Шелест забытой книги

Размер шрифта: - +

Глава 2. Сима Кондратенко

Май пришёл, как приходит праздник души.

Ослепительно синее небо разлилось подобно морю. В нём торжественно звучал небесный хор птиц. Природа рождалась и цвела, словно в первый раз. Пахло ландышами и сиренью.

В один из дней шедший из института Костя по привычке заглянул в роскошный книжный магазин на бульваре Сиреней. Иногда его тянуло перелистнуть страницы неизвестной ещё книги и прочесть какую - то увлекательную историю. Костя был записан в библиотеку, но ассортимент изданий в ней больше разочаровывал. Практически все книги, которые он брал, оказывались малоинтересными и быстро забывались. Но в книжном магазине время от времени появлялись волшебные новинки.

В большом зале лучи солнца пронзали стёкла, быстро растворяясь в царственных просторах книг. Суровые стеллажи смотрели на него сотнями корешков. Время от времени книга оживала в Костиных руках и звучала, как музыка.

Наконец-то его выбор пал на сборник рассказов Карела Гейсека, писателя из Чехословакии, совершенно Косте неизвестного. Юноша открыл книгу и строчки рассказа привлекли его:

«На рассвете показались синие горы, и седые туманы заполнили долины со стеклянно плещущими ручьями».

Костя понял, что он будет это читать, заплатил и вышел. Когда он сел в автобус, то вновь открыл книгу и погрузился в сказочный мир чешского писателя.

Костя долго катался по городу. Время от времени он выходил на какой-то остановке, садился на скамейки, старые лавочки, читал книгу, потом бродил по мощёным камнями улицам, вдыхал запахи весны, любовался распустившимися деревьями и цветами, рыжим и ласковым солнцем и кораблями облаков, торжественно плывущих по синему океану неба.

Он любил свой родной город Дахов, прекрасный, словно детская мечта, удивительный, как игрушка в руках ребёнка, сделанная талантливым мастером. С детства он впитал в себя этот город, бегая по его узким улицам, лазая по красным черепичным крышам, играя в стенах древней, полуразвалившейся крепости, купаясь в лазоревых потоках окаймляющей город реки. Он любил эти каменные старинные дома, а также современные пяти и девятиэтажки, а на окраинах – кирпичные и глиняные дома, множество деревьев, парки, сады и цветники. Он любовался дорогами, аккуратно выложенными камнем, старинным монастырём, превращённым в музей, памятниками известным людям города. И верилось, что когда-то железнобокие рыцари, грохоча доспехами, проезжали по мостовой его любимого городка.

В эти дни Костя не забывал и о своих поисках. Он даже наведался в городскую библиотеку, мечтая найти роман Сагайдакова, но суровая пожилая библиотекарша даже не слышала о таком писателе.

Тогда Костя в один из выходных дней собрался съездить к своему деду Дементию, у которого не был уже давно. Он помнил, как они с мамой как-то приезжали к нему, помнил большой дом под черепичной крышей, ульи, похожие на домики гномов, у которых неутомимо жужжали пчёлы, деда в комбинезоне, в ситцевой шляпе с сеткой. Помнил, как мама садилась в деревянное кресло из ивовых прутьев под яблоней и о чём-то долго говорила с дедом, а он, сурово нахмурившись, отвечал ей.

Да, мало он знал деда и, получается, почти не общался с ним.

- Нашёл чем заняться, - сурово бурчала Клементина.

- Это мой дед. Почему я не могу проведать его?

- Конечно езжай, - мягко сказал отец. – Адрес я тебе дам. Парень ты уже взрослый, самостоятельный, а от корней отрываться, действительно не стоит.

 

***

Хмурым серым утром на промокшем от дождя вокзале Костя приобрёл билет до Вербовска. Поезд отправлялся через двадцать минут.

В вагоне было душно. Пахло цветами, свежим бельём и конфетами, которые жевала девочка, ехавшая с бабушкой. Костя подмигнул девочке, но больше смотрел на пролетающие мимо леса и поля, да перелистывал книгу Карела Гейсека.

Одна строчка особо запомнилась:

«Когда человек смотрит в небо – он поднимается над земной суетой, он глядит в вечность».

Костя посмотрел в окно. Тучи сопровождали поезд, вися в хмуром небе как башни.

Наконец к полудню они подъехали к станции «Вербовск». В этом городке и жил дедушка.

В открытое окно долетел запах воды. По обе стороны моста раскинулась гладь ослепительно синего озера, и лучи солнца, вынырнувшие из-за туч, сверкали в воде. За мостом склоны невысоких гор были украшены садами и виноградниками, внутри которых потерялись маленькие аккуратные домики.

«Как здесь красиво», - подумал Костя.

И, прихватив сумку, отправился за выходившими пассажирами.

Станция быстро пустела.

Костя стоял и смотрел на раскинувшийся город. Облака плыли в небе, блистая мрамором. Ветер холодил щёки и развевал волосы. На душе было почему-то легко и радостно.

Он не спеша шагал по запущенным улицам города, выложенным старыми плитами, из-под которых прорывалась трава.

Открылась площадь, на которой стояла фигура каменного всадника - длинноволосого мужчины со спокойным лицом. Площадь окружали старинные дома с железными крышами. Под ветром шептались листья многочисленных, буйно разросшихся деревьев.



Александр Гребенкин

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться