Шейх

Глава 28

— В книге сказано, — многозначительно подняла палец мадам Делайе.

Она прекрасно знала, как заинтриговать слушателей, и прекрасно пользовалась этими приёмами.

— Не тяни, — попросил Никита, сгорая от любопытства.

Игорь же терпеливо молчал — сказывался профессионализм.

— Камень сам выбирает того, кто станет ему служить, — наконец закончила фразу мадам Делайе.

— И вы верите в эту ахинею? — опешил Игорь.

— Верю или не верю, — хмыкнула ясновидящая, — вопрос сейчас не обо мне. Вы принесли фолиант, попросили перевести. Я от себя ничего не добавляю.

— И как он это делает? — не удержавшись, спросил Никита. Любопытно же.

— Не могу точно сказать, — ответила мадам Делайе. — Все же последней страницы не хватает.

— Так уж и все решает эта пресловутая страница, — фыркнул Игорь.

— Не все, но многое, — нисколько не обиделась на него мадам Делайе. — Сильный все же был маг, составлявший то заклинание, которое потом зашифровали в книге. Могу только достоверно сказать, что первым хранителем камня оказался Максимилиан. Владельцем оставался Генрих, а он хранителем.

— Погоди, погоди, — потряс головой Игорь.

Он ничего не принимал на веру — ему доказательства подавай.

— То есть Максимилиан, — продолжил Игорь, — мог отыскать обыкновенный кругляш, если бы тот ненароком потерялся?

— А кто сказал, что в шкатулке когда-нибудь не лежал бриллиант? — улыбнулась мадам Делайе. — Вы может провести экспертизу дна шкатулки, а я продолжу с вашего позволения рассказывать, что прочитала.

— А разве это было не все? — удивился Игорь.

— Далеко не все, — рассмеялась мадам Делайе, — всего лишь, так сказать, затравка. Вы же ещё не услышали настоящую судьбу бриллианта «Голубой Виттельсбах». И остановились мы на том, что Мария-Амалия передала камень своему супругу. А вот второй такой же по величине и форме бриллиант курфюрстина утаила от Карла Альбрехта и, как написано в книге, подарила за спасение не только своей жизни, но и чести Генриху.

— Откуда это известно? — растерялся Игорь. — Все из той же книги?

— Из неё, милый, — кивнула мадам Делайе. — Откуда же ещё?

— Тогда у камня тоже должно быть имя, — предположил Никита.

— Есть, — снова кивнула мадам Делайе. — Как же без него? Но об этом позже. А пока вернёмся к хранителю бриллианта. Вот, смотрите.

Она встала с дивана, взяла бумагу и карандаш.

— Судя по подробному описанию в книге, у хранителя на теле должна быть вот такая татуировка.

И мадам Делайе быстро набросала на листке рисунок.

— Что? — прокричали в голос Никита с Игорем.

— Насколько я вижу, — усмехнулась мадам Делайе, сделав ударение на слове «вижу», — доводилось встречать подобную картинку.

Парни, как болванчики на приборной доске, закачали головами.

— Сколько их, этих хранителей, в книге не написано, — продолжила мадам Делайе, — но всегда имеется хотя бы один. А вот с хозяином камня все обстоит не все так просто.

— Ты хочешь сказать, — напрягся Никита, — что у камня бывают периоды, когда он не принадлежит никому?

— Вот! — радостно вскричала мадам Делайе. — Наконец-то вы поняли мою мудрую мысль. И тогда начинается неразбериха…

— Если предположить, — встрял в разговор Игорь, перебивая её, — что некто, жаждущий стать хозяином бриллианта и узнавший каким-то невероятным образом, как отыскать камень, мочит хранителей одного за другим, потому что те не желают подогнать бриллиант фальшивому хозяину. Он особенно не заморачивается над тем, что люди вокруг него мрут, как мухи, — хочет убивать и убивает. Этот хранитель не отыскал камень для него, другой обязательно отыщет — жить-то всем хочется…

— Очень хорошо, — выразительно покачал головой Никита. — А можно проследить, — обратился он к мадам Делайе, — судьбу камней — и Виттельсбаха, и второго?

— Ну, что про бриллианты известно ещё? — пожала та плечами. — В 1806 году Напалеон I присвоил немецкому курфюршеству Бавария статус королевства, в связи с чем курфюрст Максимилиан IV взошёл на трон под именем Максимилиана I. Для него были заказаны королевские регалии, в том числе королевская корона Баварии. На символическом изображении земного шара, венчавшего корону, был использован бриллиант «Виттельсбах». И оставался там до 1918 года. После упразднения германской монархии бриллиант был убран с короны. И пропал. Тут же плотно переплетаются судьбы потомков Максимилиана и Генриха Вильхелмов — один из них воевал на стороне Баварской республики, вернувшись из Советской России, а второй находился в отряде фрайкора и безжалостно подавлял выступления немецких коммунистов. Нетрудно догадаться, ху из ху и на чьей кто стороне воевал.

— Да, уж, — вздохнул Никита.

Не смотрел он фильмов о тех далёких временах, не читал книг. Когда брат убивал брата, это не для него. Вообще война не для него — он за мир во всём мире. Пацифист. Обмануть, обокрасть, обвести вокруг пальца, уговорить, в конце концов. Мог краем глаза посмотреть современный боевик или фильм-катастрофу, абстрагируясь от происходящего на экране и уговаривая себя, что это только кино, не по-настоящему. И все. Нет, от вида крови в обморок он не падал, но когда видел мёртвое тело, как тогда в подвале Липу, чувствовал себя несколько не в своей тарелке.

— Ладно, — подал голос Игорь. — С одним камнем разобрались.



Учайкин Ася

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться