Щит

Часть VII.

Год промчался как один день. Погода за окнами «класса» менялась как положено, за дождливой осенью пришла снежная и вьюжная зима, дни становились короче. Однажды фар Аки пришёл на занятия в красном халате, красной шапке, держа в руках три разноцветных коробки, и торжественно объявил, что на их Родине сегодня Новый год. Винас снимать не потребовалось – это была первая серьёзная победа его учеников.
 – Вы становитесь взрослыми и… разумными, – гордо объявил наставник, метнув руку к голове, но уже через пару секунд опустил её вниз и одобрительно посмотрел на воспитанников.
   Затем за окнами зажурчали ручьи, радостно защебетали птицы, и запахло весной, которая со временем уступила место яркому лету. В один из таких ярких солнечных дней в самом начале занятий наставник подошёл к задней стене класса и дотронулся до неё ладонью.
   Ученики сидели подобно восковым фигурам, не шелохнувшись, уставившись в одну точку. Из стены выплыла «дверная восьмёрка».
 – Сегодня прошёл ровно год по исчислению Неба, как мы провели первое занятие. Это последнее. Через семь дней пройдёт Совет, очень велика вероятность, что вас туда пригласят. Вместе с Джеком или без.– Аки окинул взглядом возмужавших юношей. – Проведена большая работа, которая должна дать результаты. А сейчас встаём и следуем за мной. Что это?
   Из-под парт ватагой выбежали чуть больше трёх десятков зверьков, и уселись, вытянув мордочки, перед будущей дверью.
 – Хранители, учитель. – Евгений грустно вздохнул. – Они пришли вчера вечером, мой Ження слез с меня, перемешался с новенькими. И,… – он развёл руками, – вот.
   Фар задумчиво посмотрел на стайку зверьков.
 – Они явно что-то увидели в будущем. Надеюсь что не опасность. – Он махнул рукой сквозь восьмёрку, пропустив друзей в образовавшуюся дверь. Хранители мгновенно облепили ребят, забравшись им на плечи, головы и повиснув на одежде. Наставник резко поднял руку, остановив всю процессию, но через несколько секунд, сделав неопределённый жест плечом, отпустил и шагнул следом.

* * *

 – Лес. – Вырвался общий вздох.
   Это место невозможно было перепутать, ни с каким другим. Компания стояла возле пирамиды окружённой живым зелёным щитом. Соскочившие с них Хранители бросились в рассыпную. Андрей резко сдёрнул свой винас.
 – Это ты правильно сделал. – Евгений с улыбкой похлопал его по плечу, – отдышись, а то вдруг мы чего-нибудь из твоих фантазий увидим.
   Андрей исподлобья посмотрел на товарища. Тот резко поднял руки вверх.
 – Молчу! Молчу, дурак! – И дразня приятеля, не громко прокричал, сложив руки рупором: – Ахапа!
За что тут же получил лёгкую затрещину.
   Фар Аки, не оборачиваясь, отправился к краю поляны, где под деревом стоял, явно ожидая их гесс Цицима. Анну поприветствовали друг друга и стали о чём-то мысленно общаться, не вовлекая в разговор землян. Неожиданно из-за одного из деревьев вылетел небольшой камешек, но не успел он пролететь и метра, как Андрей уже стоял возле спрятавшегося, а ещё через мгновение он уже обнимался с Вечношелестящей.
   Сергей с Женей усмехнувшись повернулись в сторону стоящих анну, к которым медленно подходила небольшая процессия во главе с Несгибаемым Амаком и, увидав приглашающий жест, лёгким шагом отправились на место встречи.
   После взаимных приветствий все присутствующие с немым вопросом посмотрели на Евгения. Земляне переглянулись между собой и, пожав плечами, продолжили молча стоять, ёжась под настойчивым взглядом.
 – Ради какого очень важного дела ты попросил меня всех вас здесь собрать? – Проскрипел Несгибаемый явно имея ввиду Женю. Отчего тот поднял брови вверх, но, быстро придя в себя, поинтересовался:
 – Уважаемый, вы не могли бы напомнить: когда это было, и что именно я сказал?
   Абориген покачал головой.
 – Молодость,… ровно десять восходов назад, очень взволнованным голосом ты настойчиво, очень настойчиво, попросил позвать тебя в Лес.
   Евгений удивлённо вскинул брови.
 – Но я не мог этого сделать, мы были на Небе. – И в качестве подтверждения своим словам посмотрел сначала на Сергея, который утвердительно кивнул, затем на фара. Но Аки продолжал стоять с невозмутимым лицом. Амак развёл руками.
 – Я не знаю, где ты находился, да это и не важно.
 – Так как же я мог с вами разговаривать? С Неба!
   Все присутствующие аборигены снисходительно заулыбались и покачали головами. Амак тяжело вздохнул.
 – Что же вы какие запутанные, как кусты не редколесье.
 – Во сне! – Прозвучал в головах ребят мысленный выкрик Андрея, – мне Ахапа сейчас, только что рассказала, что ты ему во сне явился и прям таки потребовал, чтобы он тебя у гесса на Лес потребовал. Вот он и потребовал!
 – Во сне?! – хором повторили вслух приятели.
 – Говори! Зачем звал? – Несгибаемый начинал раздражаться.
   Женька схватился за голову.
 – А если бы я вам во сне чудище трёхголовое пообещал поймать? Вы что и его бы потребовали?
   Аборигены дружно кивнули.
 – Вот попали!
   Земляне застонали, анну продолжали стоять с каменными лицами. Внезапно трава вокруг зашевелилась, из неё появились мордочки Хранителей. Один из зверьков быстрой молнией запрыгнул на Евгения и, забравшись на голову, стал, не мигая разглядывать присутствующих. Лица аборигенов окаменели. Женька несколько раз моргнул и удивлённо произнёс:
 – Ження просит у меня прощения, что воспользовался мной без моего согласия. Говорит что это послал сон. Учитель! Хранители разговаривают?!
   Анну переглянулись. В это время на негнущихся ногах и, не отводя взгляда широко открытых глаз, Амак подошёл к Жене и протянул обе руки к Хранителю. Зверёк словно того и ждал, ловко спрыгнув в подставленные ладони. Не обращая больше ни какого внимания, ни на кого и ни на что Несгибаемый медленно прошёл сквозь замерших соплеменников неся на вытянутых руках свою драгоценную ношу. Оставшиеся зверьки, словно по команде выскочили из травы и забрались на плечи и головы аборигенов. Стараясь не делать лишних движений, затаив дыхание, обвешанные со всех сторон живыми наростами лесные жители медленно повернувшись всем корпусом и, с ошалевшими от счастья лицами, отправились за своим старейшиной.
   Когда процессия скрылась, Сергей, почесав затылок и особенно ни к кому не обращаясь, задумчиво произнёс:
 – Интересно, а как это они так…?
   Гесс Цицима положил обе руки Евгению на плечи.
 – Всё неважно, важно, что ты спас Хранителей. Нашёл им новую Родину.
   Подошедший сзади фар Аки, положил ладони Жене на голову.
 – Анну твой поступок не забудут.
   Все замерли, продолжая торжественно и молча стоять. Через некоторое время на поляну выбежал молодой запыхавшийся паренёк внимательно посмотрел на застывшие фигуры, покрутил головой в поисках кого-то и, видимо не найдя, подняв глаза к небу, произнёс:
 – Члены совета просили передать Евгению, что теперь Лес – его дом. Мы не забудем.
   Выпалив на одном дыхании, убежал так же стремительно, как и появился.
   Сергей грустно покачал головой.
 – И где справедливость? На ровном месте, совершенно случайно, стал национальным героем двух миров!
 – И совершенно не случайно, а потому что я добрый, а каждому воздаётся по делам его. Но не переживай я и с тобой славой поделюсь. Ты теперь – друг национального героя двух миров!
   Отмахнувшись от товарища, Сергей обратился к анну.
 – Учитель, вы рассказывали, что Хранители помогали вам, предупреждая об опасности. А что им тут то понадобилось? Здесь же кроме деревьев и людей даже тараканов нет.
 – Они не только охраняли…, но мой Акки со мной так и не заговорил.
 – Я первый раз воочию увидел Хранителей, но знаю о существующем мнении, что перы и анну из расы фаров, – Цицима посмотрел на Аки, – которым посчастливилось совершить великие научные открытия, утверждали, что без своих Хранителей им бы этого не удалось. Может это мнение ошибочное, но всё чем мы сейчас пользуемся, по большей части создано было именно тогда.
   Сергей посмотрел на обоих анну.
 – Так, а что же вы тогда…? – Но его недосказанный вопрос так и остался висеть в воздухе. Немного подождав, он ответил сам себе: – вот это вы точно напрасно. Друг есть друг, и отворачиваться от него это предательство.
   Анну продолжали стоять с каменными лицами. Из леса вышел грустный Андрей.
 – Ахапа убежала сломя голову, напоследок сказав, что если она опоздала и все Хранители нашли уже себе друзей, то нет такого дерева, под которым она согласиться стоять рядом со мной. – Он тяжело вздохнул, – и почему то мне так кажется, что если она найдёт своего Хранителя, то я ей буду уже не нужен.
 – Сочувствую друг, – Сергей развёл руками, – и тебе не повезло. Только у Женьки лицо шоколадом испачкано. Смотри, какой радостный.

* * *

   Друзья стояли посередине странного помещения и удивлённо вращали головами, осматриваясь кругом. Это был небольшой, длинной около десяти и шириной пяти метров, ангар с полностью прозрачным куполом, стенами и чернильно-чёрным полом, у одного из торцов стоял чёрный камин в котором, сверкая рубиновыми отблесками, горел большой костёр. Больше внутри не было ничего, всё самое интересное и странное было снаружи. А снаружи была ночь, и сильный дождь, и ветер. Растения с большими листьями похожими на земные фикусы, только бархатного чёрного цвета, мокрыми кляксами метались по стенам ангара, добавляя шлёпающие звуки к звукам текущей воды и завываниям ветра. Евгений неожиданно для себя поёжился, заметив это, глаза анну потеплели.
 – Внутри этого помещения температура воздуха такая же, как и там, откуда мы пришли. Эффект достигается вот этим волшебным зрелищем. – Учитель обвёл рукой помещение.
   Сергей кивнул головой.
 – Страшно красиво.
   Анну подошёл ближе к камину и махнул рукой, как по «восьмёрке» когда открывал дверь. Пол ожил, снизу вверх медленно надуваясь, словно чёрные мыльные пузыри, на равном расстоянии друг от друга и от камина появились четыре кресла, затем рядом с каждым «надулся» столик и в довершении – четыре тёмных бокала с рубиновым напитком. Фар поманил к себе друзей.
 – Прошу вас, присаживайтесь.
   Приятели расселись по креслам, которые тут же приняли форму их тел. Учитель приподнял бокал.
 – Эта жидкость имеет удивительное свойство. Она определяет рецепторы с наибольшим расслабляющим и успокаивающим эффектом для каждого индивидуального организма и максимально воздействует на них. Поэтому более приятного напитка просто не существует, при этом для каждого он имеет свой неповторимый вкус, который со временем может меняться.
   Посмотрев сквозь бокал на огонь в камине, Сергей набрал в рот тягучей жидкости и зажмурил глаза. На его лице непроизвольно появилась блаженная улыбка. Удивлённо переглянувшись, давно они не видели товарища с таким, по обоюдному согласию идиотским выражением, Евгений с Андреем глотнули вслед за ним и замерли от удовольствия, медленно растягивая губы на всю ширину лица. Друзья не знали, сколько они провели времени сидя в удивительно мягких воздушных креслах, впитывая тепло огня, слушая какофонию звуков дождя, разглядывая загадочные метания ночной жизни в чужом мире и делая небольшие глотки удивительного напитка совершенно не убывающего из подобного тёмному туману бокала пока вновь не услышали голос фара Аки.
 – Там, за стеной, для нас нет возможности существования. Жидкость, текущая с этих небес – не вода, листья, бьющие на ветру – имеют только отдалённое сходство с растениями. У этого мира нет светила в обычном для нас понимании, населяющие его жители стараются получить энергию из всего что возможно: движения атмосферы, тепла недр и даже изменения магнитных полей. – Анну замолчал, сделал глоток и, насладившись вкусом, продолжил. – Это помещение я создал неисчислимое время назад. Очень давно. Приглашал сюда других анну. Мы интересно проводили время, в беседах, размышлениях и даже спорах. – Он вновь замолчал, видимо вспоминая что-то своё. – И я совершенно не интересовался происходящим там, – он махнул кистью руки в сторону стены, – пока не увидел первого из них.
   Перед сидящими появился большой экран с изображением пустынной местности.
 – Вот так выглядит хронология событий. Для удобства я добавил освещения.
   Сначала на равнине появился, уже знакомый друзьям, ангар, затем в нём зажегся камин. Резкими штрихами менялся ландшафт, там и тут появлялись и исчезали холмы, меняя русло, петляла река, на горизонте образовалось и высохло море, внезапно изображение остановилось и стало увеличиваться, пока зрители не увидели в одной из луж, что-то отдалённо напоминающее лист кувшинки, но без стебля. Время вновь убыстрилось. Сначала медленно, но неотвратимо покрылся паутиной лиан ангар, затем поросль пошла вширь. Листья крепились к стеблям тыльной стороной без черешков, со временем увеличиваясь в диаметре. Скорость течения времени замедлилась и друзья увидели, что листья стали путешествовать, и не только по своему стеблю, но и перепархивать, при помощи ветра, на соседние. В некоторых случаях промахиваясь, улетали вдаль. На изображении пошёл дождь, приятели увидели себя сидящих в креслах. Экран пропал.
 – Благодаря этому, – палец фара Аки указал на огонь, – в этом мире образовалась жизнь, которая сейчас вокруг нас. Для них это – их светило. И зажег его я. – Учитель наморщил лоб. – Я не знаю, что произошло бы, если бы не было этого источника энергии, но произошло то, что произошло и теперь я, сам того не желая, в ответе за их будущее. Без меня эта жизнь прекратится. Это очень большая ответственность.
   Анну посмотрел на притихших слушателей. Под взглядом наставника Сергей понурил голову и тихо произнёс:
 – Прима. Наши роботы.
 – Это моя вина, но…
 – Неважно, – перебил Женьку Андрей, – теперь ни чего из этого не важно. Важно, чтобы благодаря нашим благим намерениям не погибла жизнь на Приме.
 – Что ж, вы меня услышали. А сейчас, – фар Аки, сделал очередной глоток волшебного снадобья и откинулся на спинку кресла, – давайте ещё насладимся этим местом. Последнее время я здесь редко бываю.

* * *

   Тере сидела на одной из ступеней террасы, подложив шерстяной коврик, и очень сильно злилась. Злилась на всех и всё, но в первую очередь на несносных воображал мальчишек и ещё немножко на себя. И как это она дала так себя перехитрить? А начиналось всё совсем не плохо. Один из этих противных болтунов объявил, что якобы слышал от кого-то из своих знакомых о призраках каждую ночь танцующих вокруг Интиуатана! И, конечно же, Тере ни как не могла упустить шанс поставить враку на место и предложила вместе провести ночь, до самого утра возле камня. И если они увидят хоть какого мало-мальски приличного призрака, то она выполнит любое его желание, а если нет, то он должен будет перед всеми друзьями назвать себя обманщиком.
   Представив предстоящее зрелище, у Тере немножко потеплело на душе. Через несколько минут взойдёт солнце, его первые лучи уже осветили вершину Старой горы, а здесь никого нет, и не было! Ну, конечно, кроме её и этого трясущегося, где-то рядом, от холода вредного мальчишки. А значит, не зря были все её мучения, прошедшие и, как она с грустью предполагала, предстоящие. Разговор с родителями вряд ли принесёт что-то кроме наказания. Ну, зачем, зачем дался ей этот болтунишка? Но сделанного уже не воротишь, и… как же здесь красиво!
   Тере легко поднялась на ноги, несколько раз слегка присела, разгоняя кровь и разогреваясь. Быстро взбежала к Интиуатана и с нескрываемой иронией позвала:
 – Выходи «герой»! Давай потанцуем, может и нас кто за призраков примет. Давай, давай! Защитничек!
   Глядя на приближающегося озябшего мальчишку, на восходящее солнце, ощутив всем телом его первые тёплые лучи, Тере осознала, что злость медленно уходит.
 – Спрятался, а должен был быть рядом и защищать меня. А вдруг и правда, слетелись бы всякие там призраки.
 – Ну да, рядом, – парнишка хмуро смотрел в сторону, – ты вон какая злая.
 – Злая потому, что всё ночь просидела одна! И даже поговорить было не с кем!
   Тере показала рукой на освещённый лучами солнца величественный камень.
 – Всё, проспорил.
   Собеседник кивнул головой, вздохнул и широко развёл руками:
 – Проспорил.
 – А ты, что, правда, веришь в призраков?
 – Нет, конечно.
 – Зачем же спорил?
 – Думал, ты испугаешься и убежишь, – он уважительно посмотрел на девушку, – а ты молодец! Всю ночь одна! – И усмехнувшись, добавил: – только и слышно было, как зубы от злости скрипят.
   Она засмеялась и широко развела руками:
 – Куда убежала! Одна в горы! Глупый,… – тяжело вздохнула, – что нас сегодня ждёт? Вот достанется…
 – Да ты не переживай! Я всё на себя возьму и всё объясню, что это я во всём виноват.
 – Ага, так же, как ночью меня защищал.
   Парнишка потупился и, понурив голову, тихо пробурчал:
 – Я всю ночь за тобой наблюдал.
 – Так-так… и зачем?
 – Ну… я… – он покраснел и повернул голову в сторону, словно разглядывая что-то в горах.
   Тере с улыбкой разглядывала своего собеседника.
 – Слушай, а если бы я убежала, ты какое желание хотел мне загадать?
   Он ещё больше покраснел и опустил взгляд.
 – Но ты же не убежала.
 – Боишься? А ну говори.
   Молодой человек продолжал молча стоять, насупившись, ковыряя землю носком сандалии. Девушка подошла, нежно погладила его по плечу и легонько прижалась, умоляюще заглядывая в глаза.
 – Ну, ты же проспорил, я же теперь не усну, пока не узнаю.
 – Поцеловать…
 – Кого?!
 – Ну… меня…
 – Зачем?!
   Тере выглядела искренне удивлённой, чем окончательно смутила мальчишку, он пожал плечами.
 – И всего то?
   Она взяла его за уши, повернула голову.
 – Тебя как звать?
 – Тиаго.
 – Ну конечно! Награда нашла своего героя, Тиаго! – И встав на носочки, громко чмокнула собеседника в лоб.
 – Так нечестно! – резво взбодрился юноша.
 – Да ты вообще проспорил!
 – Ну и что! В лоб целовать всё равно не честно!
 – Всё равно, – передразнила девушка, – не честно требовать того чего не заслужил. Вот.
 – А как было заслужить? Меня призраки не слушаются.
 – Хочешь целоваться – постарайся.
   Молодой человек грустно развёл руками.
 – Имей совесть. Я ими командовать не умею, чтобы они по моей команде тут танцевать начали.
 – А ты не командуй, а попробуй попросить.
 – Так, а я что делаю? Замучился уже тебя просить!
 – Не меня! – Девушка в сердцах топнула ножкой и ткнула пальцем в сторону камня. – Их проси.
 – Кого?
   Тере сжала кулачки, закатила к небу глаза и тихо зарычала.
 – Да что же ты какой глупый! Подойди к Интиуатана, позови призраков и, наконец-то, начнём целоваться!
 – Да, а если не прилетят?
 – Тогда сам станцуешь!
 – Ещё чего!
 – А что? Мне что ли танцевать?
   Молодые люди замерли, уставившись друг на друга и, не сговариваясь, одновременно засмеялись.
 – Услышал бы кто-нибудь со стороны.
 – Да, решили бы, что за ночь от страха с ума сошли.
   Тиаго важно подошёл к Интиуатана, положил на него левую ладонь, правую прижал к своей груди и торжественно начал:
 – Прошу Вас, те кто внутри, – выходите! – Немного подождав уже жалобно продолжил, – пожалуйста, а то мы так и не поцелуемся.
   Он печально улыбнулся и посмотрел на девушку. Её лицо медленно менялось – глаза становились больше, а овал лица вытягивался. Она протянула вперёд указательный палец и пискнула:
 – Получилось.
   Внутри камня разгорался небесный бледно голубой свет. Тиаго быстро отпрыгнул и закрыл собой подружку. Свет продолжал разгораться и вдруг в одно мгновенье из Интиуатана словно из шкатулки выпрыгнули три человека, а ещё через пару мгновений четвёртый – очень худой и очень высокий. Свет погас.
   Андрей осмотрелся кругом, задержал взгляд на замершей парочке, затем взглянул на солнце и сощурился от удовольствия.
 – Хорошо.
   Евгений обернулся к фару.
 – Где мы, Учитель? – но тот невозмутимо молчал, разглядывая округу и лишь, зачем-то снял свой винас. Не дождавшись ответа, лёгким шагом подошёл к аборигенам.
 – А это кто?
   Тиаго резко напряг разведённые в стороны руки, сжал кулаки и переступил с ноги на ногу.
 – Ладно, ладно, – Женя примирительно сделал шаг назад и поднял вверх открытые ладони, – зачем так сильно волноваться? Вы смотрите, как стоит, точно на плакате: «No pasaran!»
   Абориген удивлённо поднял брови.
 – Quien? – И немного подождав, переспросил: – Qui;n y d;nde no pasar;?
   Лица троих друзей окаменели. Евгений, не отрывая застывшего взгляда от изумлённых молодых людей, чётко произнёс:
 – Испанцы.
   Винасы «включились» и все трое услышали в ответ:
 – Нет, мы из Лимы, мы перуанцы.
 – Земля. – Вновь прозвучал чёткий вердикт.
   Несколько минут ни чего не происходило, фар подошёл к краю площадки и внимательно рассматривал город, трое друзей застыв, смотрели на горы, а ошарашенные аборигены переводили взгляд с одного на другого. Первым не выдержала Тере, слегка отодвинув приятеля, подошла к Жене и требовательно спросила:
 – Вы кто?
 – Мы? Ну…, мы – люди. Русские.
 – Ага, ясно, – она указала пальцем на фара, – а он?
 – И он, – словно во сне ответил Евгений.
 – Да? – Девушка сощурилась, – а ты меня не обманываешь?
 – Нет, он с нами… нет, мы с ним. Он…, да что ты ко мне пристала! – Очнулся Женька, – неужели не видишь, что я стою, горами любуюсь, размышляю о том, как хорошо вернуться домой.
 – Куда? Так ты из Перу? Говоришь очень хорошо. А почему сказал, что русский? Ой! А вы как сейчас здесь оказались? Из камня раз! И стоите тут!
   Евгений поджал губы и посмотрел на Тиаго.
 – Твоя подружка?
 – Хотелось бы.
 – Сочувствую.
 – Она хорошая, и смелая. Просто всё ночь просидела молча, поговорить было не с кем.
 – Эдак ведь и лопнуть могла. Береги её.
 – Угу.
   Тере от возмущения чуть не задохнулась.
 – Ах вы! Да вы знаете кто вы? А ты вообще! – Она резко повернулась к Тиаго, – и я не твоя девушка!
   Зажав рот рукой, Евгений виновато посмотрел на обоих.
 – Милая девушка, приношу свои извинения, если стал невольной причиной вашей ссоры. Я искренне сожалею и прошу заранее простить меня и этого замечательного юношу.
 – Да ну вас… – Тере махнула рукой.
   Андрей с Сергеем подошли к беседующим.
 – Заканчивай налаживать контакты, тем более что получается это у тебя плохо. Взял, да и поссорил друзей.
   Тере попыталась было что-то ответить, но внезапно осеклась и широко открыла глаза. К ним подошёл фар. Приятели тут же замерли и устремили немигающий взгляд вдаль.
 – Тегард. Место большой доброты и великой скорби.
 – Здесь что-то произошло, Учитель?
 – Да. Это был один из центров вашего мира. Здесь было всё прекрасным: дома, жители, их деяния и поступки, время проведённое здесь – всё, от камней до мыслей. – Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. – Смотрите, вот каким я его оставил.
   Фар Аки взмахнул рукой. Сначала медленно растаял Мачу-Пикчу, но не весь, а только верхние надстройки, обнажив фрагменты странных и непонятных конструкций. Затем изменилась сама гора, она стала подниматься вверх и расти вширь, пропала растительность и часть террас. Придирчиво осмотрев получившуюся картину и, по-видимому, оставшись довольным, великий закрыл глаза и повторил взмах руки. С низины подобно живым белым змеям заструился белый туман, приблизившись к обломкам, сменил цвет и форму став неотличимым от материала этих конструкций.
   Происходящее заставило всех замереть, а Тере тихонько охнуть. Словно с объёмного холста стёрли изображение сказочного дворца, оставив случайные фрагменты, из которых стало невозможно представить, не только целую картину, но и частью чего каждый из них являлся. Только что это была ниша с волнисто ажурным потолком, удивительно удобной по форме тела кушеточкой и фигурным, словно вырастающим из стены столиком – взмах невидимой тряпкой и перед вами что-то красивое, но совершенно не понятное. Но вдруг исчезнувшее не захотело исчезать, и вот уже сначала только прозрачные контуры, придающие смысл, прорисовались в воздухе, а затем, с убыстряющейся скоростью, из тумана появились стены, арки, окна, целые дома, площади с фонтанами. Город рос, заполнив собой не только площадку перед горой, ушёл от неё на значительное расстояние, с помощью полукруглых опор, зацепился за склон. В результате друзья оказались на площади в центре волшебного города. На месте Интиуатана высилась небольшая пирамида, высотой на пару метров превышая знаменитый камень, и являющаяся зрительным центром всего поселения. Действие закончилось, земляне стояли замерев, боясь пошевелиться, но больше, пока, ни чего не происходило.
 – Кто вы? – выдохнула из себя Тере, развела руки в стороны. – Где мы?
   Фар Аки открыл глаза, осмотрелся.
 – Перед вами изображение, можете считать его голограммой, прекрасного города Тегард. До его разрушения, – добавил он вздохнув.
 – Странно, как-то, – Тиаго развёл руками, – чего-то здесь не хватает. Дома, площади, фонтаны – всё красиво, но как-то недоделано, что ли. Нет законченности.
 – Точно, – Тере закивала, – я знаю чего не хватает. Нет росписи, резьбы… узоров.
 – На нашей планете гораздо меньше открытой воды, чем на Земле. Вода на Небе большая ценность, отчасти поэтому нам больше нравятся ровные и волнистые поверхности, а линии и неровности раздражают, напоминая потрескавшуюся почву.
   Девушка улыбнулась:
 – Вы не видели храм Луны.
 – Мы видим и… сохраняем всё, что происходит в вашем мире. Самая большая ценность для любой рассы – это её история. Настанет время, когда мы объединимся. Это будет наш подарок, и тогда вы узнаете о своём прошлом всё.
 – Или, – Тере приподняла вверх указательный пальчик, – кто-то готов будет отдать всё, лишь бы никто ничего не узнал.
 – Нет. – Анну нахмурился, – до тех пор, пока такое возможно, мы никогда больше не появимся в вашем мире.
   Все замолчали, повисла тяжёлая пауза.
 – Учитель, а что здесь произошло? – Сергей прервал размышления наставника.
   Фар посмотрел на взошедшее солнце и покачал головой.
 – Скоро здесь будут ваши соотечественники, а рассказ предстоит долгий.
 – Великий! – всхлипнула Тере и сложила ладошки лодочкой, – я никогда не прощу себя, если не узнаю эту историю! Не губите!
   Все засмеялись. Анну поднял руку ладонью вверх, над ней появился маленький вращающийся глобус.
 – Чувствуя свою… вину за действия фара Ра, несколько анну выбрали вашу планету и, используя очень большие ресурсы, пришли сюда с намерением найти лекарство от этой болезни. Для чего построили для себя города. Здесь, – он указал в центр Сибири и на глобусе возле Оби появилась светящая точка, – Асгард. Дальше Дегард, – точка появилась почти в центре Африки, – следом были Тегард, Чегард возле Миссури, на острове – Пегард, на границе Индии и Китая – Шегард.
   Ещё немного повращавшись сверкая точками городов, глобус растаял в воздухе.
 – Все прибывшие были веты, кроме одного. Что побудило горда Мор отправиться в эту экспедицию и заняться совершенно не свойственным для гордов занятием для нас остаётся загадкой. Но он прибыл сюда и создал для своего пребывания строгий и величественный Чегард, удивительно пропорциональный, подчинённый строгим линиям и устремлённый ввысь, весь из чёрного мрамора город приводил аборигенов в трепет и подавлял волю. – Фар Аки тяжело вздохнул. – Мы не знаем, что произошло дальше. Можем только предположить. Известно, что горд пытался создать лекарство, антивирус. Для этого он проводил опыты над людьми. Благо материала в округе было предостаточно. Да, – анну поднял руку, выставив вперёд ладонь, жестом защищаясь от возможных вопросов, – вы можете счесть их… неприемлемыми, но и задача была невероятно сложная, а решение её искупило бы все… нет, не потери – затраты. Люди и так смертны, мгновением ранее или мгновением позже человек вернётся к Единому – это не столь важно. Из тех, кто остался жив после этих экспериментов, горд Мор создал армию и отправил на другой материк – вот страшная плата за те деяния. Эти создания дали потомков.
   Остальные анну пошли другой дорогой, веты пытались скорректировать поведение людей, сделав для них, не смотря на наличие вируса, неприемлемыми такие проявления как: злость, жестокость, желание убивать, тем самым сначала ослабить влияние болезни, а затем и полностью прекратить. Для этого решено было дать людям великие цели существования. Последователи Дегарда построили на орбите школу, куда собрали для начала детей только тех, кто являлся элитой того общества, тем самым, пытаясь создать вождей нового типа честных, благородных, умных и образованных. Детям давалась вся информация доступная анну, без ограничения. Создатели Асгарда наполнили ваш мир устройствами неподвластными органам чувств человека, но обладающими большими возможностями. И если обращавшийся за помощью к этим силам был чист помыслами и цель его была благородна, то ему помогали. Для анну ограничений в доступе к ресурсам нет.
   Фар Аки приподнял руку, на глазах удивлённых ребят в его ладони появился хрустальный стакан, который стал медленно наполняться прозрачной жидкостью. Сделав пару глотков, анну с лёгким стуком поставил его на камень.
 – Эти устройства и до сегодняшних дней могут быть активны, но в них не осталось уже былой мощности. Шегардцы выбрали своей целью единение, которым награждались усмирившие свои пороки. В Пегарде во главу было поставлено творчество, главным из которых являлся труд во благо других. Чем большими соплеменниками был востребован результат, тем большее удовлетворение получал автор, в том числе и при помощи невидимых сил, возможно, вы бы назвали это наркотиком. Здесь, в Тегарде, стремились к гармонии.
   Всё шло, как должно было быть. Среди людей появились те, кого можно было считать,… – фар Аки часто останавливался, чтобы подобрать правильное слово, но в этот раз он молчал особенно долго, – исправленными. Таких было не много и, по мнению многих, считать их абсолютно вылечившимися было нельзя, но даже такое положение имело огромное значение. Мы были на верном пути. Работа продвигалась медленно, были ошибки, были неудачи, но бессмертным торопиться некуда. Все понимали, что второй раз задействовать такие ресурсы мы не сможем себе позволить. Общее настроение заметно улучшилось, войны на планете прекратились, среди людей стали больше цениться ценности, которые им указали, население стало более… разумным и спокойным, аборигены стали строить свои города. Так продолжалось несколько тысяч лет. Но однажды случилось страшное.
   Рассказчик замолчал и, разглядывая город, продолжил:
 – Несмотря на неудачи, Горд Мор никогда не останавливался в своих изысканиях и,… мы можем только предположить, что его опыты зашли слишком далеко, в результате чего несчастного настигло проклятие фара Ра. Большинство считает, что он заразился, несмотря на то, что это невозможно. – Анну вновь замолчал, видно было, как тяжело ему даются воспоминания, Великий закрыл глаза. – Он сжёг всех наблюдателей, что происходило в Чегарде, мы не знаем. Первым были уничтожены жители Тегарда, затем словно растворился Дегард, Асгард не устоял против полчищ лишённых разума орд кочевников, буквально трупами заваливших защитников. Вет Ант создавший Пегард, решил не только защищать свой остров и пытаться, как его соплеменники пробиться к разуму несчастного безумца, но и отправить того в нир. Возможно, это ему удалось, Чегард был уничтожен, но и Пегард ушёл под воду. Где сейчас горд Мор, мы не знаем. Анну были благополучно возвращены на Неб и всякое посещение Земли запрещено Советом. И тогда для ваших соплеменников настали воистину чёрные дни, особенно для тех, кто… освободился от влияния вируса и не согласился покинуть родину. Войны страшнее, которых ещё не было, практически полностью уничтожили все достижения, а вместе сними почти всё население этого мира.
   Фар Аки глубоко и шумно вздохнул, осмотрелся кругом. Высоко в небе медленно двигался самолёт, оставляя за собой конверсионный след. Посмотрев на него, наставник с горечью спросил ни к кому не обращаясь:
 – И чем закончились все наши труды, что мы получили в итоге? Ваша цивилизация рухнула. Малая горстка сохранивших знания, пролетая на летательном аппарате, доводила своих соплеменников до священного ужаса! – Он указал рукой на самолёт. – Познакомьтесь с волшебным драконом. Летит по небу, дышит огнём и оставляет дымящийся след.
   Друзья смотрели на наставника, не скрывая удивления. На лице анну они впервые явственно увидели эмоции! Между тем он ещё раз посмотрел на город.
 – Как же здесь было прекрасно!
   Андрей приподнял бровь, ему послышалась тоска.
 – Великий, если наблюдатели были восстановлены, то почему вы ни чего не знаете о судьбе горда Мор? Возможно, что он всё ещё на Земле?
 – Возможно. Но нам это… не важно. – Фар Аки сделал движение плечом. – Поставленной цели он не достиг; вольно или нет стал причиной того, что исчезло то, что мы создали; среди аборигенов устроил бойню, что нам до него? Пускай делает что вздумает. К тому же из этого мира мы ушли. Правда, не навсегда, было ещё несколько попыток, но все они так ни к чему и не привели.
   Тере с мольбой посмотрела на анну.
 – А как же мы? А если он среди нас?
   Но больше фар Аки не произнёс ни слова. Из пирамиды выплыла лежащая на боку восьмёрка, махнув по ней рукой, наставник молча шагнул в образовавшуюся дверь. Андрей с Сергеем последовали за ним. Евгений пожал руку Тиаго и уже перед самым уходом повернулся к Тере:
 – Прощай испанка.
 – Я перуанка!
   Женя сделал неопределённый жест плечом и шагнул в дверь.
 – Ах ты!… – девушка ринулась следом и буквально втиснулась в сужающийся проём.
 – Стой!!! – Тиаго сорвался с места и со всего разбега врезался в холодный камень. Обхватив голову руками, он медленно сел на землю прислонившись спиной к Интиуатана, а вокруг него в лучах солнца неспешно таял странный и прекрасный город.

* * *

 – Ну и что нам с тобой делать? – Андрей задумчиво тёр подбородок, глядя на Тере.
 – Молодец, не испугалась, – с уважением добавил Евгений.
 – Вот тебе и флаг в руки, – хлопнул Сергей товарища по плечу. – Раз уж похвалил, то давай оберегай дальше.
 – Как?! И…, и что мне с ней делать?!
   Андрей продолжал задумчиво бормотать:
 – Что Учитель скажет?
 – Что скажут остальные анну! – Сергей поморщился. – Тысячи или даже миллионы лет ни одного чужака не было на их Небе, не успели троих пустить, как уже четвёртая пробралась. И что-то тут доказывать бесполезно, они полностью правы, если бы нас не пустили – этого бы не произошло. Сами здесь на птичьих правах, ждём решения Совета и вот на тебе. Нет! Они нас точно вышвырнут!
   Девушка переводила взгляд с одного говорившего на другого, она не совсем понимала, что происходит, но то, что эти странные мальчишки на неё не рассердились, а стали вдруг очень озабоченными – ей совсем не нравилось и даже пугало. В глазах, которые они опускали, стоило только пристально посмотреть, читалось смущение, словно они были чем-то перед ней виноваты и это пугало ещё больше.
 – Может её…
 – Стоп! – Сергей поднял руку. – Всё очень и очень…, в общем, всё не так! Остаётся только ждать Учителя, без него мы ни чего делать не будем.
 – Странно, а почему он сразу ушёл, даже не дождавшись меня?
 – Да, странно, всегда такой спокойный…, – Андрей пожал плечами.
 – И всё-таки я скажу! – Евгений упёр руки в бока. – Давайте отправим её назад, домой или, в крайнем случае, к эрлу Джеку.
   Друзья на некоторое время задумались.
 – Звучит логично, – первым согласился Андрей, – вдруг кто заглянет – а тут гость, кхм… гостья, – поправился он, – а Учителю мы всё объясним, как только он вернётся.
   Сергей кивнул.
 – Ага, а как? И вообще, давайте для начала эрла спросим.
 – Давайте спросим! – Раздался в головах знакомый голос. – А может, чего его спрашивать?
 – Прости, – смутились приятели, – прости дорогой. Выручай, похоже, что вляпались, а девчонку жалко.
 – Домой её сейчас не отправить, нет у нас таких прав с Неба путешествовать по мирам куда захотим. Вам не девчонку, а себя жалеть надо! Фара вызвали в Совет, поэтому он так быстро и ушёл. А что там сейчас происходит, я не знаю.
 – Вот мы себя и спасаем. Забери девушку. Только, – Андрей торопливо добавил, – к Источнику её не подпускай!
 – Хорошо, раз ты так настаиваешь. Скажите своей самке, пусть отправляется.
 – Она не самка!
 – А кто?
   Друзья вопросительно уставились на Женьку.
 – Она…, она…, – Евгений подбирал слова, – она – человек!
 – Ну да, она – самка человека, ты – самец человека. В чём я ошибаюсь?
 – Хватит. Друзья, хватит дискуссий. – Сергей подошёл к Тере. – Пойдём, ты сейчас отправишься к нашему другу по имени эрл Джек и подождёшь нас там. Не волнуйся, тебе ни чего не будет угрожать.
   Девушка поджала губки.
 – Я ни чего не боюсь.
 – Оно и видно! А вот лучше бы боялась! Не пришлось бы сейчас,… а-а, – он в сердцах махнул рукой, – чего теперь.
   Из стены выплыла восьмёрка.

* * *

   Андрей стоял, облокотившись о подоконник, и что-то задумчиво разглядывал вдали. За распахнутым настежь окном стоял теплый летний вечер.
 – Так значит, вы считаете, что у нас с Ахапой… – он замолчал, пытаясь подобрать слова.
 – Возможны в будущем разногласия, – попытался помочь Евгений.
   Андрей раздражённо махнул рукой.
 – Причём тут, разногласия!
 – Человек тебе помочь хочет, а ты руками машешь. И, знаешь, – он прав. – Сергей поскрёб затылок. – Ты как себе всё представляешь? После каждого задания возвращаться на Лес? А надолго? И что Ахапа будет делать, пока тебя нет? Скучать у окна? Но и мы же не сможем возвращаться после каждого задания, а значит – разлука будет ещё дольше…
 – Погоди, а с другой стороны Андрей прав! Да, мы три друга. Но, мы же не можем всю жизнь втроём прожить. Нам же нужно,… нужны,… – он тоже принялся чесать затылок, и радостно вскрикнул, – семьи! Нам же семьи нужны. Ну, там жёны, дети. Мы же не можем втроём и всё…
 – Сдаюсь! – Сергей поднял руки. – Хорошо, убедили. Я тоже с вами одной семьёй жить не очень то хочу. Но что тогда делать?
   Андрей удивлённо посмотрел на друзей, но промолчал.
 – Нужно всё как следует продумать. Первый и главный вопрос – где будут жить наши семьи? – Евгений размашисто шагал вдоль класса, – я предлагаю поселить их на Лесе. Во-первых: будут все вместе, во-вторых: там нет опасностей, и в-третьих там есть ахид. – Он резко остановился, – нам нужно посоветоваться с эрлом.
 – Давайте посоветуемся! Вспомнили. – Голос Джека казался обиженным. – А может, чего с ним советоваться? Вас же всего трое.
   Приятели смущённо переглянулись. Сергей примирительно произнёс:
 – Прости эрл Джек. Опять мы виноваты.
 – Хорошо, прощаю. И вот, слушайте! С одной стороны ты Евгений прав, – бодро затараторил эрл, – Лес, очень перспективное место, для вашего благоустройства. Не забывайте, что Хранители тоже почему-то выбрали именно эту планету. И гесс Цицима там явно не просто так. На этой планете, точно что-то назревает. И вот это как раз меня и беспокоит. Боюсь, что мне могут запретить оставить там свой клон, а это значит, что ваши семьи останутся без моего внимания.
   Глаза Андрея округлились, но он продолжал упорно молчать.
 – Согласны, – Сергей махнул сжатым кулаком, – твои предложения?
 – Предлагаю! Есть у меня на примете одна прекрасная планета. Около двухсот тысяч лет назад на ней произошла ядерная война, в результате всё население погибло. Сейчас там радиация в норме, есть места с прекрасным климатом, растительность, горы, моря, реки, озёра – всё очень сильно напоминает вашу Землю. Заканчивайте свои дела на Небе, летим туда, вы всё смотрите сами, если вас всё устраивает, обустраиваемся и перевозим обеих самок.
   У Сергея с Женькой вытянулись лица. Андрей не выдержав громко засмеялся.
 – Прости эрл Джек, а вторая самка это – Тере?
 – Да, она молода и без видимых ограничений.
 – И кому из этих молодцов, – Андрей кивнул в сторону опешивших приятелей, – ты её сватаешь? Ты не забыл, что у неё на Земле друг остался?
 – Не принципиально. А кому самка не достанется, – Евгений сморщился, но эрл не замечая ни чего бойко продолжал, – чтобы впоследствии не отвлекаться, в ближайшее время срочно ищет. Если возникнут сложности или кому то из вас понадобиться другая или мало будет одной, то я могу создать минералы которые у вас на Родине можно будет обменять на…
   Женька взялся за голову и стал ей мотать.
 – Стой! Не так, ну всё не так! Эрл Джек, понимаешь…, ну не знаю я как тебе это объяснить, но всё должно быть не так, а как, я не знаю, как сказать.
 – Я знаю. – Андрей усмехнулся. – Никогда бы не подумал, что это скажу, но… залезай опять в интернет. Качай всяких Ромео и Джульетт, рыцарские романы, мелодрамы, мыльные оперы и поговори на эту тему с Терре. Только, пожалуйста, – он сделал умоляющий жест руками, – не переборщи!
   Сергей в подтверждение покачал головой.
 – Если ты «споёшься» с ней на эту тему – мы повесимся!
 – Всё! – Андрей подвёл итог. – Ни кто, ни чего не планирует! Когда появляется расчёт во взаимоотношениях, взаимоотношения пропадают. Живём как жили, а там будет видно.
   Евгений укоризненно посмотрел на товарища.
 – За Ахапу можно было бы и побороться.
 – С кем?! С кем бороться? Кому морду набить?
 – С обстоятельствами! И с собой.
   Наступила долгая тишина. Друзья, размышляя каждый о своём, продолжали ждать фара Аки.
   Внезапно, в одно мгновение, вокруг наступила абсолютная чернота. Через три удара сердца каждый оказался стоящим в столбе света, рядом ребята увидели испуганную Тере, стоящую в таком же ярком луче. И ещё через три удара зазвучал знакомый голос наставника:
 – Пятеро представителей двух неопределённых рас слушайте, к вам обращается Совет рас анну. Советом будет принято для себя решение, вас оно не обязывает ни к чему. Оно обяжет анну. Однако если Советом будет принято решение об ограничении контактов  наших рас, вам будет предложено выбрать на своё усмотрение место дальнейшего проживания. Эрлу Джеку предоставлен другой носитель. – И словно пресекая какие-либо возможные возражения, уже более жёстко, с металлом в голосе продолжил: – Корабль собственность анну. Он будет изъят! В связи с этим, если вы считаете это необходимым, ответьте Совету на один вопрос: «Согласитесь, ли вы для блага Неба уничтожить планету Земля?»
   Наступила звенящая тишина. Приятели посмотрели друг на друга, Евгений попытался улыбкой приободрить девушку, затем медленно сошлись и взялись за руки, образовав круг, в центре вспыхнул пятый столб света со стоящим в нём эрлом Джеком. Не понимая, что и зачем она это делает, только иногда слегка вздрагивая, Тере повторяла за ребятами все движения. Земляне закрыли глаза и опустили головы. С первыми нотами Лунной сонаты друзья оказались висящими в воздухе над Эверестом, под ними простиралась самая любимая для них и красивая планета – Земля. Насладившись этим видом, пятёрка двинулась в путь. Они летели над морями и океанами, лесами, полями, пустынями и степями, петляли среди гор, зависали возле самых красивых водопадов и почти приземлялись на вершины айсбергов, встречая на своём пути множество людей. Каждый повстречавшийся поднимал вверх голову, с улыбкой махая рукой в знак приветствия. С последними аккордами бессмертного произведения Земля стала удаляться вдаль, далеко в космос, превращаясь в голубую искорку среди чёрной тьмы.
   Земляне резко выпрямились и замерли, на их лицах не пошевелился ни один мускул.
 – Нет! – Прозвучал резкий голос Андрея. – Мы ни когда не согласимся на уничтожение нашей Родины! Если это произойдёт – погибнем вместе с ней.
   Наступила тишина, продолжавшаяся несколько минут.
 – Мы услышали вас. – Голос фара показался друзьям уставшим. – Ожидайте решения Совета.
   Сколько времени прошло на этот раз они не знали, можно было конечно спросить у эрла, и он ответил бы с любой точностью, но почему-то это было совсем не важно. Надвигалась пустота, страшная и великая от которой становилось холодно внутри. Когда замирает время и начинаешь смотреть на себя словно со стороны, когда может быть только два выхода, два ответа, два результата и только два: белый и чёрный. Без полутонов.
 – Совет принял решение. – Земляне и эрл окаменели. – Анну не изменят принятых решений о взаимоотношениях с другими расами. Анну продолжат избегать всеми способами любые контакты с любой расой.
   Наступила тишина. Друзья молча смотрели перед собой. Тере взволнованно переводила взгляд с одного на другого, пытаясь понять что произошло, но ответа не находила. От волнения она зажмурила глаза пытаясь успокоиться, но от неожиданности вздрогнула – торжественным голосом фар продолжил.
 – В благодарность за участие в дальнейшей судьбе существ известных как Хранители анну не станут ограничивать пять особей двух рас пользованием  корабля анну. Вот имена тех, кому дано это право. Им и только им: эрл Джек, мэн Евгений, мэн Андрей, мэн Сергей, мэн Тере. Право даётся до момента возникновения возможности получения технологий корабля, либо передаче другой расе. При угрозе корабль перестанет существовать, ответственность за это событие будет полностью на всех пятерых.
   Друзья устало выдохнули, на их лицах появилась лёгкая улыбка. Не выдержав, счастливая от факта, что что-то непонятное, но ужасно страшное наконец-то благополучно закончилось, Тере радостно обняла сначала Женьку, а за тем и оставшихся двух приятелей. Крепко прижав девушку к себе в ответ, Сергей поднял голову и, щурясь в чёрное ничто, спросил:
 – Так мы наняты?
 – Нет. Вы вольны в своих действиях.
   Друзья переглянулись, Евгений пожал плечами.
 – И чего нам делать? Мы не можем бросить попавших в беду.
   Андрей кивнул головой в подтверждение слов товарища.
 – Мы просим совета у Совета.
 – Совет может только рекомендовать. –  Голос фара заметно потеплел. – Ищите своё место в этом, новом для вас мире. И продолжайте взрослеть. Путь предстоит долгий, трудный, но, несомненно, интересный.



Евгений Эдхом

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться