Шейх

Глава 3

Никита купил билет до конца следования поезда. Но далеко не поедет — в первом же крупном городе сойдёт, чтобы затеряться там на некоторое время, а потом вернуться туда, откуда стартовал. Дела… Не со всеми рассчитался ещё по долгам. А быть должным он не любил.

Но на этот раз он не оставит свой билет у проводника. Лучше бы это была миловидная проводница, а в его купе опять оказалась семейная пара с толстым отпрыском, хоть покормили бы тогда — Никита знал, как взглянуть на его сердобольную мать, если только та не окажется высохшей от жёлчи грымзой…

Не повезло. А купе стоял запах перегара, столик заставлен полными бутылками с пивом, а проход завален пустыми, и не крошки еды — трое мужиков возвращались на малую родину после рабочей вахты.

— Присаживайся, — кивнул один из них Никите.

Он бы присел, будь у них хоть куриная ножка, хоть крылышко на столе. Но хлестать пиво на голодный желудок как-то не хотелось.

Никита помотал головой и, закинув на свою верхнюю полку пакет с бельём, полученной от немолодой, но вполне себе ещё проводницы, отправился сразу в буфет — в проходящем поезде даже вагона-ресторана не оказалось.

А вот с буфетчицей ему повезло. Та честно посоветовала не покупать второе непонятного происхождения и сомнительной свежести — их загружали на станциях из местных пунктов общепита. Вместо котлетки из хлеба и скользкого риса к ней девушка выложила перед Никитой упаковку Доширака. И поставила пластиковый стакан, в который налила настоящей заварки из термоса, а не кинула чайный пакетик.

— Кипяток в титане, — сказала она, принимая от покупателя сотку. — Сдачи нет.

— Не надо. — Махнул рукой Никита.

И титана ему не надо — есть Доширак и пить непонятного происхождения чай он не собирался. Но прихватив покупки, отправился назад в свой вагон, чтобы заняться уже проводницей.

Опыт общения с женщинами бальзаковского возраста у Никиты был немаленький, благодаря госпоже Войцеховской. Владелица брачного агентства, которая довольно долго была ко всему прочему ещё и его любовницей, научила его если не всему, то очень многому.

Разговорить под капельку хорошего коньяка проводницу и её сменщицу до этого безмятежно отсыпавшуюся после ночного дежурства удалось без особого труда. И наградой тому стала домашняя курочка, отварная картошечка с укропом и салат из помидоров, сбрызнутый растительным маслом. Причём и курица, и картошка на стол были выставлены не холодные, а разогретые до приятного жара в микроволновке. И почему такие услуги пассажирам проводники не оказывают? Ведь нетрудно — пара минут и все готово…

В своё купе Никита вернулся довольным, сытым и слегка подшофе.

— Присаживайся, — кивнул один из мужчин в сторону их столика.

Его попутчики расписывали «пулю».

Никита тихо застонал. Играть в преферанс он прекратил ещё в студенчестве, когда обложил все мужское население «векселями» — ему должны были все, с кем он сыграл хоть единожды.

— По маленькой, — добавил мужчина. — Вист — рубль.

Никиты крякнул — ничего себе по маленькой.

— Картами не балуюсь, — покачал он головой и принялся расстилать себе постель.

Большой город будет рано-рано утром — надо выспаться, перед тем, как исчезнуть.

— Научим, — настаивал мужчина. — Ничего сложного. На вид ты не дурачок.

Никита быстрым взглядом окинул компанию. Ну, сколько они могли заработать за две недели вахты? У него в рюкзаке денег гораздо больше, чем у всех вместе взятых вахтовиков. Да и не хотелось раздеть их догола. Видно же, что мужички не картёжники — так, расписывают «пулю», чтобы скоротать время. А он не сможет удержаться, чтобы не продемонстрировать мастерство, и обует их по полной. Да и кольцо с камнем при нём, чтобы пометить карты. И надо-то всего несколько раз черкануть им — тузы и семёрки. Восемь карт. Мужички и не почувствуют его метки на внутренней поверхности листов своими огрубевшими от тяжёлой работы пальцами. Да и сдают они так, что смотреть противно.

Нет, играть он с ними не станет. Даже в дурачка. Жалко работяг.

Подтянувшись, Никита легко забрался на свою полку и, отвернувшись к стене, сделал вид, что уснул. Пусть мужички развлекаются без него. А он поспит, отдохнёт, а к утру ближе к проводницам подастся, чтобы забрать свой билет и тихо исчезнуть в предрассветном тумане. После него не должно остаться никаких следов…

 

***

 

Незнакомый город встретил Никиту неласково — промозглым ветром и моросящим дождём, словно и не лето вовсе.

Пришлось извлекать из рюкзака куртку.

На первом этаже здания вокзала Никита не без труда разыскал киоск, торгующий местной прессой. Он купил рекламное издание с объявлениями о сдаче квартир.

Позвонил по первому понравившемуся номеру.

Ему ответил приятный женский голос.

Никита попытался представить его владелицу и не смог. Ничего, он скоро увидит её живьём. И проверит, что с ним не так. Голос и интонации — главное в его «профессии»...

 

Дверь открыла девушка лет двадцати трёх-двадцати пяти, непричесанная, в коротком шелковом халатике.

— Здравствуйте. — Улыбнулась она и, покачивая бёдрами, прошла внутрь квартиры.

Никита хмыкнул и покачал головой — как его встречают. Ничего не оставалось, как проследовать за ней.

— Чай, кофе, сок? — спросила девушка и выразительно выгнула брови. — А может, вина?

— Ничего не надо. — Отказался Никита.

Скорее всего, снимать эту квартиру он не станет — слишком большая и дорогая для него. Трёшка в элитном доме с охраной на первом этаже. Нет, ему что-нибудь попроще. Не хотелось, чтобы кто-то заметил, что его расходы во много превышают доходы. Да и машину он хотел приобрести поплоше — только чтобы ездила. Не разбитую «Ладу», конечно, но все же. А во дворе стояли только дорогие иномарки. Выбивающаяся из общего ряда машина тоже весьма подозрительна.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться