Шейх

Глава 4

Уже засыпая, Никита вдруг задумался, а на чём Липа сегодня на работу поедет, права и машина у него будут только завтра…

 

Его разбудил осторожный стук в дверь.

— Входите, не заперто! — прокричал Никита хриплым со сна голосом.

В дверях возникла улыбающаяся Липа.

— Ну ты и дрыхнуть, — хмыкнула она.

Никита даже потряс головой, настолько она непохожа была на себя утреннюю — серебристое обтягивающее платье стоимостью не менее тысячи долларов, уж в ценах он разбирался, подчёркивало узкую талию, аппетитные бедра и высокую грудь.

— Поднимайся, у тебя на сборы ровно десять минут, — сказала Липа с приказными интонациями в голосе. — Машина ждёт внизу…

Она пересекла комнату и небрежно бросила брелок на тумбу.

— По дороге нам надо заскочить за твоим водительским удостоверением. Паспорт не забудь. А потом к моему стилисту. Я там пробуду недолго — минут тридцать–сорок. Затем отвезёшь меня в клуб и свободен до следующего вечера.

Она взглянула на изящные золотые часики на своём запястье.

Других украшений на Липе не было — ни колец на пальцах, ни даже серёг.

Никита подождал некоторое время в надежде, что девушка выйдет из комнаты и оставит его одного. Только где там? Никуда уходить она не собиралась.

Он откинул в сторону одеяло и лениво выбрался из постели, представ перед Липой во всей мужской красоте.

— Неплохо. — Покачала она головой и тоже поцокала языком. — Тебя можно в женские дни просто так на сцену выпускать. Есть много одиноких дамочек, которым нравятся не Тарзаны, а именно такой типаж. На тебе можно было такие бабки делать…

«Знаю, проходили», — усмехнулся про себя Никита, проходя мимо неё.

В душе он пробыл недолго, только слегка ополоснулся, чтобы смыть остатки сна и прийти в чувство.

Одеваться тоже пришлось на глазах у Липы.

Качество его белья она оценила и снова довольно покачала головой.

— Вместо джинсов и футболки, несмотря на то что они у тебя дорогие, из фирменных бутиков, всё равно придётся носить костюм, — сказала Липа со знанием дела и снова взглянула на свои часики. — У нас будет с десяток минут, чтобы заскочить за костюмом.

— У меня нет денег, — недовольно пробурчал Никита, застёгивая пуговицы на джинсах и расправляя низ футболки.

— Не бери в голову. Это не твои заботы. — Махнула рукой Липа. — Спишу на форменную одежду для обслуживающего персонала. Твоя задача выглядеть фирменно и сходить за моего бойфренда, когда это требуется.

Она отвернулась и направилась на выход.

— А требуется это довольно часто, — пробормотала Липа уже в коридоре.

Но Никите все же удалось расслышать её слова.

— Черт, черт, черт, — запричитал он негромко, когда за девушкой закрылась дверь. Не подумал, что уже сегодня вечером ему придётся покинуть квартиру, планировал тайником для денег озаботиться, когда останется один — не вышло.

Никита вынул из рюкзака солидный полиэтиленовый пакет, набитый пятитысячными купюрами, судорожно соображая, куда бы его пристроить. В стиральную машину? Найдут. Да и с расписанием работы домработницы он ещё не ознакомился. В сливной бачок? Не войдёт. За шкаф? Тоже не влезет. Под матрац? Горбом торчать будет. На балкон? Никита отодвинул штору и выглянул наружу. Но тот оказался девственно чист. Если будут шмонать его вещи в его отсутствие, сразу обнаружат пакет.

— Я жду тебя внизу! — крикнула Липа и забряцала входным замком.

Вот это удача! Обрадовался Никита. Он выглянул в коридор, чтобы убедиться, что девушка на самом деле ушла, а потом потянул ручку двери её комнаты — не заперто. Не мудрствуя лукаво, он сунул пакет в её спальне под точно такую же кровать, как и у него. Всяко, обшаривать комнату Липы вряд ли станут. А если и станут, то найдут не у него, а у неё. Может, это вообще хозяйские деньги.

Но он прекрасно разбирался в психологии дуболомов — им дали приказ просмотреть вещи нового сожителя Липы, они это сделают с завидно аккуратностью, но только проверят его барахлишко. Проявлять инициативу не в их правилах. Можно было даже не опасаться, что они нарушат приказ или выполнят его ненадлежащим образом. Нет, прощупают каждую его вещь, но в комнату Липы даже не заглянут.

Но рисковать всё равно не хотелось. Деньги, конечно, не последние, но за ними ехать надо в глушь, в дом мамы Маши. Даже если дом исчезнет с лица земли, он всё равно найдёт спрятанные там деньги только одному ему по известным приметам…

Никита сбежал по лестнице, отвернувшись от охранника, проскочил мимо него, тот только глянул, что в руках у него ничего не было, и снова опустил голову.

На крыльце дома его дожидалась Липа. Она держала в руках недокуренную сигарету. Понятно, почему она не стала задерживаться дома: привычка — вторая натура, и без выкуренной сигаретки хозяйка клуба сама не своя.

— Вон наша машина. — Она махнула рукой в сторону стоявшего на стоянке Туарега.

— Навигатор в салоне есть? — спросил Никита, подходя к водительской дверце. — Я город совсем не знаю.

— Все, что надо, имеется, — ответила Липа, ловким щелчком отправляя окурок на клумбу.

«Деревенщина». — Недовольно поджал губы Никита.

Он вернулся и, подняв из травы продолжавшую тлеть сигарету, стал оглядываться по сторонам, куда бы её пристроить.

— Нет ни одной мусорницы, — виновато произнесла Липа. — Я уже просила поставить. А то фантик от конфеты выбросить некуда. Она сняла с рук тонкие лайковые перчатки.

«Чтобы руки табаком не воняли», — сделал вывод Никита.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться