друзья увидели небольшую бурую скалу метров двести в высоту и ста в диаметре основания, на ней в разных местах светились семь ярких точек. Джек указал на них указкой.
 – Это ваша цель. Обращаю ваше внимание на структуру поверхности планеты, цвет песка указывает на размер частиц, из которых он состоит. – Указка воткнулась в самый верхний слой, – здесь крупные, – затем опустилась в низ, – здесь мелкие, вы бы их назвали – пыль.
   Сергей подошёл вплотную к изображению, внимательно его разглядывая. Затем вошёл внутрь, стал кругом озираться, продолжая что-то искать.
 – Эрл Джек, скажи, пожалуйста – а как можно увидеть, туннели или норы по которым тамошние жители перемещаются?
 – Их нет. Даже в самом верхнем слое, где находятся самые крупные частицы, ни какая нора не удержится. Вы сами видели, как после удара по поверхности яма сравнялась за считанные минуты.
 – Значит они, как бы плавают… в песке. – Сергей неопределённо хмыкнул.
 – Интересно на них посмотреть – как выглядят, как дышат, чем питаются…
 – Познакомиться…
 – Да! – Евгений посмотрел на друга с вызовом, – и познакомиться тоже.
 – Это хорошо, только когда познакомишься и если будешь ещё жив, спроси у них, пожалуйста, почему они злые такие. К ним гости приходят, а они их или ударом по голове или камнем в лицо.
   Андрей кивнул, соглашаясь.
 – И что мне совсем не понятно, без каких либо попыток общения…
 – Ага. Увидел – убил! Вот и повеселились.
   Евгений помахал пальцем из стороны в сторону.
 – Если мы чего-то не понимаем, то это значит, что у нас нет права делать однозначные выводы. – Он посмотрел на Сергея, – а если представить, что они общаются на скорости ещё быстрей, чем можем мы? Эрл Джек, а ты, почему молчишь? Ты как считаешь?
 – Я считаю, что ни какие причины не могут оправдать попытки одного существа уничтожить другого.
   Трое друзей переглянулись и заулыбались. Аватар посмотрел на них с непониманием.
 – Разве это смешно?
   Андрей подошёл к нему.
 – Нет, конечно, это не смешно. Просто ты дал категорический ответ на вопрос, ответа на который не существует. Понимаешь,… дело в том, что всё человечество тысячи лет пытается на него ответить, а ты раз и всё!
 – А в чём сложность? Одна из главных ваших заповедей гласит однозначно: «Не убий!»
 – Так-то оно, конечно, так… – он задумчиво потёр подбородок, – давай мы с тобой остановимся вот на чём – сейчас не время отвечать на философские вопросы, да и мы не настолько великие мыслители, чтобы пытаться тебя в чём-то убедить. А пока поверь на слово – не всё так просто. Когда со временем будет посвободней, можешь перелопатить всё что закачал с Земли и попытаться найти великую истину…
 – Заодно и нас просветишь, – вставил Евгений, – и пока не забивай себе электронные мозги, а то вдруг опять сломаешься! В такой-то момент!
 – А когда найдёшь свою истину, попробуй ответить на мои вопросы: есть ли у меня право уничтожить другого?
 – Нет и без вариантов.
   Сергей усмехнулся.
 – От Женьки видать заразился, очеловечиваться начал. Погоди, дослушай до конца. А если тот другой хочет уничтожить моего друга, к примеру, Андрея?... А если Андрей до этого уничтожил всю его семью?... А если они его захватили и собирались казнить? – Сергей развёл руками. – И каждый раз добавляй новое «а если», на сколько фантазии хватит – а если у него была возможность их не уничтожать?... А если они могли ему воткнуть нож в спину? Ну и так далее.
 – Давайте не будем больше отвлекаться, а обсудим дальнейшие действия, – Евгений махнул рукой, приглашая остальных вновь собраться у изображения планеты. Все согласно закивали и встали вокруг голографического макета. – Предлагаю начать с того, что дать название планете, – и немного помявшись тихо произнёс, – мне нравится Прима, то есть первая.
 – А мы и не против.
   Обсуждение длилось не меньше часа. В результате было принято решение пересечь по диагоналям равнину на высоте пяти метров, скорости десяти километров в час, при движении выбрасывая роботов которыми будет управлять аватар. После выброса автоматы должны равномерно распределиться по площади, опуститься на глубину двух метров и ждать сигнала общей атаки. После команды Джека они начнут издавать звуковые волны, в результате изменения частоты и силы сигналов можно будет определить параметры, максимально влияющие на местных пловцов – так между собой друзья стали называть аборигенов.
 – После того как определимся, чем мы можем достать тамошних обитателей, начнём массовую атаку. Часть автоматов будут издавать сигналы, при приближении примарианцев они должны выключаться и замирать, а оставшаяся часть тихонечко, по-партизански, отправится к скале за анну. – Андрей повернулся к аватару, – эрл Джек, к тебе ещё две просьбы. Первая: повесь нам, пожалуйста, в бочку большой телевизор, чтобы мы могли следить за всем происходящим. Вторая: постарайся записать всё что будет происходить, и главное – все звуки на всех частотах, вдруг повезёт и мы сможем уловить их разговоры, расшифровать и словами убедить не мешать нам,… хотя… – он сделал неопределённый жест рукой.
   Друзья зашли в челнок, дверь закрылась. Они переглянулись, вспоминая, как первый раз оказались в этой запертой комнате. Только тогда она была пустая, да и они были другими. Приятелям показалось, что воздух стал прохладней, появилось неприятное чувство одиночества. И словно в ответ на эти мысли у стены возникло изображение планеты, на поверхности которой пульсировала ярко красная точка – цель их посадки. С противоположной стороны выдвинулись две горизонтальные пластины, каждая размером с ладонь. Андрей молча подошёл и положил на них руки. Мир вокруг него пропал. Ощущения были сродни как в источнике – тело пропало, перед глазами ярко голубой стеной стаяла холодная Прима. За спиной чувствовалась надёжное плечо корабля, к которому он прижимался, словно маленький ребёнок к матушке.
 – Счастливого пути. Жду вас обратно. – Прозвучало напутствие аватара, и модуль отделился от корабля.
   Первая операция по спасению анну началась.
   Подготовительная часть плана прошла без каких-либо проблем. Сбросив свой груз, бочка зависла над равниной на высоте тридцати метров. Друзья смотрели на экран, на нём отчетливо было видно, как автоматы равномерно расположились на поверхности. Местное светило стояло в зените, голубой песок, под воздействием небольшого ветра медленно переливался, напоминая покачивание океанской глади, на ней буйками замерли роботы. Некоторое время они не двигались, затем дружно забурились в песок, вызвав небольшие песчаные фонтанчики.
 – Роботы вышли на исходные точки, – прокомментировал аватар.
   Сергей, не отрывая пристального взгляда от экрана, медленно произнёс:
 – Эрл Джек, ты не мог бы показывать нам излучения, которые будут испускать автоматы… по принципу радуги, от красного до фиолетового… и чем сильнее – тем соответственно ярче.
 – Сделаю, – прозвучал ответ и через небольшую паузу продолжил, – включаю излучение.
   Над поверхностью возникла лёгкая фиолетовая дымка. Медленно изменяя окрас и становясь местами то гуще, то, практически пропадая, она переливалась, создавая фантастическое зрелище. Но не прошло и минуты, как в центре равнины туман рассеялся.
 – Есть движение, – прозвучал комментарий.
   Евгений тут же попросил:
 – Эрл нарисуй, кто там двигается. Или обозначь точкой, контуром.
   В тумане появилась чёрная тень, по форме напоминающая две торпеды – маленькую и большую, только без задних стабилизаторов и, следующие одна за другой соединённых длинной тонкой перемычкой. Передняя часть была в четыре раза меньше задней и при движении слегка рыскала из стороны в сторону. Картина напоминала прогулку с собачкой на поводке. Через несколько секунд ещё шесть таких же объектов в разных местах выскочило из глубины, скорость их движения впечатлила друзей. Андрей покачал головой и с сомнением произнёс:
 – А они ведь не в воздухе летают, и не в воде плавают. От одного только трения об этот песок любую шкуру должно было снять.
   Тени продолжали метаться по всей равнине. Через пять минут туман пропал, практически мгновенно и на всей площади.
 – Излучение выключил. Раздражающие факторы определены – любые звуковые волны. Чем сильнее сигнал – тем сильнее реакция аборигенов.
 – Спасибо эрл Джек. – Андрей продолжал рассматривать метающиеся торпеды, как вдруг удивлённо вскрикнул, – смотрите!
   Из песка пулей вылетел один из роботов, за ним второй и так ещё около десятка отправилось в воздушное путешествие. Евгений хлопнул в ладоши и радостно произнёс:
 – Они догадались, кто им мешает! Они разумные.
 – Погоди радоваться, – Сергей махнул на друга рукой, – может их интеллект на уровни собаки… или бобра – те вон дома строят! Ты если бы сейчас такую хатку увидел, точно бы заявил, что они вообще умнее нас.
   Роботы продолжали летать, после приземления оставаясь лежать на поверхности без движения. Когда таким образом большая часть их оказалась на верху, один из аборигенов применил новую тактику. Из песка выскочила передняя часть торпеды, оказавшейся тем самым скрученным в трубу фиолетовым «листом», развернувшись, он с огромной силой ударил по лежащему автомату, повторив тот самый хлопок, который друзья уже несколько раз видели в записи. Оставшиеся примарианцы подхватили начинание товарища и по всей равнине поднялись столбы пыли и песка, после оседания были видны глубокие кратеры.
   Наблюдая за таким избиением их техники, Андрей тревожно спросил:
 – Эрл Джек! У нас есть потери?
 – Два автомата вышли из строя после падения и ещё пять в результате ударов аборигенов по их корпусу.
 – Немедленно включай на полную мощность излучение и давай команду на погружение на прежнюю глубину. Звук больше не выключай!
   Сергей добавил:
 – И обозначь нам, пожалуйста, всех роботов ещё оставшихся в строю.
   На экране началось что-то невообразимое! Пловцы метались по всей равнине, швыряли автоматы, пытаясь их выкинуть на скалы, как можно дальше за пределы равнины. Но те как назойливые муравьи, возвращающиеся в свой муравейник, упорно двигались обратно, тут же зарывались в песок и уже на глубине пытались добраться до своего места. Мало кому из роботов это удавалось сделать, ошалевшие примарианцы выхватывали их из песка и снова и снова швыряли как катапультой. Или подбросив на несколько метров вверх, ждали приземления, для того чтобы с огромной силой прихлопнуть о поверхность или подобно большой теннисной ракетке, нанести удар, отправив как можно дальше. Количество ярко красных точек, обозначающих автоматы, медленно, но неукротимо сокращалось.
 – Какие у нас потери?
 – Двадцать три процента.
 – При такой же скорости уничтожения, насколько времени их хватит?
 – Семь часов.
   Андрей повернулся к приятелям:
 – Ну что пригорюнились – повеселимся? Не пора ли уже нам самим прийти на помощь войску?
   Сергей радостно захлопал в ладоши.
 – Ура! Вперёд! В атаку!
 – Только давайте не будем делать ни чего плохого аборигенам. Они же в своём праве – родину защищают, а мы для них, как ни как – оккупанты.
 – Евгений! А как, по твоему мнению, мы их можем обидеть? У нас даже оружия нет.
   Друзья сосредоточенно замолчали, в модуле чувствовалось слегка нервозное настроение. Андрей вновь подошёл к пульту управления и положил на него руки, картина на экране стала стремительно приближаться, пока не достигла метра от поверхности.
 – Ну,… вот мы и прибыли! – он опустил руки.
   Приятели встали у двери по краям, словно в почётном карауле.
 – Чего стоите? Вперёд!
 – Нет, – Женька покачал головой, – это твой бой, тебе и выходить первому.
 – И давай без дискуссий, – Сергей нервно махнул рукой, – мы уже всё решили. Давай, не томи.
   Андрей открыл дверь, коснувшись восьмёрки, и первым выпрыгнул на поверхность чужой планеты. Друзья последовали следом. Яркий солнечный свет, тёплый ласковый ветер, шуршащий песок под ногами и безграничный простор! После долгого путешествия в замкнутом помещении у ребят словно выросли крылья, разве может быть что-то прекрасней ощущения земли под ногами, когда ступнями можешь почувствовать каждую песчинку, прекрасней возможности дышать полной грудью, чувствуя ласковый ветер на лице? Приятели стояли опьянёнными, счастливыми, глупо улыбались и щурились на солнце. И не смотря на то, что место посадки было выбрано вдали от центра развернувшейся схватки, не прошло и двух минут, как идиллия первой высадки человека на чужую планету была внезапно нарушена выскочившим из земли свёрнутым в трубу двухметровым листом тополя. Не сговариваясь, они бросились в разные стороны.
   Несколько часов подряд друзья занимались лишь тем, что бегали по песку выхватывая из под ударов автоматы. Стоило заметить разворачивающийся лист, как нужно было немедленно спешить на помощь, спасать технику. Через некоторое время пришло ощущение рутины, одни и те же действия притупили чувство опасности, к тому же почувствовав своё превосходство благодаря способности ускорятся у ребят появился кураж. Теперь спасая каждого очередного робота они, бравируя перед опасностью и друг перед другом, стали легонько поглаживать ладонью гладкую как стекло поверхность аборигенов с внутренней стороны, где нанесён узор. А затем, дождавшись, когда начнётся движение для удара, отодвигались, освобождая место, слегка похлопывая по обратной стороне, и тут же отбегали в сторону. Нельзя было сказать, что эти их действия как-то раздражали пловцов, скорее всего главным вредным для них фактором оставался постоянный вой и треск, издаваемый роботами, а также успешные действия спасателей. После вмешательства приятелей ни один автомат не пострадал, но атакующие как будто ни чего не замечали и планомерно продолжали свои попытки, нанося удары по воздуху или поверхности, вызывая мощные песчаные брызги. Когда наскучило и поглаживание, Сергей, заметив очередного нацеленного в небо и стоящего свечой примарианца, подпрыгнул, ухватился за его край, подтянулся, встал на самую «макушку» и замер, высоко подняв голову в ожидании, когда лист пойдёт вниз, чтобы затем эффектно спрыгнуть. Но абориген словно окаменел и продолжал стоять столбом. Вся баталия, длящаяся не один час, внезапно прекратилась, всё, как по команде, замерло. Удивлённый таким поведением Сергей огляделся кругом и обомлел – Женька, тихонько напевая что-то себе под нос, стоял, прижавшись всем телом к одному из раскрытых листов, при этом поглаживая его и что-то напряжённо делая. Словно обиженный ребёнок, поставленный родителями в угол и в отместку за это, из вредности, ковыряющий стену. Легко спрыгнув пружинистым шагом, Сергей направился к другу.
   По дороге к нему присоединился Андрей, на ходу поднявший голову, и произнёсший, глядя в небо:
 – Эрл Джек, вырубай эту какофонию. Самим уже надоело до отрыжки.
   Мгновенно наступила тишина. После дикого, не прекращающегося ни на секунду визга и скрежета держащего всех в напряжении несколько часов, тишина подействовала как масло на кипящую воду. Сергею стало даже не много жалко аборигенов, которые в отличие от них, не могли ускоряться и там прятаться от шума, а вынуждены были терпеть его постоянно. У него поднялось настроение, стало удивительно легко и спокойно, он ещё толком не знал, что произошло, но почему-то ему казалось, что они уже победили.
   Подойдя к Женьке, приятели увидели, как он пытается достать осколки одного из разбитых роботов, пробивших шкуру аборигена и застрявшие в ней. Посмотрев на подошедших друзей, он тихо произнёс:
 – Ему больно.
   Сергей от возмущения, чуть не задохнулся:
 – Послушай добрый доктор Айболит, а ни чего, что они всё это время настойчиво пытались сделать больно нам? И если бы мы не могли ускоряться, то, наверняка, уже и боли бы не чувствовали! – и добавил, в ответ на немой вопрос собеседников, – чего уставились? Мёртвые боли не чувствуют.
   Неожиданно Андрей решил прийти Евгению на помощь:
 – Ну, начнём с того, что если бы мы не могли ускоряться, то и сюда бы ни когда не спустились. Если у тебя нет прихватки – ты же не станешь голой рукой горячую сковородку хватать?
 – Вот дают! – Сергей хлопнул себя по ляжкам, – так это мы что ли выходит злые и гадкие, а они белые и пушистые?
   Между тем Евгений, продолжая тихонько напевать что-то себе под нос и поглаживая одной рукой, другой очистил почти всего примарианца. Остались только три самых крупных куска, засевших глубже остальных. Он внимательно разглядывал их, не зная как подступиться, чтобы причинить как можно меньше боли пострадавшему. Остальные аборигены по одному, не спеша, ушли под землю. На равнине, в лучах заходящего светила остались только раненый и стоящие вокруг него трое друзей. Не смотря на позднее, по местным меркам, время, темноты не наступало в большей степени благодаря огромному количеству звёзд на небе, а также трём крупным и двум мелким спутникам. Почти полностью пропали тени, изменились оттенки окружающего пейзажа, добавились лёгкие жёлтые тона, сделав картину ещё более чуждой и нереальной. Узор на поверхности аборигена поблёк, возле ран появились странные зелёные разводы. Андрей показал на них рукой и тихо произнёс:
 – Похоже, ему стало хуже…
 – Ну что смотришь, лекарь? Взялся, а сам и не можешь?
 – Что ты какой злой? Лучше бы помог Евгению, если конечно знаешь как, а то критиковать мы все можем.
 – А ну-ка дай мне попробовать, – Сергей попытался пододвинуть друга, но тот недоверчиво закрыл собой примарианца. – Да не бойся ты, не обижу я его. Смотри и учись.
   Ускорившись, он подошёл с другой стороны к ранам аборигена, не снижая скорости, достал из него все три куска и немного подумав, убрал их к себе в карман. Время пошло обычным порядком, друзья заметили, что раненого стало слегка трясти, по поверхности всего листа несколько раз прошлась волна мелкой дрожи. Евгений ещё сильней прижался к пострадавшему, не переставая тихонько поглаживать его гладкую поверхность, и укоризненно посмотрел на друга.
 – Зря на меня косишься, если бы ты медленно стал вытягивать, было бы всё гораздо хуже, а ему гораздо больней.
   Примарианец, слегка оттолкнув Женьку, не спеша свернулся в трубу и ушёл под землю.
 – А где спасибо? – Сергей усмехнулся, – вот тебе и вся благодарность.
 – Если бы мы не пришли сюда со своими визжалками, то и благодарить было бы не за что…
 – Ну хватит! – перебил он резко друга, – ну не смешно уже! Если бы они не хлопали анну, то и нас бы здесь не было, – и спросил, повернувшись к Андрею, – что дальше?
 – Я думаю…
   Но о чём он думает друзья так и не узнали, закончить ему не дали. Зашуршал, зашевелился под ногами песок, приятели отбежали в сторону. На том месте, где они только что стояли, поднялся бархан, из которого стал медленно появляться бок какого-то существа. Диаметром оно не превышало свёрнутого в трубу листа примарианца, было такого же цвета фукси, только в отличие от него, всё покрыто шевелящимися очень тонкими отростками длиной около пяти сантиметров. Со стороны, в свете звёзд, казалось, что оно покрытой мехом, который от ветра шевелится и переливается всеми оттенками фиолетового цвета, только очень медленно, словной находилось под водой и морские волны, не спеша перекатываясь играли этим чудом чужой природы. Зрелище завораживало. Друзья подошли в плотную, Евгений протянул руку, пытаясь погладить чужака, но Андрей успел его перехватить.
 – Погоди, не торопись. Если не ошибаюсь это вторая часть примарианца.
 – Да, это так, – раздался голос аватара из ближайшего робота.
 – Ну и что?
 – А то, что при помощи этих волосков он, скорее всего, двигается. – Андрей выждал паузу, давая время товарищу осознать сказанное, – а теперь представь себе, на минуту, какая сила у них должна быть, чтобы разогнать эту махину до такой скорости!
 – Пальцы лучше любой яйцерезки нашинкует. – Сергей усмехнулся. – А это что такое?
   Абориген немного шевельнулся, и друзья увидели торчащий из него белый отросток, внешне очень похожий на червя, толщиной около трёх сантиметров и длинной больше метра. В районе, где он присоединился к корпусу, «мех» не шевелился, повис скомканными прядями и был такого же мутно-белого цвета.
 – Похоже на прилипалу. – Евгений почесал затылок, – я помню, по телевизору видел, показывали: кит плывёт в море, а на нём сидят рыбы прилипалы.
 – Нет, здесь не то, – Сергей покачал головой, – там они вместе путешествуют, а этот похоже – паразит. Видишь, как всё вокруг укуса побелело, как будто соки из бедолаги сосут. А вот этим местом наверно о камни тёрся, чтобы содрать эту гадость, – он показал на два продолговатых шрама, просвечивающих через белый мех.
 – Надо бы помочь…
 – А мы и не догадались…
   Женька снял рубаху, намотал её на руку и стал аккуратно раздвигать слипшиеся пряди в районе присоединения червя. Примарианец продолжал лежать не шевелясь. Добравшись до тела, друзья ни чего особенного не увидели. Паразит, проткнул шкуру несчастного, спрятав свою голову где-то внутри его.
 – Что будем делать? – Евгений обратился к друзьям, ища у них поддержки. – Тянем?
   Приятели дружно кивнули, Андрей хмуро добавил:
 – Не забудь ускориться и обмотать обе руки.
   Женька молча кивнул, пересиливая отвращение, ухватился за конец червя и быстро дёрнул. Паразит вылез как по маслу без сопротивления. Примарианец сразу ушёл под землю. Друзья подошли ближе, чтобы лучше разглядеть «добычу» свисающую с Женькиных рук. Вид червя вызывал отвращение – гладкий, белый, с выпуклыми прожилками по всему телу, на том месте, где должна была быть голова, не было ни чего, ни каких отверстий или даже пятен, оба конца абсолютно одинаковые. Андрей, брезгливо поморщившись, обратился к другу:
 – Положил бы ты его. Похоже, он пищу кожей засасывает, как бы не прилип к тебе.
   Евгений бросил паразита на песок вместе с рубашкой и отпрыгнул. Нервно вытирая руки об штаны, спросил:
 – Эрл Джек, а тебе его для каких-нибудь опытов не надо?
   Стоящий рядом, и всё это время наблюдавший за друзьями, робот произнёс:
 – Нет.
 – Какой ты не любопытный. Исследовал бы его, определил, что к чему, намешал какой-нибудь гадости, распылил над планетой, червяки бы все загнулись, а местные о нас сложили легенды, как о героях со звёзд.
 – Экий ты, оказывается, тщеславный, – Андрей покачал головой, – а если через какое-то время эта самая гадость на каком-нибудь там генном уровне повлияет на будущее потомство и у них на… ну… где-то рога вырастут? Тебя же целая планета проклинать будет!
 – А что? Тоже слава… только не совсем героев. А может им сзади рога даже очень и понравятся! – Сергей засмеялся.
 – Да, Евгений, твои друзья правы. Любой баланс, на любой планете очень не устойчив, настраивается в течение не одного тысячелетия. Малейшее колебание может привести к полному изменению системы.
   Андрей поднял руки, останавливая дальнейшие разговоры.
 – Всё, хватит диспутов. Переходим от спасения местных жителей от всяческих напастей к тому, ради чего мы здесь оказались – спасения анну, – он повернулся лицом к роботу, немного помолчал и серьёзно произнёс, – эрл Джек, запускай роботов. Общим строем к скале за анну. При приближении примарианцев включай звук, чем ближе приближаются, тем громче. Давай! – и махнул рукой.
   Прошёл час. Ни чего не происходило, друзья разлеглись на песке и тихо переговариваясь, ждали результата.
 – Интересно, – спросил Евгений ни к кому конкретно не обращаясь, – как аватару удаётся передавать сигналы роботам на такую глубину?… А когда станет два километра, сможет и дальше ими командовать? А у нас на Земле такие технологии есть? Чтоб сквозь толщу земли на такое расстояние. – Заметив, что Андрей хочет ему что-то ответить, перебил его, – да знаю, знаю, что хочешь сказать: « Спроси в источнике», – и, вздохнув, продолжил, – скучные вы стали…
 – Ты можешь быть очень хорошим механиком, но совершенно не уметь управлять автомобилем, можешь наоборот – быть высококлассным водителем и знать, что под капотом твоего авто только приблизительно, ну а можешь быть и тем и другим одновременно…
 – И самые лучшие профессионалы как раз из последних! – перебил друга Женька.
   Андрей утвердительно кивнул.
 – Спорить не буду, вполне может быть. Но с каждым шагом,… если хочешь, прогресса, это становится всё трудней. И вот тебе следующая пара примеров: фармацевт и врач; компьютерщик, программист и пользователь. Про первый случай даже говорить не буду, точно не знаю, но мне кажется это как небо и земля. В последнем – две любые из трёх специальностей в одной голове уже огромная редкость. Для того чтобы овладеть любой из них в совершенстве нужно потратить уйму времени, а потом ещё тратить и тратить, чтобы оставаться на «плаву». Так что на двух стульях не усидишь – просто реально не хватит времени.
   В пяти метрах от них из-под земли появился абориген и медленно стал описывать круги, вращая листом. Приятели встали, Сергей показал пальцем себе под ноги.
 – Там что-то происходит. Очень похоже, на то, что он просит нас остановиться.
   Андрей кивнул и тяжело вздохнул.
 – Что ж нам так не везёт?
   Через пару минут появился первый робот и заговорил голосом аватара:
 – Аборигены не пропускают автоматы. На глубине двадцати метров они выстроились сплошным слоем, пройти его не возможно. При включении излучения реакции никакой нет.
 – Останавливай движение и выключай звук. – Андрей развёл руками, – давайте дальше думать, как будем объяснять, что нам от них надо.
   Примарианец ушёл под землю. Сергей задумчиво посмотрел ему вслед.
 – Двадцать метров из почти двух километров! – он в сердцах сплюнул, – вот вляпались! Мы тут год проторчим. Надо было бомбить, не о чём не думать и ни кого не жалеть. Быстро и эффективно.
   Андрей с удивлением посмотрел на друга.
 – Ты чего нервничаешь? Разве этим поможешь? Что-то на тебя это совсем не похоже…
   Задумчиво почесав затылок, Сергей, смущаясь, произнёс:
 – Наверное, устал…
 – Ладно, ерунда, бывает. Может ты прав, и нам пора отдохнуть.
   Под ногами у друзей вновь зашевелился песок. На поверхность тяжело плюхнулся необычно толстый пловец.
 – Вот ещё один! – Евгений усмехнулся, – а этого от чего, от ожирения, что ли лечить?
   Трёхметровый лист развернулся, и приятели увидели лежащего на нём маленького, не больше полутора метров, аборигенчика. Друзья обомлели, впервые перед ними была не часть примарианца, а весь он полностью. Первое что им сразу бросилось в глаза это его цвет – грязно белый, свёрнутый лист торцом прижимался к остальному корпусу, мех на нём почти не шевелился, а где и пробегала лёгкая волна, то напоминала скорее судорогу. Земляне в нерешительности подошли к самому краю большого листа, не зная как поступить дальше. Евгений опустился на колени и скользящими движениями, по звериному, добрался до больного. Тихонько поглаживая, принялся внимательно, со всех сторон разглядывать, пытаясь повернуть его с бока на бок. Приятели внимательно следили за действиями товарища, не вытерпев, Сергей позвал друга:
 – Женька, давай его к нам. Здесь все вместе лучше разглядим, что с ним случилось.
   Но стоило только попытаться приподнять малыша, как большой лист принялся вибрировать и загибать внутрь края.
 – Не даёт!
 – Сами видим, – Андрей закусил губу, – попробуй ещё раз его перевернуть и развернуть сам лист.
   Через пару минут Евгений вскрикнул. Друзья попытались заглянуть ему через плечо, чтобы увидеть причину крика.
 – Женька! – Сергей толкнул его тихонько в спину, – покажи, что случилось?
 – Смотрите, – он отклонился в сторону. Перед ними лежал раскрытый маленький лист, а вдоль его по диагонали от края, до края шёл узкий, но глубокий рваный шрам.
 – Где это его так?!... Или кто?
   Евгений повернулся и умоляюще посмотрел на друзей.
 – Чего будем делать?
   Но те продолжали молча стоять и хмуро смотреть на раненого. Сергей медленно произнёс:
 – Только один вариант… эрл Джек, сможешь вылечить этого малыша? Сколько времени нужно, чтобы создать робота, который сможет обработать эту рану, затем её зашить и... вылечить его?
 – Да, есть большая вероятность, что я смогу ему помочь, за время, что мы здесь находимся, сделаны все… сканирования, необходимые для составления модели этих организмов. На создание автомата мне потребуется ориентировочно шесть-семь дней, но не хватает информации. Нужны образцы тканей, их требуется доставить на корабль.
 – Этого хватит? – Он достал из кармана обломки робота, испачканные какой-то слизью, – это то, что я достал из того, первого раненого пловца.
 – Да, вполне…
 – Погодите, – Евгений перебил товарищей, – он не протянет столько времени.
 – Мы не будем столько ждать,… вернее не все будем. – Андрей посмотрел на друзей, – делаем так: я с Женькой остаюсь здесь, ты Сергей берёшь эти осколки и летишь на корабль. Эрл Джек, как только он прибудет сразу уходи в аст, когда всё будет готово – выходишь. Сергей берёшь нового робота и назад к нам. – Он ещё раз внимательно на всех поглядел. – Замечания, предложения есть? – затем, подождав и не дождавшись ни от кого ответа, продолжил, – тогда вперёд!
   Приятели молча обнялись, впервые за несколько месяцев им предстояло расставание. Модуль исчез в небе, оставшиеся друзья проводили его взглядом.

* * *

   Евгений гладил раненого, вновь начав тихонько что-то напевать себе под нос. От нечего делать Андрей пошёл ещё раз осмотреться, а заодно посмотреть, что стало с паразитом, которого они достали из примарианца и оставили лежать завёрнутым в Женькину рубаху. Подойдя, увидел, на том месте, где был брошен червь лужу белой слизи с резким неприятным запахом.
 – Фу-у! Ну и гадость! – его передёрнуло.
   В небе появилась точка. Через пару минут на поверхность опустился модуль, из которого выпрыгнул весёлый Сергей.
 – Мужики! Привет! Как я по вас соскучился! – Он принялся радостно трясти Андрея за руку. – Десять дней как… как… не знаю как кто. Мы вдвоём с эрлом... Как эти анну по одному путешествуют?
 – Ладно, ладно, – Андрей слегка опешил от такого напора друга, – сидел, небось, сутками на пролёт в источнике…
 – Клевета!
 – А почему десять дней? Вроде как за неделю хотели управиться?
 – Мы с эрлом решили ещё кое-что сконструировать, – он показал на свою голову.
   Присмотревшись, Андрей заметил на нём тонкий обруч, похожий на ремешок, каким в стародавние времена перевязывали волосы мастеровые люди, чтобы волосы не лезли в глаза.
 – Вот возьми, – Сергей протянул ему такой же, – одевай.
 – Это что, так срочно?
 – Одевай, одевай. Сейчас сам всё поймёшь.
   Андрей взял из рук друга тонкий очень лёгкий обруч, и с недоверчивым видом осмотрел. Взвесив на руке, попытался определить, из какого материала он сделан. Но, так и не придя ни к какому решению, протянул обратно.
 – Давай потом. К тому же он мне велик.
 – Одевай! А то больше не дам ни чего! Эту штуку аватар назвал винасом. Оба одевайте! – Он протянул ещё один обруч Евгению, – мы с эрлом для них старались, ночи не спали, а он ломается как девочка! А ну одевай!
   Женька безропотно принял из его рук поясок и тут же, не раздумывая, надел на голову. Андрей увидел, как лицо друга вытянулось от удивления, поняв, что просто так Сергей от него не отстанет, махнул рукой и, последовав за примером, надел обруч. Размер подошёл идеально, веса не ощущалось – полное отсутствие какого-либо дискомфорта.
 – Тебе удобно? – раздался в голове голос аватара, от неожиданности Андрей вздрогнул.
 – Да, спасибо, – ответил он автоматически, также мысленно.
   От удивления не зная, что сказать или спросить он посмотрел на довольного Сергея, улыбающегося широкой улыбкой.
 – Здорово, да? – прозвучал в голове его голос, и уже вслух произнёс, – а ещё мы теперь можем между собой одновременно мысленно разговаривать, или каждый с каждым, а эрл Джек одновременно с каждым из нас. Но самое главное! Мы теперь можем общаться во время наших ускорений!
 – Да, удобно, – Евгений кивнул головой.
 – И это всё?! – Сергей от возмущения чуть не задохнулся.
 – Не кипятись, вы оба молодцы, сделали превосходное устройство, за него вам огромное спасибо и мы ещё не раз вас поблагодарим. Но сейчас мы очень ждём автомат за которым тебя посылали. Видишь как малыш мучается.
 – Минуту! – Он запрыгнул в модуль, через минуту вернулся, держа в руках большого, размером со среднего пуделя, чёрного паука. – Вот! Сейчас вылечит!
   Сергей положил членистоногое существо на большой лист, рядом с Евгением. Робот приподнялся, встал на все восемь лап, подошёл к раненому и уселся перед ним. Две задние лапы взяли малыша за края листа, не давая ему закрыться, а оставшиеся шесть с бешеной скоростью замелькали над раной. Включив ускорение, друзья увидели, как одна лапа очень аккуратно промывает внутреннюю часть, другая заполняет кремообразной пастой, две стягивают между собой внутренние органы, а оставшиеся две закрепляют края шкуры скрепками. Не прошло и пяти минут, как всё было закончено. Робот медленно отпустил края листа раненого, малыш неуверенно свернулся, затем развернулся, проделав эту процедуру несколько раз, в конце концов, скрутился. На второй половине сначала медленно затем быстрее зашевелился мех, забегав радостной волной от края до края. Большой лист медленно завибрировал, когда робот, а за ним и Женька сошли с него, резко свернулся, пряча в себя спасённого, и тут же ушёл под землю. Друзья довольные переглянулись между собой.
 – Вот тут ты молодец, – Андрей хлопнул Сергея по плечу.
 – Ошибаешься, вот тут я как раз и ни при чём. На все сто процентов работа эрла.
 – Спасибо эрл Джек!
 – Пожалуйста. Только не совсем понимаю за что? Лично вам я не помогал.
 – А настроение! Ты помог раненому малышу – у нас поднялось настроение. Спасибо.
   Евгений молча отряхнул штаны, поднял голову – наступал рассвет. Посмотрел на друзей и произнёс:
 – Ну что? Продолжим? Анну всё равно нужно доставать.
   Андрей хмуро кивнул головой.
 – Да, нужно… и ни чего тут не поделаешь. Эрл Джек как обстановка под землёй?
 – Примарианцы ушли, дорога свободна.
 – Тогда вперёд!
   Через полчаса из-под земли вновь появился абориген и медленно стал описывать круги, вращая листом.
 – Эрл как дела?
 – Прошли ещё тридцать метров, песок становится мельче, скорость возросла. Аборигены сопровождают, но не препятствуют.
   Через несколько минут скорость вращения лист значительно увеличилась, казалось, что он вот-вот оторвётся и улетит. От его вращения поднялся лёгкий ветер, взметнувший облако песка. Евгений сел и закрыл голову руками. Андрей не выдержал и махнул рукой.
 – Стой! Так нельзя! Мы же не варвары.
   Примарианец устало шлёпнулся на песок и очень медленно ушёл под землю. Друзья молчали, стараясь не смотреть, друг на друга. Женька тяжело вздохнул.
 – Хоть сам полезай под землю…
   Сергей, переминаясь с ноги на ногу, неуверенно произнёс:
 – Ребята,… у меня там ещё кое-что есть…
   Андрей с Евгением переглянулись.
 – А ну тащи, чего ты там придумал.
   Приятель вновь запрыгнул в модуль и вышел, держа в руках что-то внешне очень похожее на рыбу или змею, длинной около полуметра.
 – Напрасно скромничаешь, – произнёс аватар, – а вот эта идея целиком принадлежит Сергею и по моему анализу… мнению, – поправился он, – может быть очень удачной.
   Продолжая держать в руках нечто, и переминаясь с ноги на ногу, автор сего творения скромно произнёс:
 – Я вот что подумал – раз они нас не пускают, то пусть сами и возвращают анну. Как-то же их туда затащили. Но нам надо показать, что от них требуется, и вот для этого мы с эрлом создали вот этот автомат, который может, благодаря своей форме, но главное – покрытию, очень тихо и незаметно приблизиться к затерянным и, постукивая по анну, указать примарианцам нашу цель. – Он пожал плечами, – будем надеяться, что поймут. А чтобы подобраться, как можно незаметней, эрл Джек рассчитал траекторию движения, проанализировав траектории самих аборигенов. – И добавил, хитро прищурившись, – ну что не зря мы десять дней хлеб ели?
 – Ой, не говори гоп, – Андрей дружески похлопал товарища по плечу.
 – Как бы это сейчас не закончилось, вы всё равно молодцы! – Женька радостно потёр руки, – ну и чего же мы ждём? Запускай!
   Рыбка забила хвостом и, соскользнув с рук, беззвучно ушла под землю. Друзья вновь уселись на землю в ожидании результата. Местное светило приближалось к зениту, затмив все звёзды, за исключением тех, что располагались возле самого горизонта и двух поблёкших лун. Поднялся лёгкий ветер. Сергей хлопнул себя по лбу, вскочил и в который раз запрыгнул в модуль, вынеся из него три свёртка и две бутылки.
 – Мы же вам покушать привезли!
 – Ах ты, дырявая голова! – Евгений радостно вытер руки о штаны и взял один из свёртков, – мы тут голодные, как волки, а он забыл! Вот скажи мне, пожалуйста, как? Как можно забыть такой важный момент, как режим питания? – говорил он уже с набитым ртом. – М-м-м… как вкусно.
   Друзья засмеялись.
 – Не подавись.
 – Не дождётесь! Сергей, может, ты уже всё сразу достанешь? Сколько там ещё сюрпризов напрятал?
 – Это был последний.
 – А что тогда в третьем свёртке?
   Сергей снова хлопнул себя по лбу.
 – Опять забыл! Это новая рубаха, а то жалко тебя – бегаешь по песку с голым животом.
 – Вот спасибо! И накормили и одели. – Он быстро оделся, ласково погладил обновку и ещё раз поблагодарил, – спасибо, старая здорово мне нравилась, но и эта не хуже.
   Андрей внезапно нахмурился и обеспокоено позвал аватара:
 – Эрл Джек, передавай, что происходит… через каждые пятьдесят метров.
 – Прошли пятьсот метров, – друзья, слушая его, радостно переглянулись, – три аборигена следуют рядом, но ни как не реагируют. Полностью повторяют движение автомата, при остановке – останавливаются, при увеличении скорости – не отстают.
   Сергей удивлённо вскрикнул.
 – Не может быть! Поверхность устройства, при движении по этому песку, вообще не должна издавать ни каких звуков! Она, конечно же, издаёт, но очень, очень…
 – И они их услышали, – Андрей задумчиво произнёс, – представляешь теперь, каким грохотом должен звучать для примарианцев шуршащий даже от лёгкого ветра песок.
   Женька закивал головой.
 – Вот почему они стараются прихлопнуть всё что наверху, и издаёт звук. Они ровняют песок! Чтобы избежать завывания на неровностях.
   Прошло более четырёх часов. Друзьям не оставалось ни чего, кроме того, как ждать, усевшись на песок. После очередного доклада Джека до ближайшей цели оставалось меньше сорока метров. Из под земли появился очередной примарианец с рваной раной на краю листа, робот, лежащий неприметной чёрной горкой и о котором приятели уже забыли, встрепенулся, подошёл к вновь прибывшему и принялся за работу. Через пару минут всё было закончено – абориген исчез под землёй, а автомат снова превратился в холмик. Сергей усмехнулся.
 – Прямо больница получилась. У нас там, в модуле, ещё шесть штук таких лежат... на всякий случай. Улетим, надо будет здесь оставить. Эрл сказал, что они могут автономно тысячу лет работать. Может, и правда – вспомнят когда-нибудь добрым словом.
 – А говорил, что больше нет сюрпризов.
 – Так это уже и не сюрприз…
 – Прошу прощения, что перебиваю ваш разговор, но автомат прибыл. – Услыхав это сообщение, друзья встрепенулись. – Приблизился вплотную, пошли сигналы, примарианцы остановились, ни как не реагируют, – продолжал комментировать аватар.
 – Дай команду роботу отодвинуться на пару метров, – быстро выпалил Андрей.
   Тишина затянулась. В ожидании дальнейших событий приятели сидели на песке не шелохнувшись, словно одним неловким словом или движением могли что-то испортить.
 – Один из пловцов взял в лист анну, начал движение к поверхности, два других идут на метр впереди него, – будничным голосом вещал Джек.
   Сергей с Женькой набрали в рот воздуха для победного крика, подняли руки вверх, явно намереваясь хлопнуть ими от радости по песку, как в голове прозвучал мощный приказ: «Молчать!!!» Шокированные таким поворотом, замершие, с поднятыми руками, набранными полными лёгкими и выпученными глазами они повернулись к Андрею.
 – Ты чего? – медленно выпуская воздух, спросил Евгений, – так и инфаркт получить можно.
 – Ты для чего эту штуку на голову надел? – поддержал Сергей приятеля, – нас пугать?
 – Ещё во время обеда не вздумай повторить!
 – Я вас предостерёг от глупости, которую вы только что хотели совершить.
 – А что искренне радоваться это глупость? – Женька не унимался, в ответ Андрей покачал головой.
 – Ты не забыл, что произошло с первой путешественницей? Она просто тихонько шла, загребая ножками песок, но даже эти звуки вывели примарианцев из себя. А теперь ответь, – он сделал паузу и, сощурившись, продолжил, – пожалуйста,… вы чего собирались делать? Уж не орать ли и прыгать от счастья?
   Друзья виновато опустили головы.
 – Ага, вижу, что стыдно. Значит не безнадёжные. Радоваться будем, когда окажемся на борту со всеми семью анну. То, что одного из них куда-то потащили, ещё ни чего не значит. Сидим, ждём и не шевелимся! – Он мысленно позвал аватара, – Эрл Джек, сколько нам ждать, если всё пойдёт удачно.
 – Через семь часов и шестнадцать минут может быть доставлен первый.
   Вся троица тяжело вздохнула. Сергей задумчиво произнёс:
 – Может, стоит отправить рыбку к следующему и начинать потихоньку стукать по второму анну. Ну не три же аборигена здесь находятся. Когда нас хотели прихлопнуть, так не меньше десятка штук точно было.
   Андрей отрицательно покачал головой.
 – Опасно, не станем наглеть. Давайте дождёмся хотя бы одного, а то вдруг решат, что не того взяли – этого бросят и отправятся за другим…
 – Мы ещё ни одного не получили, а уже строим планы на будущее, – поддержал Евгений товарища.
 – Да, ждём первого вместе, затем будем дежурить по очереди, а ты, эрл Джек, прямо сейчас отправь автомат к следующему анну, но сигналить будешь, когда мы получим первую посылку, а затем,…- он на минуту задумался и уверенно продолжил, – ну а там видно будет.
   Возле робота-лекаря появилось сразу два раненых аборигена. Пока он их обрабатывал, Сергей, не спеша, достал из модуля оставшихся шесть абсолютно одинаковых автоматов и положил рядом с первым.
 – Если так и дальше пойдёт, то здесь скоро будет не протолкнуться, – он радостно потёр руки, – что, эрл Джек, не зря трудились? Только нам, когда эта куча мала начнётся, нужно будет перебираться в другое место, а то затопчут.
   Время тянулось ужасно медленно. Если бы кто-то из старых знакомых, оставшихся на Земле, мог сейчас увидеть друзей, то ему представилась бы очень необычная картина: на равнине, покрытой светло голубым песком, в свете заходящего светила, освободившего пространство на небе для звёзд и лун, сидели три товарища. Прислонившись спиной друг к другу, согнув ноги в коленях и облокотившись на них, друзья тихо и мирно вели беседу. Неожиданно поднялся ветер, по земле заструилась голубая песчаная поземка, добавляя загадочности и нереальности в эту картину. Евгений посмотрел на появившегося очередного аборигена, на спешащего к нему на помощь лекаря и, вздохнув, произнёс:
 – Сейчас бы сфотографироваться и послать фото домой, вот бы там все обомлели.
 – Я могу послать ваши изображения в любой момент времени, с любого ракурса используя глас и сотовые телефоны ваших родителей.
 – Ты знаешь, – медленно, после некоторого раздумья, продолжил Женька, – наверно не надо.… Потом, когда-нибудь, в будущем мы им всё покажем, расскажем да и сами вспомним о том как сидели на чужой планете, слушали чужой ветер, скрипели на зубах чужим песком, смотрели как лечатся аборигены и… ждали.
 – Да-а уж, – Сергей усмехнулся и, повернувшись, хлопнул его по плечу, – будет что вспомнить!
   Друзья засмеялись и стали ждать дальше.

* * *

   Три друга уже давно сидели молча, каждый смотрел в свою точку и думал о своём. На зашевелившийся, в очередной раз, рядом с ними песок внимания обращать ни кто не стал, посчитав, что это ещё один раненый абориген прибыл за помощью. Андрей нехотя повернул голову и вздрогнул – из земли торчала рука, сжимающая какой-то предмет прямоугольной формы. Он быстро, но аккуратно встал на ноги и, не повышая голоса, скомандовал:
 – Мужики, подъём! Эрл Джек, давай сюда модуль.
   Буднично, без излишней спешки, друзья достали из песка первого спасённого ими анну. Им, вернее, ей оказалась та самая строгая дама, напомнившая ребятам их классного руководителя Марию Ивановну. В руках у неё был пульт управления роботом, которым она управляла в тот момент, когда примарианцы запустили в неё этим самым роботом. Осторожно стряхнув песок, приятели занесли спасённую в модуль. Андрей посмотрел на Сергея.
 – Мы с Женькой на корабль, ты первым остаёшься дежурить. Через полчаса пришлём челнок с едой, когда достанут следующего анну – сменишься.
 – Добро.
 – Эрл Джек, что происходит под землёй?
 – Следующая тройка взяла гесса Пуишу и только что начала движение к поверхности.
   Евгений поднял указательный палец, привлекая внимание.
 – Можешь определить – это те же аборигены или другие?
 – Все трое не участвовали в доставке первого анну.
 – Это очень хорошая новость.
   Друзья обнялись. Челнок взмыл в небо.
   Через час Сергей разложил перед собой на небольшой скатерти обед и, любуясь восходом, принялся, не спеша, есть.
 – Вот это пикник! – он усмехнулся, отрываясь от трапезы. Открыл бутылку с напитком, по вкусу напоминающим клюквенный кисель, поднял вверх на вытянутой руке:
 – Ну,… за путешествия! – и сделал большой глоток.

* * *

 – Эрл Джек, привет! – Женька радостно вбежал на корабль.
 – Здравствуй, Евгений, не смотря на то, что я ни на минуту с вами не расставался.
 – Не умничай, а готовь места рядом с лоссом.
   Отправив свёрток с едой Сергею, друзья принялись устанавливать спасённую анну. Закончив с этим, отправились приводить себя в порядок, затем обедать. Делали всё не спеша, отдыхая от тяжёлого и очень длинного дня. У ребят, неожиданно для них самих, появилось чувство домашнего уюта, они были дома. Всё вокруг стало знакомым и привычным. Чужеродный корабль, созданный неизвестно где и кем, путешествующий через толщи пространства вдруг стал близким и родным.
   Андрей потянулся и сладко зевнул.
 – А теперь спать… Эрл Джек, разбуди, пожалуйста, за два часа до доставки следующего анну.
   Евгений усмехнулся и наставительно произнёс:
 – Неправильно поставлена задача, – и увидав вопросительное выражение лица друга, продолжил, – Эрл Джек, ты не будешь возражать, если мы проснёмся за два часа до доставки следующего анну.
   Перед друзьями возник улыбающийся аватар.
 – Я тебя понял. Когда вы заснёте, мы уйдём в аст, и пробудем в нём, пока вы не проснётесь.
 – Меня беспокоит, что у нас мало горючего, – Андрей хмуро посмотрел на Джека, – то, что мы мотаемся туда сюда на челноке, уходим в аст, это требует много энергии? Нам топлива хватит, учитывая, что собираемся посетить ещё две планеты?
 – Хватит. Основной расход происходит во время движения в асте. Можете не беспокоится, я полностью контролирую ситуацию и при малейшей опасности вам сообщу. – Он усмехнулся и добавил, – тем более что для меня это жизненно важно.
   Друзья пошли укладываться. Андрей заметил, что Женька стал как-то странно себя вести, всё время о чём-то напряжённо думал, казался растерянным и часто чесал свой бедный затылок, в конце концов, сел на свою кровать и уставился в одну точку.
 – У тебя что-то случилось? – поинтересовался он осторожно.
   Евгений смутился.
 – Нет, ни чего, – и ещё больше смущаясь, спросил, – а можно, я следующий…
 – Следующий куда? – переспросил Андрей не понимая, чего тот хочет.
 – Ну,… после Серёги,… дежурить, можно я буду следующим!
 – Да без проблем... Ты чего задумал?
 – Нет, ни чего. Ложись, спи, а я пару минут в источнике ещё посижу и тоже лягу. – Он резко встал и пошёл к креслу. Андрей с подозрением посмотрел ему в след, но на дальнейшие разборки сил уже не осталось и он, махнув рукой, лёг спать.

* * *

   Пробуждение было лёгким. Оба приятеля встали практически одновременно, с чувством переполняющей энергии побежали приводить себя в порядок, и уже через час были на поверхности планеты. Сергей встретил друзей сонной улыбкой. От удивления Андрей обомлел, и, не веря в происходящее, неуверенно спросил:
 – Ты что,… спал?!
 – Ну не так, чтобы в полную силу… – не понимая, чего он натворил неуверенно начал Сергей, но, чувствуя в интонации товарища, что что-то не так.
 – Андрюха, иди сюда, смотри, чего он придумал, – позвал Женька, стоявший чуть в стороне и что-то внимательно разглядывающий под ногами.
   Строгим командирским шагом Андрей отправился к товарищу, подойдя, увидел на песке насыпанный небольшой холмик, на котором отпечатался человеческий контур и замер.
 – Это что?!
 – Похоже на кровать…
 – Да что вы так взъелись? – Сергей сладко потянулся, – лежал, слушал, как шуршит песок, ну… может, чуть вздремнул…
 – Вздремнул! – перебил Женька и ударил себя по бёдрам.
 – Ты забыл, где находишься? Разве можно себя так безответственно вести?! А если бы тебя спящего, как муху прихлопнули!
   Раздалось небольшое покашливание. Друзья замерли, озираясь в поисках источника звуков, заметили забытого ими робота копателя. Через несколько секунд прозвучал голос аватара.
 – Сергей находился под моим наблюдением. Я следил за обстановкой и в случае опасности принял бы все необходимые меры.
 – Так бы и сказали! Чуть до инфаркта не довели. А ты чего молчал!
 – Женька, погоди радоваться. Сергей, – Андрей посмотрел, прищурившись на стоящего, опустив голову товарища, – ты знал, что эрл тебя охраняет? Отвечай честно! Не юли!
 – Ну-у,.. так я же не знал, что засну,… а может я и не спал! Не помню,… лежал, лежал…
 – Эрл Джек?
 – Спал, – ответил, на этот раз безмолвно аватар, на недосказанный вопрос, – три часа двадцать две минуты.
 – Ах ты!!! Мы тебя здесь для чего оставляли? Дрыхнуть? Караульщик называется… Соня!!!
   Развить тему дальше Андрею не удалось, набрав в лёгкие побольше воздуху, чтобы на дольше хватило, он случайно заглянул за спину стоящего рядом Евгения и, вздрогнув замер – из земли торчала нога.
 – Тьфу, – плюнул он в сердцах, – Эрл Джек! А ты чего молчишь, что у нас гости?
 – Не стал прерывать воспитательный процесс.
   Сергей усмехнулся.
 – Ага, и тебе досталось.
 – А я с Андреем согласен. Вести себя безответственно в новом, незнакомом месте нельзя, это может очень печально закончиться.
 – Подхалим!
   Евгений поднял руки, пытаясь остановить затянувшийся разговор.
 – Народ! Хватит воздух сотрясать. Сейчас пловцы анну назад потащат, решат, что он нам не нужен. Андрей, тебя все поняли и согласились. Сергей, всё осознал и больше такого не повторит, так? – И не дождавшись ответа, продолжил, – а теперь вперёд, за работу.
   Друзья достали из песка гесса Пуишу, ту, с которой начались злоключения анну на этой планете.
 – Симпатичная, – произнёс Женька, аккуратно выдувая песок из застывших волос двухметровой красавицы.
 – Но не про нашу честь, – добавил Сергей.
 – Да,… – согласились приятели.
   Закончив погрузку и оставив, в этот раз, Евгения на дежурстве они отправились на корабль. Перед стартом Андрей посмотрел на очередного караульщика и строго спросил:
 – Надеюсь, ты спать не собираешься?
 – Ни за что! – прозвучал уверенный ответ.
 – И совершенно напрасно. – Сергей ещё раз потянулся, – спится здесь прекрасно. Лёгкий ветерок, убаюкивающее шуршание песка… просто чудо.
 – Иди давай, соня. – Андрей подтолкнул товарища в сторону модуля. – Эрл Джек, через сколько можно ожидать следующей доставки?
 – Через пять часов, а затем ещё две с перерывами в один час.
 – Здорово! Евгений, через четыре с половиной часа мы у тебя.
   Друзья заскочили в бочку. Модуль отправился в путь, Андрей повернул голову и задумчиво посмотрел на Сергея.
 – Не ожидал от тебя. От Женьки – запросто, но чтобы ты…
 – Да понял я уже! Понял! Прости дурака. Ты стал как родители.
 – О-о! Ты ещё плохо знаешь мою маму.
 – Ты думаешь моя другая? Как начнёт воспитывать, вымотает все нервы посильней больного зуба. Аж выть и на стену залезть хочется. Просто понимаешь… – он смутился и немного помолчав, продолжил – я решил, что мы победили,… лечим их…. Они же нам даже своего детёныша доверили. О том, что такое сон вообще наверняка не знают, а значит и не знают, что мы в этот момент беззащитные.
 – Оправдываешься?
 – Рули, а то врежемся во что-нибудь…
   Прибыв на корабль, друзья перенесли свою добычу в «комнату ожидания», как они стали между собой называть зал, где находились теперь уже три небольших круглых пьедестала, на которых водрузили анну.
 – Может, вернёмся на поверхность? – Андрей стоял у окна и рассматривал планету. – На корабле ещё не один день проведём, а вот на Приме, вполне возможно больше ни когда не побываем.
 – Я «за»! – Сергей потёр руки. – Очень хочу дойти до ближайшего озера и посмотреть что это за чудо природы.
 – Нет, наверное, не стоит этого делать. Вспомни, чем закончилась безобидная прогулка той красавицы.
 – Но мы же теперь очень быстрые. Убегу.
 – А если «волчья яма»?
   Сергей хотел что-то ответить, но Андрей, замахав на него руками, резко перебил, не давая сказать больше ни слова.
 – Мы не будем играть в детскую игру под названием «а если», мы будем вести себя как разумные люди.
   Модуль опустился на том же самом месте гораздо раньше запланированного времени. Друзья не спеша подошли к сидящему на песке Евгению.
 – Вот, соскучились. Решили тебя надолго одного не оставлять, – Сергей похлопал друга по плечу.
   Произошло странное – Женька не обратил ни какого внимания на прилёт приятелей и продолжал сидеть молча, уставившись в одну точку на горизонте, в руках он держал небольшую палочку, которую медленно вращал между пальцами. Вся его поза выражала глубочайшую печаль и расстройство. Сергей продолжал тормошить товарища, пытаясь вывести его из этого состояния.
 – Что ты ко мне пристаешь? – Наконец взмолился Женька, – не видишь у меня плохое настроение…
   Андрей испуганно посмотрел на приятелей и мысленно позвал аватара:
 – Эрл Джек, как дела под землёй?
 – Без изменений, действия Евгения ни как не повлияли на примарианцев, – прозвучал ответ и через пару секунд добавил, – если ты это хотел узнать.
 – Да, именно это. Спасибо.
   Андрей облегчённо вздохнул. Сергей стоял в растерянности и непонимающе переводил взгляд с одного приятеля на другого.
 – Может кто-нибудь объяснит что-нибудь, а то я себя ощущаю дураком.
 – Я не знаю! И не надо на меня смотреть с таким вызовом. Самое главное, что если Женька чего и учудил, то это на аборигенов, к счастью, не повлияло. А всё остальное, в том числе и его настроение для меня сейчас… не так важно.
   Евгений поднял голову и, продолжая сидеть, с вызовом посмотрел на друзей.
 – Вам всегда не важно, какое у меня настроение… – он вернулся в прежнее положение и очень тихо закончил, – получается у меня что-то или нет…
   Сергей присел рядом, обнял друга за плечи и слегка потряс его.
 – Рассказывай. Сейчас сообща чего-нибудь придумаем.
 – Я что подумал,… – Евгений ещё ниже наклонил голову, – как-то не правильно всё получается. Заставляем примарианцев на нас работать, таскать анну из-под земли…
 – А ни чего, что они их сами туда засунули.
 – Нас сюда ни кто не звал! Это их дом.
 – Ладно. – Сергей хмыкнул. – Продолжай.
 – Вот я и подумал: «Чем бы мы могли отблагодарить их за помощь?» – Он покосился на Сергея и с вызовом повторил, – да, за помощь. Решил – раз они очень хорошо слышат, значит нужно использовать то, что ласкает слух – музыку и попросил эрла сделать мне флейту.
 – Так ты же играть не умеешь.
   Евгений махнул рукой.
 – В источнике научился. – Он посмотрел на инструмент в своих руках и тяжело вздохнул. – Два часа им играл,… а они… ну хоть бы отреагировали как-то – нравится или не нравится.
 – А почему именно дудка?
 – Подумал: « Раз слушают шуршание песка, значит нужно что-то духовое». А флейта, мне показалась, самым удобным вариантом и по звуку и по размеру. – Женька ещё раз тяжело вздохнул. – Зато узнал, что самое страшное для художника. Ни тогда когда не понравилось, а когда безразлично.
   Андрей, слушавший молча диалог друзей, взялся за голову и тихо произнёс:
 – Подумал, подумал.… Да если бы ты, ну хотя бы одну секунду подумал! – Он тяжело посмотрел на приятелей и его взгляд не обещал им ни чего хорошего.
 – Да что такого страшного случилось? – вступился Сергей за друга, – подумаешь, поиграл на дудке и что?
 – Вам что по голове досталось или просто – память отбило? Всё держится на волоске, любое малейшее влияние на примарианцев и они на нас, в лучшем случае, плюнут, а в худшем – опять начнут гонять как повар мух мухобойкой по кухне! Ребята вы что делаете? – Андрей наклонил голову, упёр руки в бока и строго смотрел из под бровей на своих товарищей, которые сидели, вжав головы в плечи. – Наша главная задача – вернуть всех анну, и пока она не выполнена ни каких вольностей! Уж больно рано вы расслабились… не к добру это. Один сначала дрыхнет, потом по озёрам гулять собирается, второй себя альпийским пастушком представляет. Ты бы им ещё на барабане сыграл!
   Сергей наклонился к Женьке и тихо, но так чтобы Андрей смог услыхать произнёс:
 – Смотри, как разошёлся.
   Евгений кивнул и также тихо ответил:
 – Сейчас кусаться начнёт.
   Андрей плюнул в сердцах, затем махнул рукой и, замолчав, сел рядом с друзьями.
 – Ты куда уселся? – Сергей тихонько толкнул его в спину, – здесь место для провинившихся, а ты вставай и давай дальше митингуй, воспитывай нас.
 – Эрл Джек, а ты то куда смотрел?
 – Евгений не указал цель своих намерений, а когда заиграл на флейте, я не стал его останавливать потому что: во-первых, сила волн не достигала предела восприятия аборигенов, и, во-вторых,… мне понравилось, как он это делал.
   Женька горестно вздохнул.
 – Так они оказывается, даже не слышали. А я для них…
   Друзья надолго замолчали, переживая и обдумывая каждый по-своему то, что произошло. Наступила тишина, однажды прервавшаяся шелестом песка вызванного появлением и отбытием очередного аборигена прибывшего за помощью к автоматам. Проводив его задумчивым взглядом, троица продолжила молчаливую вахту. Через некоторое время Сергей случайно повернув голову в сторону Андрея посмотрел на него и удивился – друг сидел с закрытыми глазами и сосредоточенным выражением лица. «Наверное, нас продолжает воспитывать» – решил он и отвернулся обратно.
 – Встречайте, – вывел всех из задумчивости вызов аватара.
   На поверхности появился небольшой бугорок, который, медленно осыпавшись, показал часть тела следующего спасённого. Ребята принялись за работу, пока доставали, затем очищали, прошло с полчаса, поэтому в этот раз решили челнок на корабль не отправлять, а дождаться следующего анну,… затем следующего. Пловцы стали прибывать сначала с интервалом около часа, а затем и того меньше. Только они достанут, очистят от песка и занесут в челнок – как следующий уже на подходе. В результате на корабль отправились, когда все пятеро, остававшихся в песчаном плену, оказались в модуле. Разместив спасённых в «комнате ожидания» четверо друзей собрались в рубке возле источника, встали и молча смотрели в окно, стараясь лучше запомнить свою первую чужую планету, на которой произошло «боевое крещение». Чувствовалась лёгкая грусть, которая всегда возникает перед длительной поездкой, но тут она усугублялась мыслью, что прощались ребята с Примой и её обитателями, скорее всего, навсегда.
 – Эх, хорошо потрудились, – Сергей удовлетворённо потёр руки, – итого уже восемь. Есть с чем показаться.
   Андрей похлопал Евгения по плечу.
 – А ты чего какой грустный? Совсем раскис.
 – Не знаю, – Женька пожал плечами, – осталось чувство… недоделанного… или невысказанного…
 – Или несыгранного! – с улыбкой добавил Сергей.
 – Не надо по больному, – Андрей погрозил ему пальцем. – Но, не смотря на то, что вы вели себя на планете не всегда… разумно…
 – Это ещё не факт!
 – Вы так и не поняли, – он тяжело вздохнул, – представим на минуту: тебя спящего утащили под землю. Как думаешь, что было бы дальше?
   Сергей пожал плечами.
 – Ну… мне было бы плохо...
 – Тебе да, а нам в сто раз хуже! И пока бы мы тебя не нашли ни о каком дальнейшем полёте и думать было бы не чего. Каждый из вас принимая, какое то решение теперь просто обязан думать не только о себе, но и об оставшихся трёх товарищах. Вляпается один – погибнут все четверо! Как мне до вас достучаться? Мужики… пора взрослеть, раз уж так получилось. А то долго не протянем. Мы попали не просто в чужой мир – в чуждый. Мне кажется, если бы на нашем месте были бы взрослые, у них точно с головой что-нибудь случилось. – Неожиданно он улыбнулся, – но, как я уже говорил, не смотря ни на что, у нас с эрлом Джеком есть для вас сюрприз!
   Сергей с Евгением с недоумением переглянулись.
 – Когда это вы успели договориться? Мы же всегда вместе были.
   Андрей легонько постучал указательным пальцем по обручу на голове.
 – Мысленная связь… Мы летим обратно на поверхность. Идите в модуль, я сейчас кое-что прихвачу и к вам, а ты Женька дудку свою не забудь.
   Приятели вновь переглянулись, пожали плечами и пошли выполнять, что было сказано. Через пару минут к ним присоединился Андрей, неся в руках длинную, около двух метров, трость с набалдашником на конце. На немой вопрос друзей лаконично ответил:
 – Всё узнаете, всему своё время, – и, улыбнувшись, добавил, – а то сюрприза не будет.
   Челнок приземлился на том же самом месте, где приземлилась гесс Пуиша и где всё это время приземлялись они сами. Друзья, словно в первый раз, не спеша и оглядываясь по сторонам, вышли из модуля. Андрей воткнул свою трость в песок и вдавливал её до тех пор, пока не остался торчащий с набалдашником конец высотой чуть меньше его роста. Он немного отошёл в сторону осмотрел своё творение оценивающим взглядом, посмотрел на Евгения, затем снова на штырь и удовлетворительно кивнул.
 – Вот тебе, Женька, микрофон, – он показал пальцем на шарик на конце трости, – дуди в него, а мы посидим, послушаем.
   Евгений подошёл, недоверчиво осмотрел конструкцию.
 – Что это?
 – Микрофон. Эрл Джек чего-то там сконструировал и теперь эта штука может преобразовывать звуки, которые ты будешь издавать, в другие – понятные для пловцов, а затем разносить их по всей округе, но… только под землёй. – Он сделал широкий жест рукой, – давай, действуй!
 – Неси культуру в массы! Пошли, Андрюха, на мою кровать, будем сидеть и слушать. Как в филармонии. Эрл, ты с нами?
 – Я, теперь, всегда с вами.
   Приятели уселись по удобней. Сергей тихо спросил, ни к кому специально не обращаясь:
 – А это ни чего, что сейчас здесь вроде как бы ночь? Зрители случаем не спят?
   Ему ни кто не ответил. Евгений достал флейту, оглянулся на друзей, затем повернулся назад, словно ожидая чего-то. И вдруг над равниной появился первый луч местного светила – наступало утро. Недолго думая Женька заиграл. Звуки подобные лёгкому ветру полились над землёй. С первых же секунд они узнали до боли знакомый и такой родной в этом чужом мире «Гимн восходящему солнцу». Ребята оцепенели. Мелодия зазвучала в каждой клетке их тела, стало совершенно безразлично, точнее сказать, что они даже не задумывались, слушают аборигены вместе с ними или нет. Нельзя было сказать, что это была чарующая музыка или что, исполнение было виртуозным – нет, но прозвучало это в нужное время и в нужном месте, у друзей «пошёл мороз по коже». Среди пустыни из голубого песка, неба на котором кроме солнца светят сотни звёзд, озёр цвета топлёного молока, причудливых растений и ещё более не понятных обитателей песня, сочинённая индейцами Северной Америки на далёкой Земле звучала как гимн жизни, как её послание самой себе из одной части пространства в другую. Начав играть Евгений, буквально с первых аккордов, ощутил странное чувство, словно это не он играет, а мелодия сама нашла выход из какого-то другого, не известного ему мира и, используя его всего, всю его душу и тело до последней клетки, через флейту вырывалась на просторы этой планеты, стараясь стать её частью, пропитать собой этот мир. Потом звучало ещё немало хорошей музыки, но эту первую друзья не забудут уже ни когда, как и этот удивительный концерт подаренный им их другом.
   Закончив играть, Евгений молча отправился в модуль. Встав и отряхнувшись, последним взглядом окинув пейзаж, приятели отправились следом. Зайдя в челнок, они по очереди крепко пожали ему руку.
 – Здорово, – Сергей задумчиво посмотрел на флейту, – я тоже так хочу, только не на дудке, а на гитаре… и на дудке тоже можно, нет… лучше на саксофоне.
   Андрей усмехнулся и похлопал его по плечу.
 – Запутался. Учись, играй, на чём хочешь, скажи спасибо источнику, а потом выберешь, к чему душа будет лежать, – через минуту добавил, – я тоже хочу попробовать осилить… клавишные.
 – Правильно, создадим маленький оркестр!
 – С тех пор как мы улетели из дома, словно какая-то пустота внутри образовалась и сосала, сосала… игры, тренировки и даже источник – не то… чего-то не хватало. И теперь я, кажется, догадываюсь чего… – он подошёл к молча стоявшему и разглядывающему свою флейту Евгению, – спасибо! Удружил друг. Живая музыка, это то чего нам всем не хватало.
 – Как горсть родной земли в кармане, завязанной в платочек.
   Андрей кивнул.
 – Точно, Серёга! А ты взбодрись, – он слегка потормошил Женьку, – вперёд! Хватит оглядываться назад, как говорят японцы: «Прошлое прошло, а будущего может и не быть». Жить надо сейчас! У нас на борту уже восемь спасённых анну! Мне кажется, мы заслужили небольшой праздник. Эрл Джек, ты со мной согласен?
 – Так точно!
 – Тогда принимай нас на борт, стартуй к следующей планете и готовь праздничный ужин!



Евгений Эдхом

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться