Щурится Солнце

Размер шрифта: - +

Глава четвертая. Класс четвертый-девятый.

Разбудил меня племянник Витя. Точнее не он, а его крикливый голос. Это означало только одно. К нам приехала Лера с Матвеем! Выбежав из комнаты я побежал обнимать их.

- Лерочка!  -я обнял сестру, но краем глаза заметил, а потом и услышал, как ревнует Витя.

- Привет, Ник! - потрепал меня по макушке Матвей и пошел на кухню. Я подошел к маме.

- Ма, можно я останусь дома? - посмотрел на нее щенячьими глазками. - Я их так редко вижу.

Нахмурившись она произнесла:

- Нет. Я знаю что у вас сегодня контрольная.Так что марш умываться и одеваться!

Понурившись поспешил следовать указаниям мамы. Умывшись и переодевшись, когда я собирал учебники с красивой цифрой четыре, в комнату вошел Макар. Постояв с минуту он спросил:

- Ты как обычно, или тебя отвезти?

- Отвезти.

Мы с ним вместе вышли из квартиры и спустившись вниз сели в черный внедорожник отца. Пока мы ехали я задумался. Почему на душе, как говорит мама кошки скребут? Предчувствие чего-то плохого. Только вот чего. Это уж неизвестно. Через несколько минут я под взгляды других учеников школы вышел из машины и поспешил в свой кабинет. Там был уже и Сашка. Он теперь сидит рядом с нами. С нами, это со мной и Златой. Подставив кулак под щеку, он что-то рисовал в тетради. Бросив свои вещи на парту, я пересел за парту к Птицу и хлопнул его по плечу, он аж подскочил.

- Совсем уже?! Ты чего так пугаешь? - воскликнул.

- А ты чего задумчивый такой сидишь?

- Да ничего.-он отвернулся, но я заметил как он, покраснел.

- Расстроен, что от тебя Эвелину пересадили?

- Нет.

- Да.

- Нет.

- Да. - он вскипел и высказался:

- Но же не говорю что ты ревнуешь Зла... - дальше я схватил его за лицо и ладонью застил его замолчать. На нас удивленно обернулись одноклассники и зашумели в сплетнях. Все. Смерти от Златы мне не миновать.

- Это секрет.

И в кабинет вошли виновницы событий. Но Злата почему-то рыдала в три ручья. Эвелина вела ее под руку, и успокаивала. Что произошло? А на душе как будто струну оборвали. Все это сопровождалось глухим звуком. Я подошел к ним.

- Что случилось?

- Что?Т-ты ещщё спрашиваешь?! - на секунду успокоилась она, но для того что бы накричать. - Это ты! Ты виноват!

- В чем виноват? - недоуменно спросил я.

- Ты ему рассказал! Больше некому.

- Да кому и что рассказал?! Я тебя не понимаю!

- Ты не понимаешь?! - Злата покраснела от злости.

- Это ты все Олегу рассказал!

- Что? - удивленно поднял брови. - Я ничего ему не говорил. Мы с ним даже незнакомы.

- Я не верю тебе! Не верю. - она начала бить меня.

Хотя битьем это не назовешь. Кулачки и до лица не долетали, но хоть и била она с полной силой, все равно они были еле ощутимыми. Она плакала, и мне вспомнилась наша первая встреча, тогда она тоже плакала. Но не так как сейчас. В последний момент я заметил как Птиц отодвигает Злату и занося кулак … бьет. Боль поставила мозги на место. Но боль не физическая, аморальная.

Мой лучший друг ударил меня. Кажется он и сам был в шоке. Злата и Эвелина обнявшись стояли за его спиной.

- Все ясно с вами. - развернувшись я вышел из класса.

Перед глазами проскакивали картинки того, как с Птицем играли в футбол, иногда я приходил к нему насоревнования. Мы были не разлей вода. Но наша дружба на этом и закончится. И из-за кого?! Из-за этой мелкой вредной девчонки Златы Солнцевой. Забежав под лестницу я сел на маленькую выбоину и заплакал. Я не плакал с шести лет, а теперь сидел и плакал. Слезы просто катились и катились и казалось что их нечто ни сможет остановить. Из носа шла кровь и теперь капал на белую рубашку, попутно смешиваясь со слезами. Не собираюсь возвращаться на уроки я решился просто и открыто уйти. Когда на следующем уроке я вошел в класс, то нашей доброй Арины Петровны не было. Подойдя к своей парте я заметил как отвернулась Злата и Эвелина с Птицем. Кажется у меня задергался глаз. Под бежав ко мне, староста класса Катя Лютикова, предложила мне салфеток чтобы вытереть кровь, но я оттолкнул ее руку, со словами:

- Отвали.

Закинув на плечи рюкзак я вышел из класса, под удивленные взгляды одноклассников. Когда проходил мимо вахтерши Таисии Алексеевны, то она меня даже не заметила и продолжила читать свой кроссворд. Выйдя на улицу я вдохнул свежий и морозный воздух. Осень. Куда идти? Домой? Дома мне настучат по голове и отправят учиться дальше.

К Лере? Ее сейчас там нет. Да и там бы мне на мозги капали. К друзьям? У меня кроме Сашки и Эвелины никого и не было. В своих думах я даже и не заметил как дошел до музыкалки. Точно! Забежав туда, напугав нескольких женщин своим видом. Я сняв куртку и шапку и побежал на третий этаж в тридцать третий кабинет. Пролетев три пролета, я остановился. А вдруг он ещё не пришел? Хотя он говорил что всегда здесь. Подойдя к кабинету «Класс фортепиано», я постучал.

- Да-да? - раздался голос учителя. Раскрыв дверь я вошел:

- Здравствуйте Руслан Максимович.

- О, Никита! - он повернулся ко мне лицом и резко побледнел. - Что с тобой случилось? Почему ты не на уроках?

- Да так. - отмахнулся я и бросив рюкзак на стул возле стены, вытерев салфеткой кровь я сел за фортепиано, где стояли ноты. Начал играть. Иногда подмечая что делает Руслан Максимович.

Штормов Руслан Максимович, работал здесь уже семь лет. На вид ему было лет тридцать, тридцать пять, но темная борода делала его старше. Высокие скулы и тонкие губы аристократа создавали вид богатого и успешного человека. Но теплые карие глаза, когда я смотрел в них, напоминали мне уютную старую нашу квартиру. Не знаю почему. Он всегда носил темные брюки, рубашки любых цветов и черную жилетку. Носил тонкие черные очки. Играл он великолепно. Когда наблюдаешь за его игрой, то кажется что пальцы летают, парят и прочее. Он поставил на своем столе электрический чайник и стал заваривать чай. Я закончил играть и встал.



Ангелина Кастерина

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться