Шелест забытой книги

Размер шрифта: - +

Глава 15. Ветров

В эти майские дни город Тополинов был переполнен слухами. Загадочное происшествие в театре, где должен был выступать чешский иллюзионист Чаровник, породило множество споров. Одни поговаривали о внезапной болезни фокусника, другие о том, что он не болен, а стал жертвой опасной банды злоумышленников. Рассказывали, что концерт пыталась спасти его ассистентка Постумия, но какие-то злодеи сорвали её выступление и, в конце концов, похитив девушку, подожгли здание.

Органы правопорядка, проводя расследование, обнаружили в пострадавшем от огня здании театра четыре обгоревших трупа, один из которых, как выяснилось, принадлежал охраннику Новаку, а другие опознать не удалось. Свидетели утверждали, что вслед за бандитами за кулисы бросился молодой человек, тоже впоследствии загадочно исчезнувший. Вероятно, во время пожара он бежал через чёрный ход.

Что касается администратора Шнайдера, то тот был так напуган, что не мог ничего толком рассказать, и был помещён в психиатрическую клинику.

Но этими событиями дело не закончилось.

Экстренное совещание работников милиции было собрано теперь по другому поводу: страшному убийству иностранного гражданина Фридриха Ленца, профессора – слависта из Венского университета. Его труп был найден в загородном доме, который профессор арендовал со своими двумя коллегами, прибывшими из-за рубежа. Расследование было поручено опытным сыщикам и первые его результаты обескуражили – никакого профессора – слависта Ленца не существовало! Зато внешне «профессор» очень походил на импресарио того же Чаровника, который ещё год назад расстался со своим патроном.

Какой-то свет на произошедшие события могла пролить доцент университета Анастасия Адамовна Ваганас, точный диагноз болезни которой так никто из врачей и не мог поставить. Когда Ваганас стало лучше, с ней провели беседу, но узнали мало нового. Анастасия Адамовна охотно рассказала о своём общении с иностранцем и очень переживала по поводу книги, которую иностранец у неё похитил – романа Сагайдакова «Вальпургиева ночь». Но среди личных вещей Ленца такая книга не была найдена. Зато в круг подозреваемых попал молодой человек по имени Адриан. Вероятно это и был один из ассистентов профессора. Его объявили в розыск.

Загадочно исчез и заболевший перед выступлением в Тополинове Чаровник, и его ассистентка Постумия, которой, вероятно, удалось спастись после пожара.

Многое, конечно, мог рассказать и Константин Апостолов, но до него пока не дотянулись нити следствия.

В тот день, когда в милиции подводились итоги, Костя стоял на небольшом, совершенно заброшенном лесном кладбище. Под тяжёлым гранитным камнем покоилось тело Гая Кузельника или, как его ещё называли - Чаровника. Кроме Кости в последний путь Чаровника провожали его внучка и ассистентка Постумия, верный хранитель дома лесник Янко Брыль да его Оксана.

После долгого разговора – исповеди Чаровник утомился, лёг и уже не вставал. Он плохо себя чувствовал и менялся на глазах, за считанные часы очень похудел и постарел. Его тело стало лёгким и фактически превратилось в мумию.

Постумия рыдала за дедом, её слёзы лились ручьём, но внутри себя она сознавала, что старца уже не вернуть.

Он скончался под утро. После похорон Костя, оглядевший кладбище, заметил там свежую могилу с крестом.

Оксана и Янко Брыль рассказали о незнакомом молодом человек, не так давно прибившемся к их дому. Гость был так измучен, что еле держался на ногах и как будто потерял много крови. Его имя «Евгений» Янко вырезал на кресте. Больше о нём ничего не известно.

Спустя день наступило время прощания.

Постумия наотрез отказалась остаться в стране.

«Сейчас, когда мой дед покинул этот мир, я должна уехать в Югославию. Там, на побережье Адриатического моря стоит наш дом. В нём ждёт верный старый слуга Бранко. Я хочу вступить во владение домом. Кроме того, в банке у меня есть сумма, которую я хочу потратить на лечение от немоты и на образование».

«Я понимаю тебя», - ответил Костя. – «Конечно, я не могу удерживать тебя! Но я хочу, чтобы ты всегда знала, что то время, которое я провёл с тобой, было самым интересным в моей жизни».

В ответ Постумия обняла Костю, и он ощутил на своей щеке поцелуй её мягких лепестковых губ.

Улетала Постумия три дня спустя совсем по другим документам. Провожали её Костя и Оксана. Когда самолёт растворился в голубом небесном океане, Оксана и Костя, помахав ему руками, зашли в кофейню. Сидя за чашками ароматного напитка, они делились своими планами.

- А я теж еду на навчання. У Киев. Буду учиться лесоводству, - улыбаясь, сказала Оксана Косте.

- Ну что ж – «добре діло», - произнёс Костя в тон ей и тоже улыбнулся.

 

***

Улица, заросшая тополями и клёнами, протянулась вдаль, упираясь в старинное здание почты. Жёлтое семейство одуванчиков растеклось по лужайке неподалёку от входа.

Бросив в ящик заветное письмо, Сима привычно, как ещё делала в детстве, прислонилась ухом к ящику, слыша, как конверт с таинственным шорохом занял своё место среди прочей корреспонденции. Симе всегда казалось, что письма тихонько говорят друг с другом.



Александр Гребенкин

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться