Щит

Часть IV.

Время для друзей потекло обычным порядком, только теперь, то один то другой, чтобы не мешать остальным убегал в «комнату ожидания» где играл на своём любимом музыкальном инструменте. Иногда они объединялись и «давали концерт», как сами в шутку прозвали общие репетиции, где главными слушателями являлись безмолвные и глухие анну отправленные горгами за минус границу.
   Прошло уже три недели, как друзья покинули Приму. По корабельному времени настал вечер, все решили отдохнуть и Андрей, выбрав минуту, обратился к аватару:
 – Эрл Джек, я уже устал отдыхать. Не пора ли нам посмотреть кино про наше следующее задание? – Увидав нахмурившиеся лица приятелей, усмехнулся и продолжил, – что-то вы какие-то совсем не радостные стали. Чем раньше увидим, тем больше будет время для подготовки.
 – Я решил, что для лучшего восприятия вам необходим отдых и определил его продолжительность – три недели. Так что, Андрей, «не гони лошадей».
   Все засмеялись, Евгений поднял вверх указательный палец.
 – Это знак. Аватар стихами заговорил! Видишь какой ты настырный – кого хочешь достанешь. Хотя я пожалуй с тобой соглашусь, три недели это перебор.
 – Нет! Вы не так поняли! – Эрл замахал на них руками, – я решил использовать в разговоре пословицу, она показалась мне более уместной, чем «утро вечера мудренее» или «делу время – потехе час». И понимать её следует так: завтра утром, когда у вас улучшится восприятие получаемой информации, мы посмотрим, что произошло на планете, к которой направляемся.
 – Да, – Сергей покачал головой, – до зарождения чувства юмора ещё далековато…
   Приятели продолжили заслуженный отдых.
   На следующий день, утром после завтрака собрались в центре рубки. Аватар вновь показал им объёмную карту и указал на ней путь, по которому следует корабль. Возле одной из тёмных границ, где линия пути ближе всего приближалась к одной из закрытых зон, засияла ярче остальных неприметная до этого звёздочка.
 – Нам сюда, – начал свой комментарий Джек, – тёмная зона, на границе с которой находится наша цель, опасна тем, что поглощает практически любую энергию в аст поле. Так как планета, на которой нам предстоит высадиться, находится даже не на границе, а эпизодически заходит внутрь зоны, здесь было решено установить оборудование для исследований.
   Андрей поднял ладонь.
 – Эпизодически? Это как? Уточни.
 – Одной из особенностей этой зоны является то, что она делит одну из солнечных систем пополам, проходя через само светило.
 – Ясно, половину тамошнего года в зоне, половину вне,… – Сергей задумчиво посмотрел на планету. – А что границы зон так резко выражены? Какая у них ширина?
 – Строгой величины нет, и, кроме того, у каждой она может существенно меняться на различных участках. В данном месте у данной зоны граница составляет около девяноста семи тысяч километров.
   Картина продолжала стремительно увеличиваться, пока одна из планет не достигла размера полутора метров в диаметре. Друзья «ахнули», она была вся зелёного цвета, и даже её океан, по форме напоминающий спрута с большим туловищем в середине и семью расходящимися лучами щупальцами, переливался изумрудными оттенками, на полюсах сверкал зелёный лёд. С орбиты планеты к её поверхности стартовала серебристая точка, картина вновь продолжила увеличиваться. Постепенно точка превратилась в челнок, приземлившийся на краю леса. После Примы с её голубыми песчаными равнинами, местами покрытыми мхом и колючками, эта планета вызвала восторг у друзей.
 – Там есть деревья! – Евгений радостно показал на лес.
 – И трава! – поддержал друга Сергей.
   Из модуля вышли пять анну. Наступила полная тишина, приятели стояли ошарашенными с открытыми ртами и удивлённо смотрели на величаво медленно шагающую команду. Не веря своим глазам, Андрей обратился к аватару:
 – Это что? Ошибка? Они ж больше одного вне своей планеты не собираются.
 – Вам показывается прибытие группы анну состоящей из гесса Цицимы, вета Мецаля и трёх нумов для установки оборудования исследования тёмной зоны. – Предупреждая вопросы ребят, Джек продолжил объяснения, – веты и нумы это… учёные и те, кто старается их идеи реализовать.
 – Техники?
 – Да Сергей, можно и так назвать. Весь период пребывания группы показывать не буду, смотрите сразу момент трагедии.
   По изображению пробежала рябь и вот уже на равнине возникла серебристая сверкающая конструкция. Высотой она достигала более десяти метров и представляла собой ступенчатую пирамиду с усечённой вершиной. В нижней части появился светящийся контур, превратившийся затем в дверь, из которой величаво, гордо подняв голову, стали выходить все пять анну. Рядом опустился челнок, но дойти до него им было уже не суждено. Стоило последнему из них только-только выйти из пирамиды, как внезапно зашевелилась земля и, поднимая искусно замаскированные травой щиты, на поверхность выскочили три десятка аборигенов. Внешне очень похожие на людей, только более широкоплечие и низкорослые, укутанные в какие-то гигантские листья, лохматые, вооружённые луками и дубинками они бросились на гигантов. Засвистели стрелы и четверо анну застыли статуями, пятый оставался стоять в центре и, наблюдая, как нападающие, окружив его со всех сторон, явно пытаются захватить, медленно поднял руку к своему поясу, аборигены отпрянули, кто-то присел. Презрительно, с высоты своего роста, ещё раз оглядев варваров, он нажал на горг и замер. Толпа, громко завывая, накинулась на поверженных. Из щитов, которыми закрывались ловушки, они быстро соорудили что-то похожее на носилки, сложив на них свою добычу и громко напевая, процессия строем отправилась в лес. Но ушли не все, трое остались, судя по их виду и поведению, они являлись предводителями этого дикого воинства. Друзья сразу обратили внимание на эту троицу, вернее их было пятеро, но двое сейчас возглавляли процессию к лесу и являлись, скорее всего, местными шаманами. Во время нападения они не были в первых рядах, не махали дубинами и не стреляли из луков. Один из них, что-то прокричал в след уходящим, звуки, издаваемые им при этом, напоминали скрип сухого дерева в лесу при сильном ветре. Один из воинов отстал от процессии и подошёл к позвавшим. Кричавший вновь что-то проскрипел и показал рукой на остававшуюся открытой дверь в пирамиду, поклонившись, новоявленный разведчик, выставив вперёд копье, мягким кошачьим шагом отправился в указанном направлении. Не доходя пары метров, он присел и резко прыгнул в открытый проём. Ребята одобрительно закивали головами, похоже, в этот момент, их симпатии были на стороне аборигена, не смотря на то, что когда шло нападение, друзья искренне сочувствовали анну. Однако хитрость не помогла, во время прыжка перед самым носом разведчика дверь резко закрылась, в результате он со всей скорости врезался в глухую стену. Вожак, хмуро наблюдавший за этой картиной, упёр руки в бока и ещё больше сдвинул брови, постояв пару минут, повернулся в сторону процессии, уже достигшей леса, и вновь закричал. На этот раз назад вернулись четверо несущих на носилках одного из анну. Опять прозвучала скрипучая команда, и указательный палец показал на то место, где раньше был вход в пирамиду.
 – Умный паршивец! – прокомментировал Сергей, – быстро придумал.
 – Эрл Джек, сколько времени прошло с того дня? Этот вождь ещё жив?
 – Нет Евгений, его уже давно не стало, прошло две тысячи триста два земных года.
 – Очень плохо…
 – Что именно, Андрей, тебе не понравилось?
 – За это время их цивилизация могла уйти очень далеко… и что нас там сейчас ожидает…
   Тем временем очередная попытка попасть внутрь пирамиды не увенчалась успехом, какой бы частью тела взломщики не прикладывали несчастного анну к дверям, вход оставался закрытым. Взмахом руки предводитель отправил носильщиков обратно в лес. Его хмурый взгляд упал на модуль, словно почувствовав что-то неладное, челнок тут же стал невидимым. Но вожака это не остановило, и он уверенным размашистым шагом отправился к месту, где только что видел свою цель. Словно не выдержав такой стремительной атаки, модуль резко начал подъём, а вместе с ним и изображение стало смещаться, пока не исчезло совсем.
 – И куда, интересно, они их потащили? – Евгений первым нарушил затянувшееся молчание, – на костёр что ли?
 – Зубы обломают…. Да, это вам не песчаные мухобойки. Как бы с ними сражаться не пришлось.
 – Может, договоримся.
 – Сомневаюсь, – Сергей покачал головой, – ты же их видел. Им в драку влезть – одно удовольствие.
 – Прошло две с лишним тысячи лет,… – вступил в разговор Андрей, – могло измениться всё что угодно. Если сравнить с нашей Землёй, то может уже и в космос полетели. Гадать не будем, прилетим и всё увидим. Но на счёт защиты, я думаю, стоит задуматься…
 – И не только. Вам не кажется, что пора задуматься над тем, что нам нужно оружие. Как минимум холодное.
   Евгений кивнул головой.
 – Как ни странно, но в этот раз я с Сергеем согласен. Нам нужны мечи, ножи простые и метательные, луки. Эрл Джек, ты можешь нам что-нибудь эдакое предложить?
 – Эдакое?... Это какое?
 – Ну,… если меч, то такой чтобы был очень лёгкий, очень острый и чтобы мог что угодно разрубить…
 – А ещё, было бы здорово, чтобы лезвие нагревалось до большой температуры, и ни кто кроме нас не мог этот меч взять в руки…
 – Фантазёры! – Андрей усмехнулся и продолжил, – а стрелы из лука летели куда надо, даже если стреляешь в другую сторону.
 – Предложение принято. Прошу, каждого ещё раз подумать над тем чего он хочет от своего оружия. Потом я обобщу ваши пожелания, выдам мои возможности, мы вместе всё это проанализируем, примем решение и я приступлю к реализации.
 – Согласны.
 – Но у меня есть одна просьба… – Джек окинул друзей печальным взглядом, – постарайтесь… «не перегибать палку». Вы ещё очень молоды, не стоит омрачать свою душу смертями разумных существ.

* * *

   И снова потянулась череда дней полёта. Времени друзьям постоянно не хватало, львиную долю поглощали обязательные тренировки, а им ещё хотелось переделать массу дел: играть на музыкальных инструментах, в настольные игры, изучать окружающий мир с помощью источника. Даже такое любимое занятие, как созерцание космоса, когда  каждый сидит в своём кресле, стало роскошью, которую они могли теперь позволить не каждый день.
   Однажды утром, аватар предложил друзьям зайти в мастерскую, где, по его словам, их ожидал сюрприз. Приведя себя в порядок и покушав, они дружно побежали смотреть подарки. На середине комнаты стояли три разноцветных табурета, по форме напоминающих кубы – жёлтый, белый и чёрный. На каждом находилось такого же цвета: комплекты одежды, поверх которой лежали мечи в ножнах, ножи в чехлах, луки и колчаны со стрелами. Перед каждым кубом лежала обувь – «чешки», опять же в свой цвет. Друзья молча смотрели на предложенное разнообразие.
 – Эрл Джек,… большое тебе конечно спасибо, но… – начал неуверенно Сергей, – я вот подумал о том, как могла измениться ситуация на Приме, если бы у нас там были мечи. И ты знаешь,… в общем,… хорошо, что их у нас там не было.
   Друзья дружно закивали, и он уже уверенней продолжил:
 – Да и ты сам, помнишь, как просил не делать больно местным аборигенам? А оружие предназначено делать, как минимум, больно, а как максимум… брр… Даже думать не хочется.
 – Вы забываете, что оно может выступать как средство устрашения.
 – А почему тогда именно мечи, ножи и луки со стрелами? – Женька пожал плечами, – а если у них уже есть пистолеты и пулемёты, то ножичком таких уже не запугаешь. Нам надо было бы супер бластеры конструировать. И носить легко, и при выстреле кто угодно тебя послушается от дикаря до интеллектуала.
   Приятели задумались.
 – Нет Евгений, эрл Джек, в этом пожалуй прав. – Андрей присоединился к разговору, – если варвар увидит у меня в руках супер бластер, то он вряд ли испугается или будет уважать, даже если я из него выстрелю, скорее всего, попытается какой-нибудь хитростью отнять. А вот если увидит такое чудо,… – он взял один из двух своих золотых мечей. Внимательно разглядывая его, легонько подкинул, – лёгкий. То любой поймёт, что простой человек обладать волшебным мечом не может, а значит и пытаться обидеть его может выйти себе дороже.
   Внешне оружие было очень похоже на японский меч катана. Довольно длинная рукоятка, обмотанная кожаным ремешком, плюс простые деревянные ножны создавали впечатление обыденности, во внешнем виде не было чего-либо примечательного. Андрей стал медленно доставать меч из ножен, друзья замерли затаив дыхание. На свет появилось лезвие! Светящееся изнутри непостижимо волшебным светом оно оставалось зеркально чистым. Иногда мелькавшие фиолетово-алые блики не только придавали ему ещё большей загадочности, но и, бросая отблески на владельца этого чуда, заставляли, как минимум, уважать. Андрей приложил меч к губам и тихо произнёс:
 – Здравствуй. Давай знакомиться.
   По лезвию «бегущей строкой» от рукоятки к острию медленно побежала фраза, написанная русскими старинными буквами: «Кто к нам с мечом придёт – от меча и погибнет». Приятели бросились к своим табуретам. Сергей рывком освободил оба своих меча, по сверкающим лезвиям поползли две чёрные змеи. Он прислонил их плашмя ко лбу и закрыл глаза. Вдруг воздух взорвался, загудел, как рассерженный рой пчел, затем остался только тихий шелест от которого «шёл мороз по коже», вокруг Сергея сверкало два огненных круга. Закончив вращать мечами, он закрыл глаза и тихо произнёс:
 – Приятно,… аж зуд во всём теле…
   Евгений сел коленями на пол подражая японским самураям, положил перед собой оба своих меча, медленно поклонился и взял один из них на вытянутые руки, затем также медленно освободил его от ножен и приложил лезвие плашмя ко лбу, снова поклонился и положил меч обратно. Со вторым он проделал ту же процедуру.
   Эрл Джек, стоявший всё это время в стороне и с интересом наблюдавший за друзьями, тихонько покашлял, привлекая к себе внимание.
 – Хочу уточнить. Создавая это оружие, я не стал вкладывать в него… интеллект. Так, что простите, но оно не обладает разумом.
   Сергей покосился на аватара и пробурчал:
 – Понимал бы чего. – Заметив недоумённый взгляд Джека, добавил, – прочитай всё о самураях,… и не только, вообще о воинах и их мечах,… – и, пожав плечами, продолжил, – может и поймешь…
   С первых же дней как друзья стали общаться с аватаром, между ним и Сергеем возникло лёгкое отчуждение. Оно ни разу не переходило в конфликт, но «лёд» в отношениях не таял. Однако в последнее время приятели заметили, что после того как эти двое пробыли больше недели на борту корабля вдвоём, пока Женька с Андреем оставались на поверхности Примы, их отношения между собой стали не только более тёплыми, а иногда даже напоминать настоящую дружбу.
 – Спасибо, Сергей, я понял. – Джек стоял в задумчивой позе, держа себя за подбородок. – Этот аспект оружия я, к сожалению, не анализировал… Воин и его оружие… Вам нужно будет оставить свои мечи здесь ещё на… сутки. Мне необходимо будет поработать над рукоятками.
   Несколько часов друзья разглядывали свои новые приобретения, махали, кидали, кололи и стреляли, восхищённо показывали друг другу, радовались как мальчишки, которыми они, по сути, и были, не смотря на то, что им пришлось пережить. Следующий пик восторга наступил, когда достали ножи из ножен. У каждого комплекта состоящего из шести штук, и рукоятка и само лезвие были окрашены в цвет хозяина. Не так как у мечей, имевших лёгкий оттенок, не закрывающий зеркальности, а полностью, словно оно было сделано из цветного пластика или керамики, с витиеватыми узорами, изображениями различных зверей и птиц. Луки и стрелы приятели покрутили в руках, несколько раз натянули и положили, не смотря на красоту и изящество, это оружие особых восторгов у них не вызвало. Закончив с этим, друзья обратили своё внимание на новую одежду.
 – А это зачем? У меня моё ещё не испачкалась и не износилась. – Евгений разглядывал кимоно, отложил и взял в руки тонкий, похожий на водолазный, костюм. – Как у ниндзя. Смотрите и перчатки есть, и подшлемник. – Он продолжал перебирать оставшиеся вещи. В самом низу лежал новый винас, такой же, как и на его голове.
 – Предлагаю переодеться, а я уже на деле покажу возможности вашей новой одежды.
 – Звучит загадочно.
   Троица дружно принялась переодеваться. Сначала одели «водолазные» костюмы, поверх них кимоно, а на самый верх тончайшие и практически невесомые плащи. Одевшись, с интересом принялись разглядывать друг друга. Получившийся внешний вид стал для них самих как-то уж очень необычен и даже неуютен, переливающаяся одноцветная одежда делала похожим на кукол, у которых живыми оставались только лица. Дождавшись, когда друзья полностью облачаться и налюбуются друг другом, аватар подошёл к одному из кубов, встал на колени, положил левую руку ладонью вниз на табурет.
 – Сделайте, пожалуйста, так же как я, – и он с большой силой ударил кулаком правой руки по лежащей левой кисти.
   Переглянувшись между собой, друзья выполнили его просьбу. Сначала неуверенно, затем, ударяя, всё сильней и сильней они удивлённо закачали головами.
 – Вообще ни чего не чувствую, – Евгений внимательно посмотрел на свои руки одетые в перчатки «водолазного» костюма, – а что ещё он может?
 – Кроме того, что ваша одежда теперь гасит опасную механическую энергию, она не пропускает все известные излучения при превышении их критической нормы, при охлаждении или повышении температуры способна не только на 97 процентов удерживать температуру вашего тела, но и сама обогревать или охлаждать. При необходимости можно перейти в режим… «хамелеон», тогда вы почти полностью сольётесь с окружающей обстановкой. Ну и конечно прочность – ни разорвать, ни разрезать её на большинстве известных мне миров – невозможно.
 – Это, конечно, не горги, но мне, честно говоря, эта одежда нравится гораздо больше горгов!
 – Женька прав. Эрл Джек, огромное тебе спасибо! – Андрей окинул себя взглядом, – у тебя проявились великолепнейшие творческие способности. Оружие и одежда выше всяческих похвал.
   Все трое поклонились аватару, он поклонился им в ответ.
 – Приятно слышать, что твоя работа нравится. Но,… – он слегка замялся, – если быть до конца честным, основу я взял у фаров, когда-то очень давно, отправляясь на исследование планет, они применяли похожее снаряжение. Мне понадобилось его усовершенствовать, используя и ваши пожелания тоже, и вот получилось то,… что получилось.
   Сергей одобрительно кивнул головой.
 – «Крутые» были ваши фары, чем больше о них узнаю, тем больше уважаю. Жалко, что сгинули все,… ну ни чего, если получится, то всех найдём и вернём! А ты не скромничай, наверняка не меньше половины всяческих задумок твои.
   Женька переступил с ноги на ногу и, смущаясь, спросил:
 – Может, я что-то не понимаю,… ты только извини, конечно, но… плащи?… Зачем они нам?
   Андрей согласился с товарищем:
 – И мешаться будут…
   Джек покачал головой.
 – Вот как захвалили меня, что я даже не смог закончить свой рассказ. Продолжим по порядку, во-первых: делать вас невидимыми могут только плащи, во-вторых: под ними не видно ваше оружие и можно скрыть некоторые движения, в-третьих: возьмитесь за края плаща, отбросьте их назад и дайте мысленную команду: «Свернись!»
   Друзья постарались сделать то, что им было сказано, в результате плащи за их спинами свернулись в полосу ткани, шириной с ладонь, прилипли к позвоночнику, в районе поясницы обмотались вокруг туловища, превратившись в пояс.
 – Здорово! – не выдержал Евгений, – а обратно как?
 – Просто откиньте пояс. Как видите, в положении за спиной вам плащ не мешает, ну и, в-четвёртых: накиньте на голову капюшоны.
   Приятели выполнили команду, ткань полностью закрыла их лица, оставив открытыми только самый низ подбородков. Раздалось дружное:
 – Ого!
 – Как вы заметили, изнутри они кажутся прозрачными, но это не так. Перед вами изображение, которое проецируется непосредственно на зрительный нерв. Этой картинкой, как и плащом, и оружием можно управлять при помощи приборов находящихся на ваших головах – винасах.
   Вращая головой в разные стороны, Евгений недоумённо спросил:
 – И что должно измениться?
 – Возможные изменения это: приближение, увеличение, круговой обзор не поворачивая головы, ночное виденье, инфракрасное, рентгеновское, в зависимости от толщины и материала возможность видеть сквозь стены, обзор с высоты,…
 – А как это всё посмотреть? – Женька не унимался, – у меня ни чего не получается!
   Аватар подошёл вплотную и положил свои голографические руки к нему на плечи.
 – Успокойся и не нервничай. Точно так же как ты обращаешься к источнику, когда задаёшь вопрос, обратись к… в никуда… просто задумайся, например, о возможностях своего плаща. Главное понять принцип, а затем трудностей уже не будет.
   Друзья замерли, прошёл почти целый час, когда первым «ожил» Сергей.
 – Значит, у нас теперь возможна прямая связь не только с тобой, но и с источником… н-да-а… – он откинул капюшон, стянул с головы шлем, снял с себя всю одежду, обувь и всё оружие, положил это назад на свой куб. Одел «старое» кимоно. – Я думаю, что ходить в этом постоянно не стоит, а облачаться по мере необходимости.
   Пока он переодевался, Андрей с Евгением тоже проявили признаки жизни. Посмотрев на товарища и переглянувшись между собой, принялись за переодевание.
 – Теперь я, кажется, понимаю, почему анну такие медлительные,… – Сергей поправил на табурете свой комплект, – если быть постоянно на связи с источником, то ещё не так будешь «тормозить».
   Андрей согласно кивнул.
 – Пожалуй, и одиночество тоже можно этим объяснить.
 – У анну всё не совсем так, как вы себе представили. – Джек вновь принял свою излюбленную позу лектора, сложив руки за спиной. – Для связи с источником и друг с другом у них имеется мысленная речь. Когда молодые анну впервые сталкиваются таким способом с источником, их поведение ни чем не отличается от того, как сейчас прореагировали вы…
 – Входят в «ступор»?
   Аватар согласно кивнул.
 – Можно и так сказать. Скорость реакции восприятия и реакции на внешнее раздражение у них с возрастом не меняется, с самого… детства и до… зрелого возраста она становится, даже, чуть быстрей. – Джек развёл руками, – следовательно, нельзя винить источник…
 – Ты что, – Женька замахал на него руками, – «винить источник»! Что ты! Да у кого могли возникнуть такие крамольные мысли? Кто хочет получить отлучение?
   Приятели засмеялись, дождавшись тишины, аватар продолжил.
 – Безусловно, способ общения с источником создавался анну, опираясь только на возможности мысленной речи, думаю, они даже в самом страшном кошмаре не могли предположить, что кто-то не из расс сможет им воспользоваться. В вашем мозге я нашёл наличие возможности для мысленной речи, но она оказалась заблокирована. Так как снять эту блокаду мне не удалось, то пришлось создать приборы, которые сейчас находятся на ваших головах. Но они не в состоянии обеспечить полноценной связи. Передаётся только информация, а нюансы, эмоции передать не получается. И я предполагаю, что при длительном общении через винас у вас появится навык, и вы перестанете «тормозить». Помнишь, как ты, Андрей, говорил?
 Он кивнул в ответ головой.
 – Помню,… пахать, пахать и пахать.
 – Очень точно было сказано.
 – Обидно,… – Евгений потрогал обруч на своей голове, – а что это за блокировка, что мешает общаться мыслями?
 – Полностью уверенными быть нельзя, но главное подозрение падает, конечно, на вирус фара Ра. И вы забыли об одном факте. Помните, как на совещание Способных-Принимать-Решение он сказал, что для снятия всех физиологических блокировок в ваших организмах достаточно провести обычную процедуру бессмертия.
   Женька засмеялся.
 – И всего то!
 – Надо быть реалистами, – печально вздохнув, Андрей развёл руками, – анну ни когда не допустят нас до этой процедуры.
   Аватар на время задумался.
 – Наверное, правильнее всего будет сказать: «Цыплят по осени считают».
   Усмехнувшись, Сергей махнул рукой.
 – Или: «По Сеньке и шапка».

* * *

   Настал день, когда путешественники вошли в систему звезды, где находилась очередная цель их полёта. Корабль убавил скорость, стараясь не приближаться к опасной тёмной границе, остановился у орбиты планеты и вышел из аста. Первого же взгляда на новый мир было достаточно чтобы сделать вывод: аборигены в техническом развитии не далеко ушли от того уровня, который приятели увидели когда смотрели нападение на анну. На дневной стороне не было заметно построенных городов, вся планета, и даже на экваторе, была сплошь покрыта лесами, на ночной стороне не было огней. Друзья стояли перед окном, рассматривали новый мир, пытаясь увидеть, хоть какое-то подтверждение наличия разумной жизни.
 – Может они вымерли? – Евгений потёр подбородок.
   Сергей махнул рукой.
 – Чего гадать! Эрл Джек, давай, запускай своих роботов.
 – Уже отправил. Скоро начнёт поступать информация. А пока мы ждем, хочу обратить ваше внимание на два факта, первый: через три дня и двадцать два часа планета войдёт в тёмную зону и второй: напоминаю, что на поверхности имеется ахид.
   Андрей нахмурился.
 – Давай начнём в обратном порядке, со второго. Что такое ахид? – Он отмахнулся от Сергея, догадавшись, чего тот пытается сказать, – источник источником,… давай послушаем.
 – Если требуется часто посещать какое-то место, то там устанавливают… маяк, магнит и то другое значение подходит, это устройство называется ахидом. Путешественник сливается с источником, выбирает место, куда ему требуется попасть, там находит этот прибор и даёт мысленную команду для его зарядки. В зависимости от расстояния, от мощности энергии доступной для использования он получает ответ: через какое время ахид наполнится и сможет его… встретить. Когда происходит наполнение, путешественник вновь сливается с источником и просит его отправить, после чего попадает в аст, но в нире и такой «капсулой» двигается к нужному месту. По прибытию ахид… «снимает» все поля, так что для любого наблюдателя перемещение происходит мгновенно.
   Евгений тут же поинтересовался:
 – Хорошо, туда мы попадём и выйдем, как я понял внутри той пирамиды, которую видели?
 – Да.
 – А как обратно?
 – Я пришлю за вами модуль.
 – И какая разница?
   Аватар вопросительно посмотрел на Женьку и осторожно продолжил:
 – В первом случае путешествие происходит «капсулой», во втором – в модуле.
 – Это я понял, не дурак. Но мы же не собираемся там оставаться навсегда, и для того чтобы вернуться назад нам всё равно потребуется челнок, так?
 – Да…
 – Так в чём разница?
   Джек поднял руки вверх. Невольные слушатели, наблюдавшие за этим диалогом со стороны, не выдержали и дружно рассмеялись.
 – Ты что, хочешь? Чтобы у аватара электронные мозги заклинило? – Сергей похлопал Женьку по спине, а Андрей, вытирая слёзы, произнёс:
 – Тебе русским языком объясняют – что есть что, а чем пользоваться или в чём разница это тебе решать. И… Евгений… ну не тормози!
 – Да ну вас!
   Приятели снова засмеялись, когда смех стих Андрей продолжил интересоваться:
 – А как ахид выглядит?
 – Внешне может как угодно: камень, столб, статуя, пещера… как угодно, – он покосился на Женьку, – принципиальной разницы нет. – Друзья заулыбались, Евгений отмахнулся от них рукой, аватар тяжело вздохнул и после паузы продолжил, – когда поступает команда и начинается наполнение энергией, у большинства из них появляются различные световые эффекты: они начинают слегка светиться, или появляется ореол, или небольшие разряды электричества…
   Андрей удовлетворённо кивнул.
 – Ну, с этим, вроде, разобрались. А теперь объясни, пожалуйста, чем нам грозит то, что планета зайдёт в тёмную зону.
 – Не знаю, эта зона осталась мало изученной. Предполагаю, что у модуля, возможно,… может исчезнуть вся энергия и вам придётся ждать, когда планета выйдет из этой области, и я вновь смогу выслать за вами корабль.
   Друзья в ожидании информации от роботов продолжали стоять и молча разглядывать планету, плывущую перед ними в чёрном космосе. Андрей толкнул плечом Евгения и тихо спросил:
 – Название будем придумывать?
   Постояв молча некоторое время, тот отрицательно покачал головой и так же тихо ответил:
 – Нет,… давай узнаем, как её жители называют.
 – Внимание! – раздался радостный голос аватара, – смотрите.
   В середине комнаты появился шар планеты, на котором в районе экватора находилось светящееся изображение ступенчатой пирамиды.
 – Это местонахождение ахида, – зазвучал комментарий Джека.
   В разных местах северного полушария загорелось три жёлтые и одна красная точки, ещё одна красная в южном.
 – Это сигналы горгасов. Двое из них, красные – двигаются.
   Изображение стало увеличиваться, пока не возникла, уже знакомая им, пирамида. За прошедшее время она ни сколько не изменилась, в отличие от обстановки вокруг неё. Вся поверхность была покрыта очень густым зелёным мхом, словно сплошным ковром, в центре которого возвышалась пирамида-ахид, по окружности на расстоянии пятидесяти метров росли небольшие конусообразные кустарники, за ними шёл круг более высоких шарообразных растений и так круг за кругом, друзья насчитали их семь. Последними росли массивные деревья высотой больше пятнадцати метров, и значительно выше самой пирамиды. Следов разумной деятельности, если не считать явно искусственной посадку растений, нигде не было видно, сплошная зелёная идиллия, без признаков вмешательства.
 – Чудно,… – Женька пожал плечами, – словно зелёная армия наступает на сверкающего рыцаря.
   Друзья молча с ним согласились. Изображение стало отдаляться, пока перед ними вновь не появилась вся планета целиком со сверкающими точками сигналов. На этот раз фокусом для приближения была взята красная точка, находящаяся в южном полушарии. Сначала появился сплошной лес, затем по мере увеличения, пройдя сквозь крону деревьев, они увидели бодро шагающую процессию из пятидесяти мускулистых и очень высоких мужчин. Евгений радостно хлопнул в ладоши.
 – Я знал, что не вымерли!
   Возглавлял колонну не молодой сухопарый дядька, на его руке сверкал горгас. Андрей показал на него рукой и усмехнулся.
 – Вот тебе и триллионы вариантов! Самый настоящий «Гордиев узел».
   За исключением главного и ещё двоих гордо шагавших за его спиной, остальные несли в руках носилки, груженные различными мешками, кульками и свёртками, всё это было всевозможных цветов и оттенков. Вспомнив картину, когда аборигены напали на анну, Сергей с особой тщательностью принялся исследовать шагавших, подходил почти к каждому и заглянул во все носилки. Любому из аборигенов он не доставал даже до плеча и глядя на эту картину, у Андрея создалось впечатление – как будто потерявшийся ребёнок в потоке бредущих взрослых ищет своих родителей, он усмехнулся своим мыслям. А тем временем Сергей закончил осмотр, но, было похоже, того чего так настойчиво искал найти ему не удалось.
 – Странно,… очень странно. Какие-то сушёные листья, камни, тряпочки, деревянные баночки. Всё очень разноцветное, весёленькое такое. А где оружие? У них там что, сплошная утопия? Даже заостренной палки не нашёл…
 – А ты обратил внимание, какие они высоченные? Те, которые здесь две тысячи лет назад были, мне такими не показались. – Андрей подошёл к одному из аборигенов и прикинул свой рост рядом с ним. – Метра два с половиной будет…
 – Два метра тридцать два сантиметра, – уточнил аватар.
 – Почти как анну! А из тех, кто участвовал в нападении, какой был самый высокий рост?
 – Один метр восемьдесят семь сантиметров.
   Друзья удивлённо переглянулись. Сергей пожал плечами.
 – Может это другое племя?
   Евгений, всё это время слушавший приятелей не очень внимательно, а занимавшийся тем, что разглядывал деревья, неожиданно спросил:
 – А где птицы? – повертел головой и добавил, – и зверюшек ни каких нет,… и даже букашек не видать…
 – Совершенно верно, в этом мире полностью отсутствует фауна. К тому же, планета прошла «засев», но не прошла заражение испражнениями щуса, поэтому оказалась без огромного количества микроорганизмов, которые есть, к примеру, на вашей планете.
 – Это как? Только растения? А насекомые, бактерии,… инфузории туфельки разные?
   Аватар развёл руками и, выделяя каждый слог, произнёс:
 – Ни-че-го. Только растения, питающиеся другими растениями или их останками.
 – Вот те на! – Андрей удивлённо посмотрел на аборигенов и, показав на одного из них рукой, спросил: – а как же они появились? Из дупла выпрыгнули, или на ветке выросли как яблоко?
   Друзья вопросительно уставились на смутившегося аватара. Усмехнувшись, Сергей погрозили ему пальцем:
 – Чего мнёшься, как первоклассница? Рассказывай, даже если это ты натворил, мы поймём.
 – Нет, это не я, – ответил Джек и надолго замолчал.
   Андрей, подождал некоторое время и, покачав головой, громко произнёс:
 – Нет, так не пойдёт. Эрл Джек, ты, похоже, нам хочешь рассказать всю, а потому очень длинную-предлинную историю?
   Аватар радостно кивнул.
 – Сейчас ещё две минуты и я полностью подготовлю и проанализирую свой рассказ.
 – Стоп! Нам не нужна вся история со дня сотворения мира. Давай договоримся так – я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечай.
 – Хорошо. Спрашивай.
 – Кто их, – Андрей показал на продолжающую двигаться довольно быстрым шагом процессию, – сюда переместил?
 – Гесс Цицима и вет Мецаль.
 – Зачем или… почему?
 – На своей планете скрикты было очень малочисленное племя, если бы их не переправили, то они, наверняка, погибли бы все. В отличие от других племён, ни с кем не воевали, уважали окружающий их лес, жили в гармонии с природой и к тому же были очень свободолюбивы. Это не нравилось сильным соседям, и они постоянно нападали на скриктов. Всё шло к тому, что племя исчезало, когда на них обратил внимание гесс Цицима. Он пришёл к вождю племени и предложил путешествие в другой мир, тот согласился. Была и вторая причина – по прибытии их попросили помочь в обслуживании оборудования, но на это они ответили категорическим отказом, поэтому затем и были приглашены нумы, а переселенцев оставили в покое.
   Когда аватар закончил, слушавший его с хмурым видом Сергей, продолжил:
 – Всё понятно. Они решили, что явился ангел и зовёт их в рай, а оказался совсем не ангел и оказались совсем не в раю. Вместе с врагами пропали и друзья, которые наверняка были. Родины не стало, здесь всё чужое: чужое солнце, небо, земля, лес,… даже дичи нет – как жить? Чего пить, есть? Наверняка стали проситься обратно, а вместо того чтобы вернуть их домой злой демон, прятавшийся в личину друга, предложил работу, те вероятно решили, что свободолюбивых скриктов хотят сделать рабами и подняли восстание.
   Джек сделал неопределённый жест рукой.
 – За исключением небольших нюансов, почти всё так и было.
 – Так что же ты нам это только сейчас рассказал?! Когда мы уже прилетели! – Женька поднял руки вверх. – А если бы не спросили, то так бы и молчал?
   Аватар недоумённо вращал головой. Картина с планеты пропала, друзья вновь стояли вчетвером в пустой комнате.
 – Евгений, – Сергей похлопал товарища по плечу, – не кипятись. Эрл Джек сделал всё правильно. Откуда он мог знать какая здесь обстановка. Если бы за две тысячи лет переселенцы вымерли, то и рассказ этот не понадобился бы. И зачем засорять мозги.
   Женька смущённо посмотрел на аватара.
 – Прости, погорячился.… Но,… я считаю, всё равно о таких важных фактах необходимо сообщать сразу…
 – А знаешь, в чём ты очень глубоко не прав? – перебил Андрей товарища, и, не дожидаясь ответа, продолжил, – эрл Джек, а подскажи нам, пожалуйста, вот всё что ты нам рассказывал, есть в источнике?
 – Конечно.
 – Ну а теперь Евгений нам скажет: сколько раз он, к примеру, за последнюю неделю посещал источник? Раз десять как минимум, не так ли?
   Женька стоял, хмуро опустив взгляд в пол. Сергей подошёл к нему и слегка потряс за плечи.
 – Ага, попался! «Нечего на зеркало пенять…»
 – А сами то смотрели?!
 – Нет. – Сергей отрицательно помотал головой. – Но так мы и на аватара не нападаем!
 – Всё сдаюсь. Виноват, осознал, был не прав,… – он склонил голову, и угрюмо пробурчал, – защитники нашлись.
   А затем, сощурившись, уже громче спросил:
 – А давайте спросим: «С какой планеты их сюда переселили?»
   Друзья резко повернулись к аватару и с немым вопросом уставились на него. Тот пожал плечами и недоумённо произнёс:
 – Но вы даже не знаете о её существовании!
   Андрей выдохнул:
 – Тогда не надо, не говори, – и, обернувшись к Женьке, спросил, – а ты о какой планете подумал?
   Засмеявшись, Сергей замахал на обоих приятелей руками:
 – Всё, хватит. Вы смотрите что наделали – эрл Джек перед вами оправдывается. Как не стыдно. – Он укоризненно покачал головой. – Давайте лучше будем думать, о том, где теперь анну искать? Что-то мне подсказывает, что ни у одного из них горгасов не осталось…
 – Но проверить сигналы всех остальных всё равно надо, – твёрдо произнёс Андрей.
   Джек показал им местонахождение ещё четырёх маяков. Двое были потеряны их предыдущими владельцами. При чём для последних это, наверняка, стоило жизни, устройства находились глубоко на дне океана. Ещё одно было на руке молодой женщины, спящей среди веток, скреплённых в виде гамака. Последнее лежало на небольшом постаменте в центре небольшого зала, находящегося в большой пещере с множеством похожих пустот. Эта картина особенно расстроила приятелей. Евгений, долго рассматривал пещеру и, в конце концов, тяжело вздохнул.
 – Если здесь ещё такие места есть, то нам анну ни когда будет не найти!
 – Согласен, – Андрей кивнул и обратился к аватару, – твои предложения как будем искать?
 – В данный момент могу предположить два способа, первый: роботы продолжают исследовать планету и второй: вступить в переговоры с аборигенами.
 – Одно другому не мешает. Ну и главный на сейчас вопрос… Эрл Джек, назначай старшего на эту миссию.
   Наступила тишина, друзья без волнения, но молча ждали решения. Наконец аватар медленно подошёл к Евгению.
 – Давай. Это твоя задача.
 – Понял. – Женька кивнул, ненадолго задумался и будничным голосом обратился к приятелям, – если, с чем-то будете не согласны – давайте обсуждать, но решения принимать быстро и больше не возвращаться.
   Все трое согласно кивнули.
 – Принято. А теперь главное, роботы продолжают искать. Двоих нужно отправить за утонувшими горгасами. А мы учим местный язык и отправляемся на встречу с одним из трёх владельцев оставшихся маяков. Предлагаю одинокую путешественницу. – Он окинул друзей вопрошающим взглядом, – вы как? Согласны?
   Сергей покачал головой.
 – Не оборачивайся на нас. Мы стена за твоей спиной, иди вперёд, а мы её защитим… заодно и то, что чуть ниже спины.
 – Когда будет, что сказать, не переживай – мы скажем, – Андрей усмехнулся и похлопал товарища по плечу.
   Все трое обернулись и с вопросом посмотрели на аватара. Тот пожал плечами, почесал затылок и извиняющимся голосом произнёс:
 – А я уже роботов в океан отправил,… и язык учить совсем не обязательно, при помощи новых винасов вы можете свободно общаться почти на любом известном мне языке. – И ещё раз, пожав плечами, добавил, – сами говорили «зачем голову засорять».
   Друзья дружно рассмеялись.
 – Всё, – Евгений захлопал в ладоши, – раз так, то быстро переодеваться и вниз, вниз, вниз! Пока девушка не проснулась.

* * *

   Приятели, дав команду своим плащам сделать их невидимыми, стояли вокруг спящей молодой женщины, с любопытством разглядывая и, чтобы не разбудить, неспешно общались при помощи винасов. На вид девушке было не больше двадцати лет, тонкие черты лица придавали налёт благородства, но то детское выражение, которое делает спящего человека незащищённым, добавляло ей удивительный шарм. Молодые люди стояли  затаив дыхание, и откровенно любовались девушкой. Друзья, не задумываясь ни секунды, ринулись бы на защиту её сна, кто бы ни попытался его потревожить. Будь то огромное чудище или маленький комар. Чудище было бы для них даже лучше.
   Особое внимание привлёк импровизированный гамак. Сплетённый из листьев похожих на пальмовые, без единого крепления, с использованием только произрастающих рядом растений, он заставил восхититься мастерством сделавшего его.
 – Интересно, – Евгений тихонько потрогал плетёную кровать, – она это сама сделала и потом разберёт или такие гамаки у них в определённых местах оставлены…
 – Наверняка сама, а то бы их тут уже не одна штука рядом пустых висела, – Сергей скинул капюшон и оглянулся кругом.
   Приятели усмехнулись, висящая в воздухе крутящаяся голова выглядела очень комично.
 – Ты бы накинул капюшон, а то вдруг проснётся – спасай её потом от инфаркта.
 – С лица, так нам ровесница, а ростом больше двух метров… акселератка,… но симпатичная… – раздался в головах задумчивый голос Андрея.
   Сергей отодвинулся от гамака, накинул капюшон и пробурчал:
 – Лежит, отдыхает, а мы тут должны возле неё стоять, как почётный караул,… давайте разбудим, может она ещё не один час продрыхнет… или давайте горгас снимем…
   Андрей, молча улыбаясь каким-то своим мыслям, продолжал разглядывать лицо незнакомки.
 – А я бы постоял…
 – Нет, – Евгений был не преклонен, – будить не будем, и снимать втихую тоже не будем!.. Ты что предлагаешь?! Своровать?!
 – Слова выбирай! Я так не говорил.
 – А разве это можно как-то по-другому назвать?
 – Тихо!.. Голова от вас уже разболелась. Смотрите, вроде как просыпается.
   И, правда, девушка, сладко потянувшись, открыла глаза, немного ещё полежала, раскачиваясь в гамаке, и едва не задев Сергея, резко выпрыгнула из кровати. Снова потянулась и немного постояв, щурясь на местное светило, подошла к своей плетёной лежанке, ловкими движениями выдернула из неё пару листьев, в результате чего растения выпрямились, и уже ни чего не напоминало о том, что здесь только что была кровать. Друзья с интересом принялись разглядывать проснувшуюся. Первое, что их удивило, кроме значительного роста, это зелёный оттенок её светло-соломенных волос, мягкими волнами опускавшимися до самых плеч. Пока она спала, это было не так заметно, но при свете яркого солнца этот оттенок заиграл лёгкими переливами. При взгляде на неё у друзей не возникло чувство, что перед тобой стоит «большой человек», это было высокая, слегка худенькая и очень стройная молодая девушка.
 – Прямо фотомодель, – Сергей мысленно поделился первым впечатлением с приятелями.
 – Да-а, красавица! – восхищённо подхватил Андрей.
   Продолжая «во все глаза» рассматривать девушку, приятели заметили, что даже цвет её глаз имеет зелёный оттенок, только гораздо насыщеннее делая их фактически зелёными. На ней была надета лёгкая одежда светло-оранжевого цвета чем-то похожая на китайское кимоно с короткими рукавами. Между тем, инопланетянка подошла к одному из небольших растений напоминавших земные плоские кактусы, отломила боковой побег и резко перевернула сломом вверх. Затем аккуратно раздвинула края, в результате у неё в руках оказался зелёный кулек, наполненный прозрачным соком. Запрокинув голову, девушка сделала внушительный глоток, попив ещё раз, налила сок в ладошку и ополоснула лицо. Умывшись, допила остатки, вывернула побег на изнанку и с видимым удовольствием принялась поедать сочную мякоть. Закончив завтракать, стала задумчиво скручивать оставшуюся кожуру в тонкую трубку и вдруг заметила стоящие перед ней три фигуры в странных одеждах.
 – Мы видимся, – произнёсла она приветственную фразу.
 – Видимся, – ответили хором друзья.
   Девушка, не проявив ни какого удивления или заинтересованности, продолжила начатое дело, наконец, докрутив свою трубочку, аккуратно положила на землю и присыпала сверху трухой. Затем обратила внимание на странные фигуры, продолжавшие стоять не шелохнувшись. Подошла ближе, посмотрела сверху вниз и участливо спросила:
 – Ищите направление?
 – Можно сказать и так… – пожала плечами белая фигура.
 – Занятные у вас одежды,… – она потрогал край плаща Андрея. – Моё имя – Вечношелестящая Ахапа, я из племени Шелестящего Леса, живу в этом краю шестнадцать ветвей Веласа.
 – Моё имя – Евгений, это – Андрей и Сергей, – он сделал жест рукой в сторону товарищей, – мы из племени людей, попали сюда совсем недавно. Ты первая кого мы повстречали и поэтому просим рассказать о… местных обычаях, чтобы не совершить ошибок.
   Девушка удивлённо подняла брови и с интересом ещё раз осмотрела приятелей.
 – Теперь понятно, почему вы потеряли направление,… я первый раз слышу о вашем племени, а мне известны все племена,… до этого момента мне так казалось, что все племена. Что ж…. – она развела руками, – и на древнем Веласе вырастают новые ветки. Но… как же вы решились на такое далёкое путешествие, ведь в вас ещё росту не выше пана?!
 – Она нас за детей считает! – прозвучала в головах недовольная мысль Сергея.
 – А мы кто? – так же ответил ему Андрей.
 – Правда, я слышала,… – девушка продолжала разговор, ни к кому особенно не обращаясь, – что в горах, в подземных лесах живут племена низкорослых…
   Ахапа присела прямо на траву и жестом предложила друзьям последовать её примеру. Когда все расселись, она с нескрываемой радостью, произнесла:
 – Надеюсь, ваш рассказ будет долгим и интересным. Неспроста такие – ещё малые ростом, путешествуют так далеко, чувствую необычную историю. Спасибо лесу, что он пересёк наши тропы. А затем я познакомлю вас с нашими друзьями и обычаями, согласны?
   Евгений сделал неопределённый жест рукой.
 – Боимся разочаровать тебя Вечношелестящая Ахапа. История наша не будет ни длинной не интересной. – Брови девушки поднялись вверх. – Она только-только начинается. Мы не знаем,… пока не знаем, где закончится наша дорога в ваших краях, но цель её определена, а начало её мы только что нашли – это ты.
 – Я? – удивлённо переспросила девушка и недоверчиво добавила, – вы искали меня?
 Все трое синхронно кивнули головами. Собеседница недоверчиво прищурилась.
 – Вы же сказали, что знаете ни этого края, ни местных обычаев, – приятели снова дружно кивнули. – И смогли меня найти?
   Ахапа целую минуту сидела молча, затем вдруг звонко засмеялась, запрокинув голову.
 – И всё-таки, вы ещё очень молоды, – она смущённо посмотрела в сторону, – я помню, когда была с вас ростом, то была уверена, что все люди когда-нибудь становятся деревьями,… – девушка на некоторое время замолчала, видимо вспоминая что-то известное только ей. Затем печально улыбнулась и продолжила, – я даже выбрала место, где собиралась расти,… – она подняла руки вверх, – хорошо, пусть будет так. Вы искали меня и нашли. И какая у вас цель? А зачем вам понадобилась именно я?
 – Мы ищем всех владельцев горгасов, – и, видя вопросительный взгляд Ахапы, Евгений протянул руку и постучал пальцем по браслету девушки, при этом она слегка дёрнулась, но руку не убрала и, как показалось друзьям, в её глазах появился страх. – Вот это называется горгас. Именно он позвал нас сюда, где мы и встретились с тобой, Вечношелестящая Ахапа. – Женька сделал лёгкий поклон головой. – И мы очень надеемся на то, что ты нам укажешь место, где сейчас находятся истинный владелец этого устройства.
   Девушка смотрела на трёх приятелей широко открытыми глазами.
 – Немедленно ответьте мне: что вы ели?
 – А какое это имеет значение? – вопросом на вопрос встретил Евгений этот выпад Ахапы. Но та не унималась, став очень взволнованной и озабоченной.
 – Поймите, это очень опасно! Вы не знаете местной пищи, симптомы, которые я у вас вижу, очень сильно напоминают действие листьев манны.
   Сергей, чтобы не обидеть проникшейся к ним заботой девушки, внешне ни как не меняясь, мысленно засмеялся и послал товарищам сообщение:
 – Она думает, что мы какой-то местной гадости наелись вроде наших мухоморов!
 – Только бы лечить не начала!
   И словно услышав эти слова Андрея, Ахапа вскочила на ноги подошла к Женьке и очень требовательно произнесла:
 – Покажи мне немедленно язык!
   Не выдержав такого напора и не чувствуя подвоха Евгений выполнил просьбу, полностью высунул язык и, вспомнив посещения врача на далёкой Земле, зачем-то произнёс:
 – А-а-а!
   Собеседница резко отпрянула с испуганным выражением лица и дрожащим голосом произнесла:
 – Красный!!! Мне очень жаль… уже красный…
   Евгений держался из последних сил, перебарывая смех. Злился на мысленно веселящихся приятелей, на которых неожиданно напал приступ веселья, видимо сказалось напряжение последнего дня перед высадкой. Они продолжали сыпать колкостями: «Надо ей сказать, что у Женьки ещё и уши лопоухие!» Когда же, наконец, удалось внутренне успокоится, он тихо спросил и оттого, что состояние – «только бы не рассмеяться», ещё до конца не спало, его голос прозвучал особенно жалобно:
 – И что теперь со мной будет?
   Девушка тяжело вздохнула и печально произнесла:
 – Ну-у,… у каждого это происходит по-разному,… всё зависит от степени отравления. Человек начинает очень много говорить, со всеми спорить, приставать с непонятными вопросами к окружающим. Судя по твоей истории – ты и дальше будешь рассказывать разные… небылицы. При этом особенно печально, что сам будешь в них верить. Да! Чуть не забыла главный признак! Постоянное желание кушать.
   Сергей резко натянул ещё глубже на голову капюшон и, поджав ноги, тихо завалился на бок. Оба собеседника молча посмотрели на эту картину. Ахапа почти шёпотом спросила:
 – Что это с ним?
 – За меня переживает… – со злостью ответил Женька.
 – А-а! – девушка сочувственно закивала головой, – не переживай так сильно, друг. Когда язык у твоего товарища вновь станет зелёным, он перестанет говорить всякую чепуху. А пока постарайтесь не обращать внимания на… некоторые странности его поведения.
   Сергей ещё больше согнулся и стал тихонько вздрагивать. Через пару минут он с трудом выдавил из себя фразу: «Он у него с самого рождения красный».
   Андрей сделал лёгкий поклон в сторону девушки.
 – Спасибо тебе, Вечношелестящая Ахапа. Мы обязательно присмотрим за нашим товарищем. А пока расскажи нам, пожалуйста – откуда у тебя этот браслет?
   Девушки с гордостью постукала пальцем по горгасу и, словно не слыша вопроса, произнесла:
 – Крепкий материал, ни кто не знает из какого дерева можно такой получить. Я несколько раз пробовала сделать на нём хоть какую-нибудь отметку,… так для потомков,… чтобы однажды один из моих будущих далёких внуков спросил у своего деда: «Кто сделал эту чёрточку?» и тот бы ему ответил: «Твой далёкий предок – Вечношелестящая Ахапа.» И может быть, добавил ещё что-то про меня… неважно хорошее или плохое, главное чтобы помнили,… но лучше что-нибудь доброе.
   Девушка замолчала, продолжая сидеть с гордо поднятой головой, отсутствующим взглядом смотрела прямо перед собой. Друзья понимали, что в этот самый момент она видела не их, а пыталась сквозь толщу времён разглядеть что-то очень важное для себя. Затем как-то вся встрепенулась и внимательно посмотрела на сидящих перед ней друзей, смущённо подумала, что даже не заметила, как одетый во всё чёрное снова принял нормальную позу.
 – Вы хотели знать, как у меня оказалось вот это? Что ж, слушайте. Когда он появился в нашем роду, ни кто уже не помнит – очень давно. Я слышала две истории, но они… звучат странно. По одной, мой предок отобрал его у жителя звёзд… как можно жить на звёздах?.. как вообще можно что-то у кого-то отбирать? – Ахапа развёл руками, приглашая слушателей вместе с ней оценить абсурдность этих утверждений. – Во второй истории говорится, что он принадлежал тем же самым звёздным жителям, но на них уже ни кто не нападал, а наоборот – они, якобы, строили для шаманов правильную гору, а из остатков звёздного дерева сделали браслеты. Один из таких браслетов вручил моему далёкому предку очень великий шаман, за… за какие-то там заслуги. И теперь весь наш род является хранителями этого талисмана, мы якобы должны ждать, когда звёздные жители вернуться за ним назад…
 – А когда они вернуться, что вы должны сделать, – перебил её, не удержавшись Евгений.
   Ахапа задумчиво потёрла подбородок.
 – Не помню,… – она странно посмотрела на друзей, слегка смутилась и засмеялась, – а какая разница!
 – А правильной горой, ты назвала…
   Ахапа взяла палочку, очистила землю от листьев и нарисовала ступенчатую пирамиду. Женя, в знак того, что понял, о чём идёт речь, утвердительно кивнул головой. Вечношелестящая продолжила:
 – С тех самых пор, каждый раз как носящий этот талисман уходит в Другой Лес ему отрезают руку. Тогда браслет снимается сам, затем его одевают на следующего избранного – как правило, самого младшего на тот момент в роду, на котором он затянется. – Ахапа усмехнулась, – вспоминаю, как у меня возникла неприятная мысль, о том, что следующей кому отрубят руку – буду я. Сначала он был неудобным, невероятно тяжёлым и мне постоянно казалось, что на нём осталась засохшая кровь моих предков. Бр-р, – она слегка вздрогнула.
   Евгений пожал плечами.
 – Странный обычай. Разве не проще просто снять и передать из рук в руки от деда внуку.
 – Нет, к сожалению, после того как он затянется на руке, – она печально вздохнула, – снять его уже не возможно.
 – Но как-то же вы его стянули с анну?
 – Я не совсем поняла, о чём ты говоришь…
 – Мы прибыли из тех мест, где делают эти горгасы, и нам известно как их можно снять.
   Ахапа посмотрела на друзей с явно выраженным недоверием, затем резко протянула Жене руку.
 – А ну сними!
 – Легко! – так же с вызовом ответил Евгений, и его пальцы замелькали над устройством.
   Прошло несколько секунд и горгас оказался у него в руках. Повертев, внимательно разглядывая браслет, он почувствовал, что Андрей тихонько хлопнул его сзади по спине.
 – Отдай назад, не видишь Вечношелестящей плохо.
   Женька взглянул в глаза замолчавшей девушке и едва не вздрогнул. В них он увидел отражение всех эмоций, какие знал, но больше всего немой мольбы и страха. Ахапа держа себя побелевшими пальцами за то место, где только что находился горгас, через силу разжала рот и хрипло произнесла:
 – Верни…
   Евгений протянул устройство и надел на прежнее место.
 – Прости Вечношелестящая Ахапа.
 – Это не просто память о дедушке, это… гораздо большее…
 – Я понимаю тебя и приношу свои извинения, – он сделал лёгкий поклон, – за то, что случайно задел твои самые главные чувства.
   В ответ девушка также склонила голову и важно произнесла:
 – Я принимаю твои извинения.
 Женька взял девушку за руку, всунул в её кисть свою и крепко пожал. Ахапа удовлетворённо кивнула:
 – Хороший обычай.
 – Таким способом мы закрепляем договорённости и взятые обязанности друг перед другом. А теперь ты не могла бы, пожалуйста, объяснить, что именно в моём рассказе тебе показалось не соответствующем действительности? Почему ты решила, что я белены объелся?
 – Белены?.. Я поняла, о чём ты говоришь. – Ахапа на секунду задумалась и произнесла, – всё!.. Всё что ты сказал, не может быть. Как вещь может кого-то звать? Как вы, совершенно не зная этого места, меня нашли? Но самый главный вопрос, зачем вам мой дедушка? Это очень плохо – тревожить ушедших от нас.
   Евгений мысленно позвал аватара:
 – Эрл Джек, ты можешь заставить горгас, чтобы он как-нибудь замигал, загудел или на худой конец… ну… нагрелся что ли?
 – Да у него есть функция визуального оповещения, – прозвучал в голове ответ.
 – Замечательно! – Обрадовался Женька, – тогда по моей команде включай.
   И уже обращаясь к Ахапе, вслух произнёс:
 – Я постараюсь по порядку ответить на все твои вопросы… Ты права, вещь или предмет не может звать, но может издавать… определённые звуки, по которым мы можем его определить. Вот скажи, пожалуйста, ты можешь по шуршанию листвы определить, какое растение его издаёт?
   Девушка приподняла правую руку в знак утверждения.
 – Конечно, могу. Не совсем понимаю, куда ты клонишь, но слушаю тебя внимательно. Не хочешь же ты сказать, что мой браслет шелестит как листва?
 – Нет, но ты не будешь отрицать, что существуют сигналы, которые мы можем не слышать и не видеть, но они между тем есть.
 – А можешь привести пример?
   Евгений поднял с земли листок и дунул на него.
 – Я сейчас показал тебе ветер. Ты его не видела, но по тому, что отклонился листик, догадалась о нём. А теперь посмотри вверх и ответь, сейчас там высоко-высоко есть ветер или нет?
   Ахапа задрала голову вверх, посмотрела на безоблачное небо, затем опустила и задумалась.
 – Красивый вопрос! Спасибо за него, – она снова посмотрела вверх и задумчиво сказала, – если нет облаков, мы не знаем, есть или нет ветер, и куда он направляется.
 – Горгас тоже издаёт сигналы, которые ты не видишь.
 – Так можно сказать про любой предмет.
 – Но, если хочешь, я могу на некоторое время сделать их видимыми.
   Вечношелестящая ненадолго задумалась и радостно воскликнула:
 – Конечно, хочу! Кто же откажется увидеть, то, что невозможно увидеть?.. – и, смутившись, добавила, – как ни абсурдно это звучит. Мне кажется, что я сама сейчас выгляжу, как объевшаяся манны… или вашей белены.
   Она высунула язык светло зеленого цвета и, сведя глаза к переносице, принялась внимательно его разглядывать. Оставшись весьма удовлетворённой этим зрелищем, засунула его назад в рот. Евгений встал сам и жестом предложил девушке сделать то же самое, затем взял её за руку, на которой находился прибор и поднял горизонтально перед ним.
 – Держи так.
   Между тем у него в голове раздался ворчливый голос Сергея:
 – Жень, а нельзя как-нибудь уже побыстрее. Надоело на коленках сидеть.
 – Да, – согласился с ним Андрей, – что-то уж больно затянулось.
 – Друзья вы мешаете Евгению, – раздался строгий голос аватара, – он делает всё абсолютно правильно.
 – Так мы же не спорим. Прости, если помешали, – попытался извиться Сергей.
   Ахапа покачала головой, посмотрела на продолжавших сидеть двух приятелей, и, указывая на своё легкое недовольство, произнесла:
 – Не смотря на то, что ты мне показал, я продолжаю настаивать – это всё выглядит как бред наевшегося манны. Но в благодарность за увиденное соглашусь ещё немного поучаствовать,… но это последнее что я делаю. Затем обещай, что пойдёшь в мою деревню, где тебе будет безопасней. Где тебе помогут уберечься от самого себя и…
   Ей не удалось закончить своё обращение. Браслет весь засветился слабым голубым свечением, затем одна из пластин сделалась гораздо ярче остальных и по всему устройству, набирая скорость, побежал «бегущий огонь». Когда его мелькание слилось в сплошное голубое сияние, из устройства вертикально вверх ударил луч ярко-огненного света. Ещё через несколько секунд световой столб превратился в ось пересечения двух огненных плоскостей, начавших медленно вращаться вокруг неё. Ахапа смотрела на происходящее широко распахнутыми глазами и открытым ртом, не успев до конца произнести – чем ещё могли, по её мнению, помочь Женьке жители деревни. Когда огненные стены сделали три оборота, устройство потухло, превратившись снова в ничем не примечательный серый браслет.
 – У-ух… – это всё что смогла произнести Вечношелестящая, закрывая рот. Затем ещё раз, на всякий случай, высунула язык и посмотрела на него.
 – Нормальный, – констатировала она. Взяв себя руками за голову, устало произнесла: – Чего вам от меня надо?
 – Где истинные владельцы горгасов? Ты же понимаешь, что вряд ли кто-то из вашего роду-племени смог бы сделать такую вещь. Где те, у кого твой пра-пра-пра-дед снял этот браслет.
 – Так это было много поколений назад. Их уже давно нет с нами.
 – Нет, они живы.
   Ахапа вновь схватилась за голову и тихо застонала.
 – Если вы сейчас скажите, что вы и есть те самые звёздные жители, я… я просто убегу от вас!
   Евгений усмехнулся и покачал головой.
 – Нет…
 – А то я уж было, совсем решила…
 – Если мы захотим, ты не сможешь от нас убежать, но мы не станем тебя догонять или держать силой. Мы действительно те, кого ты назвала звёздными жителями и прибыли сюда за теми, кто попал в беду. Теперь ты знаешь о нас, и тебе принимать решение – помочь нам или уйти. Но… хочу предупредить, если ты сейчас уйдёшь, всю оставшуюся жизнь тебя будут мучить множество вопросов, на которые ты ни когда не узнаешь ответов. А главный, – Евгений поднял указательный палец вверх и улыбнулся, – есть там ветер или нет.
   Трое друзей отошли немного в сторону, оставляя девушку одну и давая ей тем самым возможность всё обстоятельно продумать.
 – Эрл Джек, – тихо, чтобы не отвлекать Ахапу, позвал Андрей, – уже удалось достать те два горгаса, что находятся в воде?
 – Да, я их поместил в модуль.
   Продолжая неспешно переговариваться, приятели не прекращали следить за Вечношелестящей, благо плащи позволяли им это делать, не поворачивая головы. Наконец заметили, что она вышла из задумчивой позы, выпрямилась и высоко подняла подбородок. Троица подошла к стоящей столбом девушке.
 – Мы видим, ты приняла решение! – Громко произнёс Евгений.
 – Да, вы правы,… я приняла решение. Не смотря на то, что за всё время нашего общения, вы подтвердили каждое своё, казавшееся невозможным высказывание,… – она на секунду задумалась, а затем резко, на выдохе произнесла, – я не пойду с вами!
   Друзья развели руками.
 – Это твоё решение… и мы его уважаем. – Склонив голову с сожалением, произнёс Евгений. – Надеюсь, что ты ни когда потом о нём не пожалеешь. – Выпрямившись, он пожал ей руку. – Спасибо тебе, Вечношелестящая Ахапа, ты нам очень помогла. Не нужно ни куда уходить, оставайся здесь. Улетаем мы.
 – Но в одном вы всё-таки оказались не правы, – усмехнулась Ахапа, вслед уходящим приятелям, те удивлённо замерли, – разговор оказался долгим.
 – Прощай.
   Друзья молча поклонились, и пошли дальше. Перед ними тут же возник спускаемый модуль, проведя по восьмёрке рукой, Евгений открыл дверь, пропустил приятелей вперёд, помахал на прощание изумлённой Ахапе и зашёл следом. Корабль медленно поднялся над верхушками деревьев и медленно исчезая, полетел вдоль леса.

* * *

 – Выходит зря, ты её обхаживал, – Сергей махнул рукой, – ни чего не получилось…
   Андрей согласно кивнул.
 – Может, надо было ещё надавить? Прокатить на модуле над лесом,… или вообще в космос свозить.
   Евгений не отвечал. Взявшись за рукоятки управления, сосредоточено смотрел вдаль, напряжённо думая о чём-то своём. Друзья махнули на него рукой и продолжили обсуждать их первую беседу с инопланетянином. Внезапно Женя встрепенулся, посмотрел отсутствующим взглядом на приятелей, постепенно «наводя на них резкость» и бодро сказал:
 – Что вы говорите? «Ничего не получилось?» Не-ет. – Он помотал головой. – Вы не правы. Кое-что, всё-таки, получилось.
   Сергей радостно потёр руки.
 – Тогда давай, делись, а то мы ни чего не заметили.
 – Очень плохо! Что вы ни чего не заметили!
 – Эх, Женька, любишь ты себя показать. – Андрей укоризненно покачал головой. – Так бы и сказал, что сорвалось, ни чего не получилось. А сейчас рули ко второму путешественнику с горгасом.
 – Нет! Абсолютно не вижу смысла с ним встречаться. Вы видели выражение лица того дядьки? Да он с нами даже разговаривать не станет, это добрая Вечношелестящая Ахапа снизошла и теперь, наверняка, жалеет, а вот он такие «низенькие побеги», да ещё мухоморов объевшихся, просто отправит в какую-нибудь местную психушку. Но даже если вдруг окажется проницательнее Вечношелестящей и поверит каждому нашему слову, то я больше чем уверен, что мы в лучшем случае услышим те же две легенды… и не удивлюсь, если это будут более усечённые варианты.
 – Почему?
 – Ну,… мне кажется, что Ахапа случайно сказала нам лишнее, а когда я её глупо перебил, – Евгений хлопнул себя по лбу, – эх! Сорвался! Он поняла это и стала утверждать, что дальше ни чего не помнит!
   Приятели озадаченно переглянулись. Андрей подошёл и похлопал Женьку по плечу.
 – Ты молодец! Успокойся и скажи нам, пожалуйста, чего мы не заметили?
 – Да как чего? Они же нас ждут! Давно ждут! Пусть не совсем нас, а тех, кто явится за анну, ну так теперь это мы и есть. И придумал это всё, наверняка, тот шибко хитрый вождь, который командовал во время нападения на анну.
   Сергей задумчиво посмотрел на друга.
 – Это нам привет через две тысячи лет. И что мы имеем?
 – Да в принципе, их логика ясна и понятна. Сообразив, что анну не погибли, а каким-то образом защитились от напавших, тем более что один из них сам, добровольно превратился в статую, аборигены поняли, что пропавших будут искать. Поэтому «замороженных» спрятали и спокойно ждут спасателей.
   Андрей согласно кивнул.
 – Одно не понятно… как так они догадались о функциях горгасов? Да ещё умудрились их снять!
 – Такие вот они умные, – усмехнулся Сергей.
 – Да. И если они такие умные, то и второй путешественник ни чего нового нам не расскажет, если чего хуже не попытается сделать. Это Вечношелестящая оказалась очень доброй и любопытной девушкой, я больше чем уверен, что всё она вспомнила, но это ей совсем не понравилось и тем более, вряд ли бы понравилось нам. Поэтому она и не полетела с нами. – Евгений развёл руками. – Отсюда выходит, что лететь нам надо к третьему горгасу.
 – Точно! Помните, он лежит в пещере, на каком-то постаменте? Вот там-то точно нас ждут, и именно там, сто процентов, ловушка! – Сергей радостно потёр руки, – эх! Повеселимся!
 – Подожди радоваться. Если там ловушка, то, во-первых – очень и очень непростая, а во-вторых – анну там нет. – Андрей выждал, давая приятелям время обдумать сказанное. – Зачем же нам туда соваться?
   Евгений нахмурился и мрачно произнёс:
 – Соваться придётся. Они не дураки, поэтому о том, где находятся анну, знают, наверняка очень не многие. А тех, кто знает искать нужно рядом с ловушкой.
   Друзья задумались над сложившейся ситуацией. Забираться в приготовленную ловушку было очень опасно, а не идти – нельзя.
 – Эрл Джек, – позвал Евгений, – нам нужно провести максимально возможное сканирование пещеры, где лежит горгас, и её окрестностей.
 – Через тридцать четыре минуты сделаю.
 – Выводи изображение, прямо сюда, в модуль. Удели внимание всяческим скрытым механизмам: в полу, в стенах, в самом постаменте… проверь все находящиеся рядом помещения. Особо выдели те места, где сканирование провести не удалось.
 – Ждите. А пока… вы должны об этом знать… Вечношелестящая Ахапа разожгла костёр.
   Сергей пожал плечами.
 – Мы её столько времени голодом морили – решила пообедать.
 – Нет. Они сыроеды. С момента нашего прибытия, я не зафиксировал ни одного не только костра, но даже домашнего очага.
 – Покажи нам её.
   Перед друзьями возникло изображение леса, над которым вертикально вверх стоял столб белого дыма. Картина продолжала укрупняться, пока ребята не увидели сидящую возле костра их недавнюю знакомую. Медленно подбрасывая зелёные ветви, вызывавшие скорее дым, чем огонь о чём-то напряжённо думая, она выглядела чрезвычайно серьёзной.
 – Значит… – Евгений поднял вверх указательный палец и повторил ещё раз, – значит, Ахапа поверила, что мы «жители звёзд». Можно больше не прятаться, а открыто лететь к пещере. Сейчас весь лес «на уши встанет». – Он взялся за рычаги управления челноком, – Эрл Джек, включай маяк над горгасом!
   Сергей вновь радостно потёр руки.
 – А давайте все три горгаса включим, как у Ахапы первый раз включали! Пусть знают, что мы открыто прибыли за теми, кто попал в беду. Не как ночные воры, а по полному праву забрать своих.
 – А что? Мысль хорошая. – Андрей показал на таящее изображение костра, – благодаря нему о нас и так все сейчас узнают.
 – Узнают,… но могут и не поверить… – Евгений задумался. – Согласен с вами. Врубай опять также – до третьего оборота.
   Одновременно в разных местах вспыхнуло три огненных столба. Один из них находился в экваториальных горах, к нему и отправился челнок с путешественниками. Подлетев, друзья увидели у самого подножия огромной горы, вершина которой была покрыта чуть зеленоватым снегом вход в пещеру заваленный огромной каменной глыбой. Недалеко от него находился ещё один вход, значительно меньше первого и имеющего нахоженную тропу. Небольшая поляна, шириной не больше двадцати пяти метров, находившаяся между горой и лесом, была покрыта очень густой травой, которая подобно зелёному морю, непрестанно бившемуся прибоем о неприступные скалы, вела непримиримую борьбу с любой преградой. И вот уже первым зелёным «брызгам» удалось кое-где в самых, казалось бы, неприступных местах удержаться небольшими пучками растений.
 – И так, – Евгений отвлёк от экрана разглядывающих новый для себя пейзаж приятелей, – эрл Джек, покажи нам, пожалуйста, что тебе удалось разведать.
   Перед друзьями появился медленно вращающийся макет горы, испещрённый различными ходами, переходами и пустотами, обозначающими пещеры. Почти в самой середине, в одной из самых крупных комнат светилась яркая точка горгаса.
 – Начну с главных особенностей, вход в систему пещер этой горы – один, и он завален камнем весом около семи тонн. В различных местах имеется много отверстий, через которые поступает свежий воздух, но их размер не превышает пяти сантиметров в диаметре. Есть несколько перспективных отверстий, которые вполне можно расширить, что бы вы смогли попасть внутрь. Но… целесообразность этого мероприятия теряет смысл, потому что,… – аватар сделал картинную паузу, – ни каких ловушек или сигнальных устройств внутри горы я не нашёл! А значит, я могу утверждать, что их там нет. Вероятность того, что данное общество, достигшее нынешнего уровня развития, смогло что-то создать, что мне не удалось обнаружить – очень мала…
   Женька засмеялся.
 – Очень не хотелось бы тебя разочаровывать, но… сигнальное устройство есть…
   Аватар внимательно посмотрел на Евгения и несколько секунд пристально его разглядывал.
 – Признаков юмора не вижу.
 – Ох, не зря говорится, что все беды от большого ума, – печально улыбаясь, Сергей покачал головой.
 – Эрл Джек, – Андрей подошёл к макету и показал пальцем на огромный камень, загораживающий вход в пещеру, – ты говорил, что он весит семь тонн, если взять для расчёта… даже сто пятьдесят килограмм на брата, то для того чтобы убрать его от входа понадобится… уйма народу. Или… «жители звёзд».
   Сергей легонько хлопнул в ладоши и развёл руками.
 – Просто и со вкусом. Камень видать издалека, пропал камень – кто-то пролез в пещеру, вот тебе и вся сигнализация. Осталось найти того, кто следит.
   Аватар кивнул головой.
 – Всё абсолютно логично. «Век живи – век учись».
 – Молодец! Скоро философом станешь.
   Евгений отмахнулся от Сергея – не до того.
 – Эрл Джек, а что это за вторая пещера, к которой идёт тропа.
 – В ней живет абориген. По многочисленным признакам живёт один,… постоянно,… живёт один и тот же.
 – Понятно, бессменный сторож.… Вот вам и ответ на вопрос: «Кто знает, где находятся анну?» – Женя посмотрел на друзей, – ну что? Выходим?
   Приятели молча кивнули, накинули капюшоны, расправили плащи и пошли к выходу. После приземления быстро выпрыгнули и тут же отправили челнок на высоту. Постояв несколько минут и не заметив ни какого движения, кроме небольшого ветра, игравшего морем ярко зелёной травы, в высоту не превышавшей десяти-пятнадцати сантиметров друзья расслабились. Евгений вдохнул полной грудью, пытаясь уловить всю палитру чудесных запахов. Сергей опустился на колени и с огромным удовольствием провёл рукой по траве.
 – Настоящая шёлковая травушка-муравушка. – Он лёг на спину и откинул капюшон. – Красота! Как дома!
   Андрей подошёл к камню, закрывающему вход в пещеру, и похлопал по нему ладонью.
 – Здоров…. Дал бы ты нам, эрл Джек, ещё силушку богатырскую, чтобы сдвинуть эту каменюгу.
   Сергей, продолжая лежать и любоваться небом, махнул рукой.
 – Ерунда. Сейчас достанем мечи, порубаем его на маленькие кусочки и всё – Сим-сим откроется.
 – Странно… запах нужен растениям, что бы привлекать насекомых для опыления. Здесь насекомых нет, а аромат,… – Евгений ещё раз втянул полную грудь воздуха, – запах… как в ботаническом саду!
   Из травы мелькнул очередной ленивый взмах руки.
 – Не бери в голову. Пусть это будет… загадка этого мира.
   Андрей засмеялся.
 – Любишь ты полежать. Оставь тебя на недолго, ты и здесь какую-нибудь кровать соорудишь.
 – Вот тут ты не прав, – Сергей ласково провёл рукой по траве, – вот самая лучшая в мире кровать. – Он поднял руку и показал пальцем в небо, – вот самое лучшее одеяло. – Не опуская руки, подставил ладонь под ветер и широко раздвинул пальцы, – а это самая ласковая нянька. Эх,… хорошо!
 – И почему все философы философствуют в горизонтальном положении? Кровь, что ли к мозгам лучше доходит?
 – А ты попробуй! Иди сюда, падай рядом и сам всё поймёшь. До того мужика, что жил в бочке ещё конечно далековато, но… ещё на парочке планет поваляюсь, глядишь и сказану чего дельного. – Сергей повернулся на бок, приподнялся, облокотился, свободной рукой оторвал травинку и хотел взять в рот, но, внимательно осмотрев, передумал.
   Заметив его нерешительность, Андрей съехидничал:
 – Попробуй, попробуй. Вдруг это и есть местный мухомор, потом нам расскажешь о своих ощущениях.
 – Не ешь Серёга! Козлёночком станешь!
   Приятели засмеялись, Сергей махнул на них рукой и снова лёг на спину, «звёздой». Из травы раздался его ворчливый голос.
 – Злые вы… и ехидные…

* * *

   Прошло больше двух часов, ни чего не происходило. Сергей слетал на корабль, привёз то ли обед, то ли уже ужин, друзья покушали и уселись смотреть наступающий закат. Андрей попросил Евгения сыграть, долго его уговаривать не пришлось, и на поляне раздались звуки свирели. Едва только чуть-чуть тронув этот мир первыми нотами, зазвучавшая мелодия сразу создала единое целое. В него входило всё, до чего она могла дотянуться: необычно светлое звёздное небо, лес, стоящий, словно зелёная рота почётного караула, притихшая трава, старая могучая гора и конечно слушатели, замершие и полностью отдавшиеся её власти.
 – У нас гость, – раздался мысленный голос аватара, – абориген вышел из пещеры и направляется к вам.
 – Сидим не оборачиваемся, продолжаем играть и слушать, – тут же послал свою мысль друзьям Андрей.
   А мелодия, тем временем не останавливаясь на достигнутом и создав нечто целое, со всем что окружало, словно живой организм мощными аккордами рванулась вверх и… достигнув высоты, замерла. Каждый, кто слышал её в этот момент, осмотрелся кругом. Посмотрел на мир, оставшийся внизу ощущая каждую его крупицу как часть самого себя, а себя частью этого великого целого. А затем настала тишина, и она тоже была частью звучавшей до этого мелодии. Каждый решал для себя сам – когда его покинет музыка и распадётся великое целое созданное её, останется только зовущее куда-то «послевкусие» в виде воспоминаний.
 – Спасибо.
   Земляне молча встали и обернулись. Перед ними сидел на коленях, с прямой, как доска, спиной и гордо поднятой головой очень пожилой абориген. Не смотря на его позу, их глаза были на одном уровне. Длинные седые волосы развивались на лёгком ветру, суровый пронзительный взгляд абсолютно зелёных глаз был направлен на друзей, от чего им стало немного не по себе, словно нашкодившим детям перед строгим родителем.
 – Мы видимся, дедушка. – Троица дружна поклонилась.
   Абориген удивлённо приподнял одну бровь.
 – Видимся, – прозвучал скрипучий ответ.
   Приятели по очереди представились.
 – Моё имя – Несгибаемый Амак, я из племени Первого Леса. Прошу извинить, что продолжаю сидеть, но… возраст даёт о себе знать.
   Евгений мысленно обратился к друзьям:
 – Ребята, сделайте мечами из той каменюги, что закрывает вход каменное кресло для нашего нового знакомого.
   Друзья молча кивнули, достали мечи, мягко, словно раскалённым ножом масло, отрезали от скалы приличный кусок. Изредка бросая оценивающий взгляд на аборигена, они плавными и быстрыми движениями принялись за работу. Прошло не больше десяти минут и перед Амаком стояло кресло с высокой спинкой, удобными, под руки, подлокотниками и даже местами покрытое резьбой.
 – Мы просим вас воспользоваться этим креслом. – Евгений указал рукой на созданный шедевр, – не откажите, мои друзья очень старались.
   Абориген неспешно поднялся, подошёл и погладил изображение змеи на спинке кресла.
 – Животное… как я хотел бы увидеть животное… – он сел и положил руки на подлокотники, – спасибо очень удобно. – Оценивающим взглядом посмотрел на ребят и добавил, – хорошие у вас ножички и двигаетесь вы не как простые странники.
 – Да, Несгибаемый Амак, вы правы, мы не обычные странники. Ну а кто мы и зачем к вам пришли вы знаете.
   Абориген кивнул в знак согласия.
 – Знаю…. Когда прибыли?
 – Сегодня утром.
 – Как добирались?
 – Не без проблем…
 – Мы очень долго ждали вашего возвращения. За это время не одна сотня ветвей появилась на великом Веласе. Я шестнадцатый хранитель нашей истории, и возможно последний… мне почти ни кто не верит, когда я рассказываю им о нашей истории. – Амак тяжело вздохнул и покачал головой, – мы очень добрые, отзывчивые, совершенно лишены какой-либо злобы,… за что с нами так поступили ваши предшественники? Так вот, передайте своим соотечественникам, что ни кто не получит назад эти статуи пока не будут выполнены наши условия. А без нас вам их ни когда не найти.
   Евгений развёл руками.
 – Нам некому передавать ваше послание, поэтому можете говорить свои условия.
   Абориген удивлённо посмотрел на приятелей, нахмурился и о чём-то задумался. Затем, видимо приняв какое-то решение, решительно заговорил.
 – Пусть будет так! Я тоже вынужден один представлять весь Лес. Первое и самое главное условие – вернуть всех… – он слегка поперхнулся и на пару секунд задумался, – всех кто пожелает в наш прежний мир.
 – Зачем вам это? – Евгений не скрывая своего изумления, «во все глаза» смотрел на аборигена.
 – Там осталась наша Родина! Наш лес! Наши соседи!.. Животные!
 – Вы лучше сразу все утопитесь, – не выдержал Сергей. – Вас же там всех просто уничтожат!
   Андрей покачал головой.
 – Вы очень идеализируете свою прародину.
 – Мои друзья правы, – продолжил Женя, – мир, где жило племя скриктов, вряд ли станет для вас добрым домом…
   Амак слегка ошарашенный таким напором приятелей остановил их, приподняв правую ладонь.
 – Я осознаю, что вы не хотите перевозить большое количество племён, но это наше главное условие!
 – Какое название вы дали этому миру?
 – Лес.
   Друзья удивлённо переглянулись. Андрей переспросил:
 – Планета Лес?
 – Да, просто Лес,… если хотите, то – Великий Лес.
 – Дело не в том, что мы не можем переселить все ваши народы с… из Леса в новое место, а в том, что,… – Евгений задумался, – Несгибаемый Амак, давайте, сделаем так,… я сначала попытаюсь представить, как видите сложившуюся ситуацию вы и если, что-то будет, по вашему мнению, не так, то поправьте меня, пожалуйста.
   Абориген величественно кивнул, Женя начал:
 – Жило-было,… – друзья непроизвольно улыбнулись такому началу, – племя скриктов, ни кого не обижало, дружило с соседями, животными и птицами, – Амак вопросительно поднял брови, – это то же животные, но которые летают по воздуху, – абориген тяжело вздохнул, Евгений продолжил, – рыбами – это те которые плавают в воде, и всё у них было хорошо и замечательно. Но тут появились злые демоны и всякими своими ухищрениями уговорили бедных добрых скриктов покинуть свою Родину и переселиться в другой мир,… тоже не плохой, но… другой. – Абориген вновь величественно кивнул. Женька усмехнулся, – ага, пока я вижу, идём правильной дорогой. Так, продолжим,… а когда демоны их переселили, то оказалось, что тем были просто нужны рабы, которые стали бы на них работать. И вот скрикты взбунтовались, требуя возвращения назад, на Родину, но демоны отказались выполнять законную просьбу несчастных. Тогда возмущённые переселенцы… настойчиво попросили своих гонителей, а те совершили очередную подлость – превратились в статуи. Бедным и несчастным скриптам ни чего не оставалось, как начать обживать новый мир, а статуи злобных демонов они спрятали, предположив, что за теми возможно явятся их соплеменники и тогда можно будет поменять своих обидчиков на возвращение на Родину.
 – Всё правильно! Только дополню: наши предки напугали демонов и те от страха превратились в статуи!
   Андрей хмыкнул.
 – Тебе бы книги писать. Прямо как по писанному шпарил.
 – Ну и как ты собираешься теперь переубеждать, – Сергей озадаченно посмотрел на друга и задумался, – они же всю историю перевернули…
   Абориген недовольно посмотрел на друзей и вздёрнул подбородок.
 – Ваши интонации не понятны и настораживают… это наша история, относитесь к ней с уважением!
 – Мы приносим свои извинения, Несгибаемый Амак, если чем-то тебя обидели. – Евгений слегка склонил голову и резко выпрямился.
 – Насколько я могу судить, у вас существует своя версия произошедшего? Если это так, то я готов её выслушать.
 – Хорошо, только для начала вы должны знать, что анну – те демоны, что вас переселили, и мы трое – из разных миров. Вы помните, какого роста были скрикты?
 – Почему ты спрашиваешь? И почему ты постоянно пытаешься отделить нас от скриктов? Мы и есть скрикты!
 – Нет уважаемый Несгибаемый Амак! Вы не скрикты! Те, кто был сюда переселён больше двух тысяч… ветвей великого Веласа ростом не превышали нас. Мы и они, по сути один народ и дело совсем не в росте. Ты хотел узнать, что произошло на самом деле?.. Хорошо, нашу версию произошедшего, – поправился Евгений, заметив неодобрительный взгляд аборигена, – на одной из обычных планет жило племя, не лучше и не хуже других. Обычное племя, только было что-то в его людях такое, что привлекло внимание исследователей путешествующих по разным мирам. Возможно, это была природная доброта, которой они были наделены, желание жить и сосуществовать со всеми в мире и согласии. А возможно любовь ко всему, что их окружало, и больше всего любовь к родному лесу. Видимо эти качества не пользовались популярностью в том мире и потому соседи озлобились на скриктов и решили их истребить, без причины, просто потому что они им не понравились. Когда племя оказалось на грани вымирания жители звёзд пожалели отверженных, и предложили им переселиться в новый мир. Мир без вражды и страданий, а самое главное совершенно свободный, где скрикты сами попытаются построить своё общество добра и любви. Племя, недолго думая с радостью согласилось, но, прибыв на новое место и быстро забыв, кому обязаны спасением своих жизней, они стали выдвигать новые условия анну. Для того чтобы отвлечь переселенцев от воспоминаний о Родине, те предложили им работу на исследовательской станции, хотя совершенно в ней не нуждались. Но и это было воспринято как попытка порабощения. В конце концов, видя, что звёздные жители не хотят выполнять их требования скрикты решили захватить одного из них и уже силой потребовать своего. Попытка оказалась неудачной, анну превратились в статуи. Вот, пожалуй, и вся история.
   Абориген сидел молча, с прямой спиной, высоко поднятой головой, устремив взор далеко за спины ребят. Ничего не говоря, он перевёл взгляд на Андрея и разомкнул плотно сжатые губы.
 – Вижу, что ты тоже хочешь чего-то добавить к этой истории?
 – Нет, добавлять мне не чего. Хочу, чтобы вы раз и навсегда решили для себя: «кто вы?». Если дерево растёт на одном берегу реки и на нём вырастает семя, то родиной этого семени будет родное дерево, но когда оно отделиться и ветром его перенесёт на другой берег, то родиной нового дерева станет уже тот приютивший лес, где оно растёт. Так и вы. – Андрей слегка повысил голос, – вы не скрикты! Перестаньте цепляться за чужой лес. Живите своей, новой жизнью, не забывайте того, что произошло, но и не оборачивайтесь назад.
 – Если верить вам, то наши предки оказались… – Амак грустно покачал головой, – очень не благодарными и своим благодетелям за спасение отплатили предательством. Одних ваших слов будет не достаточно чтобы изменить моё… – он слегка запнулся, – всю нашу историю.
   Абориген продолжал рассматривать стоявших перед ним друзей, затем тяжело вздохнул и посмотрел на Сергея.
 – Чувствую, что самое неприятное услышу от тебя – тот, что в чёрном. Что ж, говори, и пусть каждое твое слово будем обдуманным и крепким как эта скала, а не явившееся с порывами утреннего ветра.
 – Я постараюсь «не бросать слов на ветер». – Сергей слегка поклонился. – Для того чтобы убедить вас, нам не нужно рассказывать какие то истории или предоставлять доказательства. Вы сами всё рассказали, осталось только задуматься над услышанным. – Абориген удивлённо приподнял одну бровь. – Да, да Несгибаемый Амак. Ответьте, пожалуйста: чем таким ужасным горстка дикарей могла напугать могучих демонов?.. Да так напугать, что те от страха превратились в статуи?.. Почему всесильные демоны не уничтожили глупцов, поднявших на них руку? Несмотря на то, что в их силах было возможно, без особых усилий, также как вам оторвать лист с дерева, так и им уничтожить весь этот мир. – Дав некоторое время обдумать сказанное и не дождавшись ответа, он продолжил. – Анну пожалели ваших неблагодарных предков и вы, Несгибаемый Амак, давно чувствовали, что что-то в ваших легендах говориться не совсем так, как было на самом деле. А если бы вы ещё могли увидеть, как скрикты напали на…
 – Я могу показать ему, – раздался мысленный голос аватара, – снимите застёжки со своих плащей, выложите равносторонним треугольником со стороной два метра и расположите основанием к зрителю.
   Приятели быстро выполнили, что было сказано, и перед аборигеном возникла уже виденная ими история нападения на анну. За всё время, пока длился этот показ Амак сидел не шелохнувшись, по окончании тяжело вздохнул.
 – Когда я был не выше вас, часто смотрел на демонов и представлял, что происходило в тот момент, когда они замерли… что могло заставить их принять такие позы… я помню каждый изгиб каждой фигуры и… и они полностью совпадают, с тем что сейчас увидел.
   Сергей покачал головой.
 – А сейчас для вас самое страшное открытие, то чего вы возможно больше всего боялись услышать: вы заметили оружие в руках скриктов? Это копья и луки со стрелами, они были привезены с той самой Родины, куда вы так рвётесь, и являются его неотъемлемой частью. А знаете для чего оно предназначено? Для чего его придумали, сделали? – Сергей подождал, но не дождавшись ответа произнёс: – для охоты и войны. Охота – это убийство животных, птиц, рыб... Да, да, да – тех самых зверюшек, которых вы так мечтаете увидеть! Жители многих миров вынуждены это делать для своего пропитания, и если вы вернётесь в прежний мир, то перед вами возникнет выбор: умереть с голоду или есть животных. – Сергей заметил, как вытянулось лицо аборигена. – Ваши соплеменники, чаще всего, вместо того чтобы любоваться зверушками будут их… убивать! Они с большим удовольствием будут делать острым ножом надрез на спине убитого животного, снимать с него шкуру, доставать ещё тёплые потроха, разделывать тушу, брать небольшие кусочки мяса, класть их в огонь, чтобы они стали мягче, а затем есть…
 – Хватит! – Амак закрыл глаза, его лицо приобрело пепельный цвет.
 – Не-ет, – Евгений покачал головой, – нет, Несгибаемый, не хватит. Вы хотите своих соплеменников отправить в чужой мир, а что их там ждёт, слышать не можете! Вы ещё про войну не слушали, это почти то же самое, что охота… почти, с одной маленькой разницей – там одни люди убивают других…
   Сергей замолчал, наступила тишина. Абориген продолжал сидеть, не открывая глаз, друзья ни чего не оставалось, как ждать, когда он придёт в себя от услышанного. Внезапно у них в головах зазвучал голос аватара:
 – У вашей новой знакомой, Вечношелестящей Ахапы, возникли неприятности. За то, что она разожгла огонь, племя собралось, чтобы вынести ей наказание.
   Андрей подбежал к аборигену и принялся трясти его за плечо.
 – Если кто-то разведёт огонь, что его ждёт?!
   Амак приоткрыл глаза и посмотрел на него отсутствующим взглядом, пытаясь понять, чего от него хотят.
 – Какое у вас наказание за костёр?!
 – Чем сильнее вы будете меня трясти, тем дольше я не смогу вам ответить… – Андрей тут же отпустил его плечо, – благодарю. За огонь может быть только одно наказание – вода. Нужно будет переплыть Залив Истины от камня Стыда до камня Решения.
 – Это тяжёлое наказание? Далеко плыть?
 – Нет, плыть не далеко, любой из нас расстояние равное Заливу Истины сможет проплыть, не останавливаясь несколько раз, – друзья облегчённо вздохнули, – но только единицы вышли из воды возле камня Решения. Наказание очень суровое. Быть осуждённым племенем, перед всеми снять с себя одежду, зайти в воду… такой позор забыть не возможно.
 – Вы стыдитесь наготы?
 – Нет, конечно, нет. Хотя открытая нагота и не приветствуется, дело совсем не в ней, а в факте, что тебя приняли за обманщика. Пожар в лесу это очень страшное бедствие, поэтому очень давно, ещё при первых переселенцах, совет племён запретил разжигать огонь – убийцу леса, для любых целей, кроме одной единственной – сигнал обозначающий, что вернулись жители звёзд. Поначалу молодёжь, чтобы привлечь к себе внимание, очень часто палили костры, благо под ногами камней выбивающих искры предостаточно. Племена бросали все дела и сбегались на зов. Очень скоро это всем надоело, и совет племён принял второе решение – если сигнал оказывался ложным, то виновный представал перед судом своего племени, а в наказание, как правило, его заставляли переплыть Залив Истины. Костры жечь тут же прекратили, быть признанным обманщиком, до самой смерти оставаться не заслуживающим доверия и лишиться права участия в совете племени, – он покачал головой, – это позор, который не каждый согласится пережить.
   Андрей поклонился аборигену.
 – Спасибо Несгибаемый Амак. Мы вынуждены тебя ненадолго оставить одного. Подумай над нашей просьбой и верни нам незаслуженно пленённых. – Он посмотрел на улыбающихся приятелей, ища поддержки своим словам, – а когда мы вернемся, ты примешь правильное решение.
   Перед друзьями опустился модуль, и они дружно в него забрались.
 – А чего это вы, так нагло улыбались, глядя на меня, – набросился на товарищей Андрей, стоило им остаться одним.
   Евгений поднял руки вверх и примирительно произнёс:
 – Чего шумишь? И ни чего не нагло.
 – Нас двоих удивила твоя особая участливость к судьбе Ахапы, – Сергей положил руку ему на плечо, и заботливым голосом продолжил, – наверное, мы чего-то не заметили в ней важного,… чего-то упустили…
 – Я просто хочу помочь хорошему человеку!
 – Да, да, и не надо так кричать.
 – Я не хочу, чтобы её наказали из-за нас.
 – Да, да, правда если бы она согласилась нам помочь, то…
 – Да что ты всё дакаешь? И вообще мы летим или нет?
 – Вообще-то мы уже прилетели, – отозвался Евгений, стоящий за управлением, – вон посмотрите на экран. Спасибо эрлу вовремя предупредил, похоже, всё только начинается.
   Андрей посмотрел на друзей, в нерешительности опустил голову и тихо произнёс:
 – Жень, я понимаю, конечно, что ты за старшего, но… можно мне,… можно я сам…
   Приятели засмеялись, Евгений похлопал по плечу красного от смущения товарища.
 – Иди, спасай, мы тебя тут подождём.
 – Вы опять всё не правильно поняли!
 – Ну, значит, вот такие мы не понятливые. Зови когда потребуемся.
   Аватар назидательно поднял указательный палец.
 – Не забудь, плащ не делает тебя абсолютно невидимым, он лишь преломляет и отражает свет. Очень внимательный наблюдатель сможет тебя увидеть.

* * *

   Ахапа стояла перед всем племенем и ни о чём не думала, просто стояла и ждала. Её взгляд иногда пробегал по знакомым лицам, ни на ком не останавливаясь, где-то в подсознании каждое лицо запоминалось, ему давалось имя, но вспоминать это всё она будет потом,… если будет это потом, она ещё ни чего не решила. Ахапа вздрогнула и посмотрела на старейшину, его лицо было неподвижно, а взгляд устремлён чуть выше её головы. Он поднял правую руку, и настала абсолютная тишина.
 – Мы видели огонь! – Начал он со стандартной фразы, и посмотрев прямо в глаза девушке не громко, но очень строго спросил, – Вечношелестящая Ахапа, ты знаешь, кто разжёг костёр?
 – Да, – кивнула она и опустила голову. Постояла так некоторое время, собираясь с мыслями, затем резко выпрямилась, без какого либо страха или сомнения не обращая больше внимания ни на что и ни на кого, устремила взгляд в глаза вождя и твёрдо произнесла, – костёр разожгла я.
   Взор старейшины смягчился.
 – Расскажи нам, что произошло? Что заставило тебя известить племя о появлении звёздных жителей? Начни по порядку, постарайся не сбивать рассказ своими выводами. Нам нужно знать только то, что ты увидела.
   Девушка слегка кивнула и без предисловий начала:
 – Их было трое, не высокого роста – не выше пана, мужчины, молодые, странная одежда, полностью скрывающая даже лица. Появились внезапно из не откуда, попросили помощи, я отказалась, тогда они зашли в,… – Ахапа сделала круговое движение руками, изображая модуль, – вот такой, только большой и лежащий на боку ствол, он поднялся в воздух, они улетели в сторону тепла, я разожгла огонь,… как велит обычай… вот и всё.
   Пока шёл этот короткий рассказ вождь задумчиво смотрел на залив. Не поворачивая головы, он спросил:
 – Ты была одна?
 – Да.
 – Ты видела их лица?
 – Да.
   Старейшина нахмурился.
 – Почему ты решила, что перед тобой были звёздные жители? Они что-то рассказывали?
 – Нет… – немного подумав, девушка вытянула вперёд руку с браслетом, – они сняли его, но когда я попросила, вернули на место, они называли его горгасом. Потом из него светился яркий свет,….
 – Повтори, как они его называли? – перебил её удивлённый старейшина.
 – Горгас… – осторожно произнесла Ахапа.
   Вождь долго и внимательно разглядывал девушку, наконец, хмуро произнёс:
 – Это очень древнее слово,… очень древнее. Где ты его первый раз услышала?
 – Там на поляне, вчера.
 – Я не знаю, знают ли его звёздные жители, но это слово из языка наших предков.
   Старейшина вновь задумался.
 – Кто тебе его мог сказать? – спросил он ни к кому не обращаясь и совсем поземному пожал плечами. – Вечношелестящая Ахапа, ты поставила нас перед очень тяжёлым выбором. Садись и подумай, что ещё, кроме всеми забытого слова, ты можешь предоставить совету. Мы подождём ровно до зенита и примем решение.
   Девушка печально опустилась на землю. Внезапно возле её уха раздался очень тихий голос:
 – Что, Вечношелестящая Ахапа, плохо, когда тебе не верят?
   Она резко обернулась, но сзади ни кого не было, заметив, что вождь и члены племени с удивлением смотрят на неё, Ахапа опустила голову.
 – Теперь ты понимаешь, каково нам было что-то тебе доказывать, а ты нам не верила?
   Девушка снова резко обернулась и громко произнесла:
 – Они здесь!
 – Кто?
 – Звёздные жители! Я уже говорила, что они могут оставаться не видимыми, а потом раз – и видимые.
   Племя подалось назад, вождь требовательно произнёс:
 – Покажи язык!
 – Помнишь, как ты нас заставляла язык показывать? Сейчас ты его высунешь, а мы тебе его покрасим.
   Ахапа зажала рот руками и испуганно посмотрела на старейшину.
 – Они говорят, что покрасят мне его.
 – Покажи сейчас же язык! – Повторил он.
   Озираясь по сторонам, девушка осторожно высунула кончик языка, сведя глаза к переносице, очень внимательно посмотрела на него и, заметив, что ни чего страшного не происходит, уже смелее высунула весь. Через несколько секунд услыхала тихий смешок и нахмурилась.
 – Нормальный,… – констатировал вождь, – убирай и если ты ещё раз что-то похожее нам скажешь, мы не станем ждать до зенита, а уверенно примем решение сразу.
   Ахапа вновь опустила голову, так чтобы не было видно её рта, и тихо произнесла:
 – И всё-таки вы ещё совсем маленькие, раз так не разумно себя ведёте. Почему вы не хотите мне помочь?
 – А зачем?
 – Это ведь из-за вас я тут нахожусь, и на меня все смотрят как на корявое дерево.
 – Но ты же нам не помогла, когда мы просили тебя о помощи.
 – Что вы от меня хотите?
 – Теперь уже ни чего, мы сами, без твоей помощи всё нашли. Сейчас посмотрим, как ты плаваешь, и полетим дальше.
   При воспоминании о предстоящей процедуре девушке стало зябко.
 – Разве вот только… – прозвучал задумчивый голос и замолчал.
 – Что? – Не выдержала Ахапа, – чего тебе надо?
 – Мы уже на «ты»? Хорошо, я согласен. Так вот мы поможем тебе, но при условии, что ты выполнишь одно моё желание.
 – Какое?
 – Пока не скажу. Узнаешь, когда придёт время.
 – Нет. Такое обещание тебе дать я не могу.
 – Ну и,… полезай тогда в воду…
   Наступила полная тишина. Время шло, племя ожидало решения совета, девушка горестно размышляла о своей судьбе.
 – Время зенита, – возвестил старейшина, – вставай Вечношелестящая Ахапа и скажи нам: есть ли тебе ещё чего добавить?
   Медленно поднявшись и опустив голову, она тихо произнесла:
 – Я согласна.
   Вождь посмотрел на неё недоумённо.
 – На что?
 – Простите меня старейшина, я сейчас разговариваю со звёздными… детьми! Слышите меня? Я со-гла-сна!
   Ни чего не произошло, вождь сокрушённо покачал головой.
 – Мне очень жаль. Но, не смотря на то, что решение очевидно, я обязан спросить…
 – А ну вылезай сейчас же, ах ты недоросток, – Ахапа сжала кулачки и сощурила глаза, – я же тебе все твои корявые сучки пообломаю.
   Старейшина вновь печально покачал головой и продолжил:
 – Может ли кто-то из присутствующих и пользующихся доверием, – при этих словах девушка вздрогнула, – подтвердить слова Вечношелестящей Ахапы?
   Наступила тишина. Внезапно на поляне, в полуметре от провинившейся и стоя к ней спиной, появился незнакомец в золотом плаще. Племя вздрогнуло от неожиданности и замерло от удивления, но дальнейшее всех повергло в шок. С возгласом: «Вот ты где!» Вечношелестящая попыталась дать пинка появившемуся из ниоткуда, но неожиданно промахнулась, тогда она принялась сверху вниз бить его своими кулачками и это тоже не дало своих результатов. Наконец Андрею надоело отворачиваться от сыплющихся градом ударов и он, откинув назад и свернув плащ, просто побежал от неё по кругу.
 – Прекратить! – Парочка мгновенно замерла. Глаза вождя метали молнии. – Вы на совете племени!
   Для всех присутствующих, Андрей мгновенно появился перед старейшиной, скинул с головы капюшон и поклонился. Перед аборигенами стоял и улыбался молодой золотоволосый юноша, сделав серьёзное лицо, он скромно произнёс:
 – Простите. Я виноват и приношу свои извинения.
   Подошла Ахапа, встала рядом, с нескрываемым интересом посмотрела на Андрея и гордо произнесла:
 – Вот старейшина. Вот он во всём виноват. Только когда мы встретились на поляне, он всегда молчал, а со мной разговаривал другой, весь в белом. А ещё там был третий – весь в чёрном, тот тоже почти всегда молчал… или лежал и дёргался.
   Вождь закрыл глаза, Вечношелестящая тут же испуганно замолчала, он открыл и строго посмотрел на Ахапу, затем обратился к Андрею.
 – Это вы убедили, нашу…
 – Прекрасную девушку, – подсказал юноша.
 – Прекрасную девушку… – повторил вождь, и одна его бровь поднялась вверх, у Ахапы от удивления приоткрылся рот, и она с огромным вниманием посмотрела на незнакомца. Старейшина неопределённо хмыкнул и продолжил:
 – Убедили, что вы жители звёзд?
 – Мы прибыли из другого мира, он находится далеко от вашего светила.
   Над поляной повис модуль, все взгляды тут же устремились на эту серебристую диковинку.
 – Зачем вы к нам?
 – Нам нужно, то, что сторожит Несгибаемый Амак.
 – Дождался значит,… – вождь продолжал задумчиво изучать незнакомца.
   Челнок опустился на землю и из него, под пристальными взглядами всего племени, вышли ещё два незнакомца, подошли, встали рядом с первым и слегка поклонились в знак приветствия.
 – И что нас ожидает?
 – Очень сильно надеемся, что ничего не изменится. Нам кажется, что требования Амака ни к чему хорошему не приведут и никому не нужны. Лучшее – враг хорошего. Думаем нам удалось убедить Несгибаемого изменить своё… свою позицию.
 – Если вам это удалось, – старейшина развёл руками, – тогда вы точно пришли со звёзд. Вечношелестящая Ахапа, ты признана пользующейся доверием.
   Девушка оторвала задумчивый взгляд от Андрея и произнесла:
 – Спасибо племени за честь быть его частью.
   Затем она обернулась к незнакомцам:
 – Говори своё желание, только не проси меня, пожалуйста, покидать мой мир.
 – Этого не потребуется. Мы хотим предложить тебе стать ученицей Несгибаемого Амака, а в дальнейшем хранительницей истории вашего мира. Чтобы любой мог прийти и узнать истинное прошлое твоего народа.
 – Я выполню, своё обещание.
   Старейшина одобрительно кивнул головой.
 – Очень разумно.
   Андрей взял девушку за руку и повёл в корабль. Перед тем как зайти внутрь вся четвёрка обернулась и поклонилась, всё племя поклонилось им в ответ и друзья отправились обратно к ожидавшему их Амаку. Как только Ахапа оказалась внутри, ей радостно замахал рукой, стоящий посередине зала эрл Джек.
 – Мы видимся, – жизнерадостно произнёс он.
   Девушка хотела ответить, но не смогла, начав осматриваться, её взгляд скользнул по стене, случайно упал на экран, да так там и остался. Поднявшись высоко в небо, модуль стал опускаться к экваториальным горам. От неожиданности Ахапа зажмурила глаза, а когда открыла, то обнаружила, что корабль уже опустился на поверхность. Выбравшись наружу, первое, что ей бросилось в глаза, была большая гора и сидящий на странном камне старейшина. Она медленно поклонилась ему в знак приветствия и произнесла:
 – Мы видимся.
 – Видимся, – проскрипел он в ответ, – что это за очаровательное создание?
 – Меня зовут Вечношелестящая Ахапа, они сказали, – девушка кивнула на приятелей, – что я буду вашей ученицей.
   Амак задумчиво посмотрел на неё.
 – А сама-то ты хочешь?
 – Да. Я хочу много знать. Это очень интересно много знать.
 – Хорошо, пусть будет так. Раз «они» так сказали, значит в этом есть смысл. – Он посмотрел на ребят и нахмурился, – а теперь давайте разберёмся с вами.
   Евгений прищурился.
 – Звучит не так как хотелось бы слышать…
 – А что бы вы хотели? Чтобы я просто так, без всякого выкупа отдал вам статуи? Да надо мной все племена во все времена смеяться будут. Что произошло, то произошло. Возможно!.. Возможно, наши предки были не совсем правы. Но…
 – Это не статуи! Они живые!
   Амак помрачнел.
 – А вот это хуже всего.… Когда вы их оживите, не думаю, что они будут очень радостными после нападения. Иметь таких врагов для нас очень, очень опасно!
   Евгений усмехнулся.
 – Сидение в пещере очень плохо повлияло на вас уважаемый Несгибаемый Амак. Смотрите. – Он повернулся к девушке, – скажи, пожалуйста, ты разозлилась на нас, за нашу… глупость?
 Ахапа звонко засмеялась, потрепала его по волосам и ласково сказала:
 – Вы же всего лишь дети.
 – Возможно, ты удивишься, но мы с тобой ровесники.
   Она на секунду задумалась и уверенно продолжила:
 – Во мне нет обиды и тем более злости.
   Евгений повернулся к Амаку.
 – Вот! И чем дальше, тем вы больше будите становиться всё добрее и добрее. Анну ушли от вас в развитии гораздо дальше, чем вы от скриктов. Почему-то мне кажется, что они будут гордиться вами. Прожив в,… – он развёл руками и огляделся кругом, – в раю не одну тысячу ветвей Веласа, ни одно! ваше племя не только не деградировало до животных, а всем вместе даже удалось развиться до нового народа. По мне, так это чудо! И вам и переселившим вас анну есть чем гордиться. Вот что должно вас направлять. Не злость на демонов, не тоска по неизвестной и ни кому не нужной Родине, и не чувство вины за действия предков, а гордость за свой великий народ.
   Амак сидел с широко открытыми глазами.
 – Вот и досиделся я в пещере. Ребёнок раздвигает передо мной ветви, чтобы показать где светило. – Он горестно покачал головой. – Выправляет как кривое деревце…
 – Да не дети мы!
 – Хорошо, хорошо не дети… Но без выкупа, всё равно не отдам!
 – Чего вы хотите?
 – А что у вас есть?
 – Вы не поверите! Ни-че-го!
   Несгибаемый задумчиво и хмуро разглядывал ребят.
 – А зачем вам нужны статуи, вы на них не похожи?
 – Да, мы из другого племени. Скажем так: анну наняли нас собирать попавших в беду. Искать и возвращать статуи.
 – Спасатели? – Амак приподнял руки и резко опустил, громко хлопнув себя по ногам. – Вот и договорились!
   Друзья удивлённо посмотрели на него.
 – О чём?
 – Я отдам вам статуи ваших предков, а в обмен вы даёте мне своё слово, что каждый раз когда возникнет необходимость, вы трое придёте на помощь этому миру.
   Друзья переглянулись. Сергей мысленно позвал аватара:
 – Эрл Джек, ты слышал?
 – Да, – пришёл ответ.
 – Что посоветуешь?
 – Если вас интересует наличие возможности, то тут проблем нет. Напоминаю, что здесь имеется очень мощный ахид, и если планета не будет находиться в тёмной зоне, то достаточно установить какой-нибудь сигнал, при котором я перемещу вас внутрь устройства. А если вы спрашиваете о правомерности такого требования, то я на стороне аборигена, мне кажется он,… правильнее будет – они, имеют на это право.
   Друзья ещё раз посмотрели друг на друга и одновременно кивнули в знак согласия. Евгений протянул руку Амаку, тот недоумённо уставился на неё, тогда Женька взял аборигена за руку, вставил свою ладонь в его, пожал и качнул одновременно.
 – Договорились! Когда вы решите, что вашему миру грозит опасность, то берите дубину побольше, залезаете на вершину серебристой пирамиды и дубасите по ней что есть мочи три раза. Мы даём своё слово, что где бы в это время не находились, предпримем все возможные меры, чтобы прибыть к вам на помощь.
   Несгибаемый с видимым удовольствием повторил Женькин жест, пожав ему в ответ руку.
 – Договорились! Забирайте!
 – Показывайте, где они находятся?
 – Во-о-он под тем деревом, – палец аборигена указал куда-то в лес, – стоят вокруг ствола.
   Евгений усмехнулся.
 – Оказывается всё так просто…
   Амак в ответ пожал плечами.
 – А от кого их было прятать?
 – Какая ни какая, а достопримечательность. Показывали бы детям, это же ваша история.
 – История,… – абориген тяжело вздохнул и покосился на стоящую молча Ахапу, – не хочет нынешняя молодёжь помнить свою историю. Даже заповеди предков и то пытаются оспорить,… хорошо ещё не нарушают. Пока наше поколение держит всё в своих руках, мы ещё можем называться племенами, а как уйдём в тёмный лес – разбегутся все, перемешаются…
 – И пускай бегают по всей планете, пускай мешаются. Это ваша земля, вы здесь хозяева, делайте что хотите.
   Амак печально покачал головой.
 – Забудут свою историю, оторвут корни от родной земли – беда настанет.
 – Да, молодежь, забывшая своё родство – плохое поколение.
 – Но и сколько не сжимай ствол дерева руками – всё равно не удержишь, будет расти…
 – Я их нашёл! – раздался в головах друзей радостный крик аватара, – постарайтесь не задерживаться, через семь часов планета приблизиться к тёмной зоне…
 – Пошли грузиться.
   Аккуратно занеся и поставив ценный груз в модуль, приятели подошли к своим новым знакомым. Сергей развёл руками и грустно произнёс:
 – Нам пришла пора прощаться и с вами и с вашей планетой.
   Все, в том числе и Амак, тяжело вздохнули. Постояли несколько минут, опустив головы, не зная, что говорить, а затем как вдруг резко принялись обниматься и жать друг другу руки. У Ахапы навернулись слёзы.
 – Прошло меньше двух дней, а столько событий… спасибо вам, жители звёзд.
   Андрей подошёл к ней вплотную и тихо произнёс:
 – Не уходи, я очень скоро вернусь.
   Евгений отвёл в сторону старейшину.
 – Несгибаемый Амак, как-нибудь, невзначай покажите, пожалуйста, Вечношелестящей Ахапе как снимать горгас, а то она очень боится, что когда умрёт, ей отрежут руку.
   Абориген очень серьёзно посмотрел на Женьку.
 – Обещаю, что исполню твою просьбу.
   Друзья ещё раз поклонились, и челнок отправился на орбиту, но не прошло и часа, как модуль вернулся к дереву, у которого стояла одна и не привычно тихая Вечношелестящая. Из корабля выбежал Андрей, девушка быстрыми шагами пошла к нему на встречу, тут же крепко его обняла, прижав голову к груди, несколько раз провела рукой по волосам и тихо произнесла:
 – Ты мне тоже симпатичен солнечный юноша. Говори своё желание.
 – Ты уже исполнила своё обещание…
 – Нет, обещание я дала тебе, для тебя и должна его исполнить.
   Андрей погладил её по руке.
 – У меня есть тысяча желаний, которые хотелось, чтобы ты исполнила… для меня, – он посмотрел ей в глаза, девушка в ответ озорно засмеялась, – и не одного.… Зато есть подарок! Постой минутку.
   Он сбегал в корабль и вышел из него, неся на руках небольшой правильный куб с длинной стороны около двадцати сантиметров. Подошёл к Ахапе и торжественно ей вручил.
 – Вот! Когда мы первый раз расстались, я знал, что ещё обязательно встретимся, и попросил… эрла сделать… вот такую штуку. – Увидев недоумённый взгляд девушки, Андрей постучал пальцем по верхней плоскости куба, – ложи сюда свою руку. – Она пожала плечами и исполнила команду. – Теперь тебе лучше закрыть глаза, потом уже этого можно будет этого и не делать, а пока закрой. Та-ак, ну и… скажи, что ты хочешь узнать, или увидеть?
 – Я хочу увидеть твой мир, – произнесла Ахапа, не открывая глаз, – то место где ты рос.
   Внезапно её лицо вытянулось, стало видно, как забегали под веками зрачки. Андрей усмехнулся.
 – Понравилась моя Родина?
   Девушка открыла глаза и отсутствующим взглядом посмотрела сквозь него.
 – Необычно…
 – Андрей, у тебя осталось не более шестнадцати минут до старта с планеты, – раздался настойчивый голос аватара.
   Он положил свою ладонь поверх её ладони.
 – Этот прибор знает очень много, он сможет помочь советом в трудную минуту. Если вдруг случится беда, то тебе не нужно будет «дубасить» по пирамиде, ты сможешь с его помощью позвать меня, и я сразу поспешу на выручку… к тебе. Нам пора прощаться.
   Ахапа ласково потрепала его по голове.
 – И не смотря не на что, ты ещё очень юн.
 – Это пройдёт… со временем… – он засунул руку за пазуху и достал сделанный из золота небольшой медальон на тонкой ажурной цепочке. Нажал на небольшой выступ сбоку, украшение открылось, и девушка ахнула, увидав внутри нарисованный свой портрет на одной половинке, а на другой – Андрея. С лёгким щелчком, захлопнув его назад, он надел медальон ей на шею.
 – А это от меня на память о нашей встрече.
   Ахапа крепко взяла юношу за уши и придвинула лицо нос к носу.
 – Я буду ждать! И ты вернёшься! – она топнула ножкой, – попробуй только передумать, а то я тебе все сучки обломаю!
   Они засмеялись.



Евгений Эдхом

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться