Шелест забытой книги

Размер шрифта: - +

Эпилог

Сегодня после стольких тусклых и холодных дней всех наконец-то радовало солнце, пригревающее мир нежными и ласковыми лучами, возвещающее необратимость весны.

Река была подёрнута весёлой золотисто – жемчужной рябью. В синих струях медленно покачивались поплавки, словно кораблики. Было приятно смотреть на ласковую гладь воды, на молодые зеленеющие кусты и деревья, на белеющую на острове церковь.

Стояло прекрасное раннее утро с его робкой прохладой, запахами реки и листвы, со звоном церковных колоколов. Чистый звук колокола, замерев под шатром голубых небес, медленно воспарив над храмом, полетел над изумрудной водой, едва касаясь верхушек деревьев.

Поглядывая на поплавки, сидели и тихо беседовали двое, а когда солнце разгорелось ещё жарче и в садке затрепыхалось достаточно рыбы, они, вымыв руки в ледяной воде, ушли в лёгкую тень под низкими ветвями верб.

В этот день Костя поехал на рыбалку не с Федькой, как обычно, а один. Федька, а точнее Фёдор Иванович Росляков, теперь важный и солидный, отбыл в археологическую экспедицию.

Впрочем, один Костя грустил недолго. На берегу он заметил с удочкой одиноко сидящего человека в плаще и с радостью узнал в нём Яна Дмитриевича, бывшего своего учителя и можно сказать, помощника, советчика и ангела-хранителя во многих делах.

Они с удовольствием порыбачили, разожгли костёр и стали делиться новостями быстротекущей жизни.

После известных событий, описанных выше, прошло два года, и всё это время Костя не видел Спасова, но изменения в его жизни произошли и значительные. Он успешно учился в аспирантуре на истфаке и писал диссертацию. Кроме того, год назад они с Симой поженились, и теперь его молодая жена ждала ребёнка. Чтобы как-то поддержать семью Костя преподавал и на факультете и в обычной общеобразовательной школе, поэтому времени у него теперь было совсем мало. И то, что он сумел этой весной выбраться на рыбалку, казалось чудом.

В одной из библиотек страны Сима через знакомых библиофилов отыскала полный вариант романа Сагайдакова «Вальпургиева ночь». Но пока ни одно из издательств не собиралось его печатать, несмотря на все попытки Симы и Кости.

Ян Дмитриевич посмотрел своими тускловатыми голубыми глазами на Костю, положил ему руку на плечо и промолвил:

- Не беспокойся! Я почти уверен, пройдёт три – четыре года и роман издадут, возможно даже в серии «Литературные памятники».

- Ян Дмитриевич, а откуда такая уверенность? Ведь перед нами стена, которую не пробить!

- Знаю. Просто времена круто изменятся. Жизнь, конечно, будет не сахар, но свободы станет чуть больше. И ещё... Я тебе дам адрес и телефон одного профессора литературы. Он напишет рецензию и поможет.

Костя не знал, как благодарить Яна Дмитриевича. Ему показалось, что нет проблемы, которую бы тот не мог решить. Ему импонировала спокойная мудрость этого пожилого человека.

- А что там слышно о прекрасной Постумии? – спросил Спасов, слегка улыбаясь.

- От неё было одно письмо и открытка. Я знаю, что она прошла курс лечения в Загребе и стала говорить. Не очень хорошо пока, но уже говорит... Владеет домом у Адриатического моря. Кроме того - она начинает своё дело! Готовит новую шикарную программу выступления, уведомляет, что уже нашла спонсора и продюсера. Честно говоря, немного волнуюсь за неё, Ян Дмитриевич. Ведь она такая нежная и беззащитная в этом мире!

- А я вот думаю, что за неё особенно беспокоиться не стоит. Она вышла из-под влияния зла. У неё есть большой талант, и он не позволит пропасть, всегда даст ей кусок хлеба. Мне кажется, она уедет в Америку или в Англию и начнёт там своё возрождение, как актриса и постановщица.

Костя с удивлением заглядывал в глаза учителя.

Тот едва улыбнулся:

- Вот увидишь...

- Если над нею не будет иметь власть какой-нибудь очередной Чернобородый или Чаровник...

Спасов покачал головой:

- Не будет... Постумия умна, научена горьким опытом. С Чернобородым покончено, и он сейчас очень далеко, в таких краях, откуда не так просто вернуться. А Чаровник ещё будет на земле...

Костя внимательно и пристально посмотрел в глаза Спасова.

- Но в другом обличье, - пояснил Ян Дмитриевич. - Он не опасен для вас и неё. Он не безнадёжен, и будет ещё искупать свою вину...

- Откуда вы знаете?

Спасов улыбнулся, легко развёл руками:

- Знаю...

- А в чём вина Чаровника? Кроме того, что мне известно...

- Он совершил тройное предательство. Убил старшего брата, раненого на поле боя, чтобы завладеть наследством. Бросил больную жену, увлекшись другой женщиной. Убил алхимика, чтобы завладеть перстнем, дающим могущество. Но это было очень давно с его далёким предком... Понимаешь...Любое действие, любой поступок человека в прошлом имеет отражение в настоящем. Между прошлым и настоящим множество тоненьких связующих нитей.

- Да, так оно, похоже, и есть! - задумался Костя. - Только тогда мир в равновесии... А как вообще появился на свет этот перстень...



Александр Гребенкин

Отредактировано: 29.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться