Шейх

Глава 27

Роман аккуратно уложил Василия на диван в своей комнате.

— Есть, пить или чего-нибудь хочешь? — поинтересовался он у парня.

— Пить, если можно. Простой воды, — простонал тот. — Или негорячего чая. Молока, догадываюсь, у тебя все равно нет.

Соколовский тотчас выскочил на кухню, чтобы приготовить чай, и там столкнулся с Марьиванной, которая в это время обычно спала. Но сейчас соседка ему протянула большую кружку зелёного чая, уже слегка подостывшего, словно знала, что захочется Василию в данную минуту. И когда только успела?

— Завтра все расскажете, — проговорила она, махнув рукой и выпроваживая Романа к парню, — а сегодня слушай во все уши, что он тебе поведает.

 

***

 

Хоть и говорил Василий, что не надо ему врача и скорую, и что будет, как новенький, буквально спустя несколько дней, только не тут-то было.

И ночью он не дал спать Роману своими стонами, а под утро ещё и затемпературил. И непросто у него температура поднялась, а подскочила. А затем и жар случился, самый что ни на есть настоящий, и бред, как положено, и метания в бреду.

Роман осторожно освободил Василия от лохмотьев, чтобы обтереть его тело влажной тряпочкой — другого способа сбить температуру не было, и ошалело уставился на татуировку на его спине — бриллиант. Если бы не видел совсем недавно такую же на фотографии убиенной девушки, но не обратил бы на подобную красоту никакого внимания — не фанат украшений на теле. Но тут не удержался и потрогал небольшие камешки пальцем.

Потом обязательно выспросит у Василия, что может означать подобная тату. Потребует рассказать ему все, что тот знает о татуировке, когда ему полегчает.

А пока всю ночь Роман обтирал спину и грудь Василия тряпочкой, смоченной в воде с уксусом, поставив тазик себе на колени, стараясь не сорвать ни одного камешка с татуировки.

И на службу с утра не пошёл, даже не потому, что не выспался. Что в первый раз, что ли? Василия побоялся одного оставить, плохо ему было, по всему видно, не полегчало. Вот и взял отгул, благо накопилось их много — позвонил с утра пораньше своему непосредственному начальству и никуда не пошёл.

И только к полудню успокоился и затих Василий, перестав метаться и заснув, а рядом с ним и Роман прикорнул. Только проспал он недолго, проснулся оттого, что тихо в комнате стало, даже слишком тихо, и дыхания парня совсем не было слышно. Он приподнялся на локте и прислушался.

Роман так сильно никогда не пугался, он проклял все на свете, а особенно, что пошёл на поводу у Василия, надо было все же врача вызвать.

— Вася, Василий, — он потряс парня за плечо, усевшись с ним рядом, сначала потихоньку, потом посильнее.

Тот, наконец, вздохнул глубоко и приоткрыл один глаз:
— Ну, что такое? Спокойно человеку поспать не дадут.

— Вася, — попросил Роман строго, пытаясь успокоиться. — Ты уж дыши, пожалуйста, а то мне страшно за тебя.

— Я разве не дышал? — спросил тот удивлённо.

— Нет. Мне показалось, что ты вообще умер.

— Хм-м. Я вообще-то ещё пожить собираюсь, — фыркнул Василий, совсем, как недовольный кот, которому вроде бы и не наступили на хвост, но прошли так близко, что тому захотелось вцепиться в ногу просто так, только потому, что она была на расстоянии вытянутой когтистой лапы.

— Ты меня опять с котом сравниваешь? — проворчал он. — Почему?

— Знаешь, ещё тогда в самый первый раз, возле бара, когда ты от тех троих отбивался, мне показалось, что собаки дерут кота. А он их не боится и не убегает, а отвечает им ударом на удар.

— А мы разве встречались ещё, кроме того раза? — напрягся Василий и приоткрыл второй глаз.

— Нет, — не совсем уверенно произнёс Роман. Ему самому казалось, что с парнем он встречался и раньше и встречается каждый вечер, это, наверное, оттого, что он о нём все время думал.

— Так нет? Или все же встречались?

Роман задумался. Он и сам не мог достоверно сказать, встречался он с Василием раньше или ему это только казалось, что встречался. Наверное, все же нет, не встречался ни раньше, ни потом. Ведь это Савва ездил в посёлок с охранником, а не он. Но и Савва не видел Василия, а взглянул только на дом. Марьиванна ходила к нему. А Роман до вчерашнего вечера даже и не знал, где тот живёт и где его искать.

— Нет, не встречались, — повторил Роман свой ответ, но теперь очень уверенно.

— Я пить хочу и есть тоже, — проворчал Василий. — Я, конечно, все понимаю, но завтраком все же меня можно было накормить.

— Скажите, пожалуйста, и как я должен был это сделать, если ты температурил и метался в бреду, — возмутился Роман, а потом спросил уже мягко:
— А что бы ты хотел съесть на завтрак.

— Кашу манную и стакан молока, — тут же оживился Василий. Он, и вправду, уже не выглядел таким побитым и больным.

Роман вздохнул, да, кулинария — не его конёк, придётся просить помощи у Марьиванны. Он вышел из своей комнаты и потихоньку постучался соседке в дверь, никто не отозвался. Вздохнув снова, Роман поплёлся на кухню, в холодильник можно было не заглядывать — молока там все равно не было. Не было так же и сметаны, Роман решил, что Василий должен и сметанку любить, впрочем, там не было вообще никаких продуктов. Вздохнув в третий раз, Соколовский покинул квартиру и бодро зашагал в сторону магазина, благо лавка с продуктами первой необходимости была прямо в их доме. Он сильно надеялся, что молоко, манка и колбаса с хлебом там продаются.

— Роман Александрович, — удивлённо протянула соседка, которая зашла поболтать со знакомой продавщицей. — Вы, и в магазин за продуктами?



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться