Шелест забытой книги

Размер шрифта: - +

Глава 6. Аннета

В начале августа Костя вернулся в Дахов после лагерной смены – бронзовый от загара, но уставший от жары и бесконечных хлопот.

Город его встретил тёплым духом зелени и асфальта, лиловыми, жёлтыми и оранжевыми прядями солнца, кипящим изобилием фруктов, уютом родного гнезда.

Дома его ждало письмо от Ваганас Анастасии Адамовны. Она сообщала, что появились новые данные о Глебе Сагайдакове, и что она хотела бы поделиться ими с Костей и посмотреть на фотографии из его семейного архива.

В письме был телефон, и Костя стразу же набрал номер и пригласил Анну Адамовну в гости.

Клементина тут же проворчала:

- Этого ещё не хватало! Будут ещё ездить к нам какие-то тётки.

Отец, заснув трубку в уголок рта, возразил:

- Да пусть приезжает! Представь себе – человек изучает жизнь и деятельность нашего родственника. Глядишь, благодаря ему, и мы станем известны.

Хмурясь, Костя с досадой промолвил:

- Это не самое главное!

Клементина поджала губы:

- Знаете что, принимайте её сами. А я уезжаю в деревню. У меня отпуска всего десять дней, лучше я огородом займусь!

- Блестящее решение, - сказал отец, пыхнув трубкой, и подморгнул Косте.

Костя дождался, пока отец уйдёт в свою комнату, а Клементина, громыхая вёдрами, наконец-то поспешит на электричку и набрал номер библиотеки в Вербинске, где работала Сима. Он радостно приветствовал девушку и рассказал ей о последних новостях.

- Класс! – кратко выразилась Сима. – Держи меня в курсе своих поисков.

Костя обещал.

Приезд Анастасии Адамовны ожидался через день.

Палящая жара, висевшая над городом, сменилась облачной погодой. Время от времени начинал моросить тёплый дождь, стучавший по черепичным и железным крышам, шумевший в кустах и ветках деревьев.

Когда Костя приехал на вокзал, он сложил зонтик: над ним висело синее небо и блистало осторожное ласковое солнце. Перрон быстро просох, пахло шпалами и цветами.

Поезд приходил в полдень, и это было удобно – отец был на работе, и Костя дома был один.

Дома Костя бережно выложил порыжевшие старинные фото.

Анастасия Адамовна долго и внимательно разглядывала карточку Глеба Сагайдакова на фоне церкви.

- Уникальное фото! – сказала она. – Я даже не подозревала о его существовании. Костя, вы позволите мне переснять его?

- Да, пожалуйста, Анастасия Адамовна, конечно. А вот еще фотография Яники Саар. То есть Элис...

Анастасия Адамовна очень бережно держала фото в руках.

- Я понимаю Сагайдакова! Такая интересная девушка. Да, фото уникальные.

Специальным фотоаппаратом она пересняла обе фотографии.

- Вот, теперь моя коллекция пополнится, - заявила гостья.

Пока Анастасия Адамовна пила кофе, Костя рассказал ей о таинственной гибели Матвея Билоуса.

- Да, я знаю, - сказала доцент Ваганас. - Мне об этом сказал этот следователь, как его...

- Ярмиш...

- Ну да, фамилию его я плохо расслышала. Он звонил, чтобы узнать, действительно ли вы были у меня... А вообще... Эта смерть...Какой ужас! Может кто-то позарился на его книжные редкости. Вы знаете, некоторые книги сейчас считаются раритетами и на рынке котируются очень высоко.

Костя вздохнул, склонив голову:

- Да, ведь он имел громадную библиотеку. Вполне возможно. И вот что мне сказал следователь. В блокноте под моим адресом было написано рукой Билоуса слово «Аннете».

- «Аннете»? В кавычках или без?

- В кавычках. Мы с Симой предполагаем, что Билоус так пометил нить, за которую нужно потянуть.

- Почему? – спросила Анастасия Адамовна, потягивая кофе и беря с тарелки печенье.

- Как выяснила Сима, почти случайно, «Аннете» - это название раннего стихотворения Гёте. А как вам известно, Сагайдаков любил этого немецкого писателя. И точно как Гёте предпослал своё произведение любимой девушке, так и Сагайдаков мог подарить экземпляр своей книги своей новой возлюбленной.

- И кого вы имеете в виду?

- Анну Козельскую. Нам о ней говорил Билоус. Потому и обозначил для себя в записной книжке это направление поисков.

- Вы имеете в виду поэтессу, будущую Городецкую?

- Именно.

- Вряд ли, - поморщив губы, сказала Анастасия Адамовна. – Анна Козельская никогда не была возлюбленной Сагайдакова. Просто симпатия, не больше. В Петербурге на набережной он познакомился ещё с одной женщиной. Вот её и звали, совсем как у Гёте – Аннета.

- Вот как! – удивился Костя. - А когда это было?

- В июне 1907 года. Писателю тогда было уже тридцать пять лет. Точная дата знакомства в дневнике не обозначена. В этот период дневник вёлся писателем очень приблизительно. Зачастую записи делались краткие и значительно позже произошедших событий. Но описано подробно: белая ночь, незнакомка, вышедшая из автомобиля на Фонтанке у Чернышёва моста.



Александр Гребенкин

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться