Шейх

Глава 22

В кроссовках так в кроссовках — спорить с Игорем Никита не стал, тот опытнее в подобных, то есть в следственно-разыскных делах, ему виднее. Впрочем, Никите и самому до умопомрачения надоели туфли на каблуках.

Поэтому сначала он купил фирменные кроссовки: пришлось это сделать — из дома-то ничего не взял.

Из дома…

Никита усмехнулся. Он избавился от всей одежды, которой были забиты шкафы в его бытность бойфрендом мадам Войцеховской. Сейчас же на самом деле у него, кроме джинсов и футболок, ничего в сущности и не было. Много в рюкзаке унесёшь? А домом он ещё не обзавёлся.

Никита сразу переобулся в новенькие кроссовки. Они и с тем платьем, в котором он ходил накануне в бар, неплохо смотрелись. «Гармонировали», — как заметил Игорь. Но все равно чего-то не хватало.

— Белое с голубым платье надо, — констатировал Никита, оглядев себя в зеркале. — По типу спортивной формы, как у теннисисток — юбочка в складку, рукав-фонарик и рюши на груди.

Игорь расхохотался.

— Теперь я понимаю, почему Андрей из тебя, а не из меня решил девушку сделать, — икая от смеха, выдавил он. — Я ни за что так не смог бы.

— Ничего-то ты не понимаешь, — фыркнул Никита. — Ты не тянешь на девушку по нескольким причинам. И первая, и основная их них, — он прикоснулся пальцем в тонкой лайковой перчатке к его подбородку. — У тебя ямочка на этом месте. Она добавляет твоему миловидному лицу мужественности. Так-то.

— Не может быть, — не поверил Игорь

Чтобы вот из-за такой мелочи Андрей выбрал не его, а другого? Да он за кого угодно мог лицедействовать.

— Я хоть и не сыщик, — улыбнулся Никита, — но жесты Андрея сразу разгадал. А потом просто спросил у него, мол, обязательно мне надо все время оставаться в женском наряде. Может, говорю, мы станем с Игорем меняться ролями. Он мне категорически запретил это делать. Сказал, что засыплемся на первом же скачке, и именно из-за твоей просто очаровательной ямочки на подбородке.

— Он так и сказал? — опешил Игорь.

Никогда бы не подумал, что его друг внимательно изучал его лицо.

— Ну не сам же я это придумал, — обиделся Никита.

Игорь притормозил у бутика Версаче — «его дама» решил изменить нарядам от Диора…

— Со мной пойдёшь, — потребовал Никита. — Деньги в рюкзаке, придётся тебе его потаскать некоторое время. Не бойся закидывать за плечи — все, что могло вызывать у тебя головокружения, сейчас преспокойно обитается в квартире мадам Делайе.

Он лгал — не хотел, чтобы любопытные продавщицы лезли к нему в примерочную и предлагали свои услуги. Но Игорь все понял и без слов — сам не так давно помогал труселя в матушкином салоне разным папикам примерять, знал, что да как.

Платье удалось выбрать с первой же примерки.

— Это хорошо, что ты в кроссовки сразу переобулся, — заметил Игорь, когда они вернулись к машине, — пришлось гадать, подойдут к платью, не подойдут. А так прекрасно видно, как ты шикарно будешь выглядеть.

— На том и стоим, — улыбнулся Никита. — Только наоборот, подойдёт ли платье кроссовкам. Сейчас они основной элемент одежды.

Он тоже был доволен: девушки-продавщицы и консультант-парень даже не заподозрили в нём мужчину, а это уже хорошо, что ни говори. Значит, смело можно отправляться в бар «Принцесса Мария-Амалия» ещё раз и не беспокоиться, что кто-то не даст им с Игорем осмотреть лестницу, потому что обнаружит их нездоровый интерес к подсобным помещениям и запасным выходам.

— Вот скажи, — поинтересовался Игорь, — тебе не жалко денег, которые ты бездумно тратишь на дорогостоящие наряды и которые потом просто выбросишь?

— Нет, — ответил Никита. — Деньги — это всего лишь бумажки. Это раз. А, во-вторых, достались они мне не каторжным трудом… И, в-третьих, я трачу их на расследование, на установление истины. А на правду мне никаких денег не жалко. Поверь.

— Верю, — кивнул Игорь.

Он сам их такой же породы. Может, именно поэтом согласился помочь в расследовании этого странного дела.

— Дай я поведу, — попросил Никита. — Приятно прокатиться на такой тачке. А мы с ней сейчас, как две сестры — обе неотразимы. А моя грудь в рюшах просто шикарна.

Он уселся на водительское сиденье, не дожидаясь разрешения, и расправил платье на груди.

Ворча и чертыхаясь через слово, Игорь с пакетами забрался на заднее сиденье.

Выехав из «кармана», Никита прямо через двойную сплошную развернулся на другую сторону. А что, ведь нет ни одной машины? Не повезло — он тут же был остановлен гаишником, невесть откуда взявшимся.

— Приехали, — проворчал Игорь, на всякий случай сворачиваясь клубочком и зарываясь в пакеты.

Никита остановился на обочине, но выходить из Ауди не спешил, он только приоткрыл боковое стекло. Туда и просунул голову остановивший машину полицейский.

— Не пристегнулись, — только и сказал он хорошенькой девушке, сидевшей за рулём.

«Молоденький», — отметил про себя Никиту и тут же «включил» блондинку: не пристегнут, пересёк двойную сплошную, не имеет водительского удостоверения. Кстати, надо напомнить Савве, сколько он может ездить без прав. Сейчас огребёт по полной, если не получится охмурить человека в форме. И да, почему гайцы их тормознули? Савва обещал, что с такими номера могут хоть летать над дорогой.

Никита выразительно похлопал накладными ресницами, ещё раз расправил рюши платья на груди и с искренним возмущением произнёс:
— Ремень же чёрный…



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться