Шепот Эдельвейса

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Охотник на оборотней

— Кто, во имя Белого Дракона, пропустил это в печать?

Для сотрудников второго этажа день выдался необычный. Сам главный редактор спустился, чтобы отчитать своих нерадивых коллег. Клара стояла, не поднимая глаз. Дядя Родерик грозно потрясал своим экземпляром свежего номера «Окулуса» и едва сдерживался, чтобы не распалиться по-настоящему. Генри за его спиной едва ногти не покусывал от волнения.

— Я во всем виновата, — пробормотала Клара, в последнее мгновенье проглотив готовое сорваться с языка «дядюшка». Вряд ли Родерику понравилось бы сейчас напоминание о родственных связях с такой бездарностью.

— Что на тебя нашло? — напустился на нее Родерик. — Ты вообще перечитывала текст? А о чувствах семьи усопшего подумала?

— Э…

— И откуда такие метафоры? — Родерик развернул скомканную газету и вгляделся в набранный мелким шрифтом текст некролога на последней полосе. — Что за «как летний мак безвременно почил»? Кто так разговаривает вообще?

— Я просто подумала немного разбавить мрачность, — пояснила Клара.

— Это некролог! Ему положено быть мрачным!

— Да… Я это понимаю, просто хотела оживить текст…

— У нас серьезная газета, а не приют для любителей некромантии! 

Так продолжалось еще несколько минут. Настолько сердитым дядюшку Клара не видела никогда. И никогда прежде она не знала такого позора. Ее щеки пылали, и она боялась даже взглянуть на своих коллег. Впрочем, те пребывали еще в большем шоке, чем она, и не спешили позлорадствовать.

Наконец Родерик оборвал свою гневную тираду и удалился, пригрозив напоследок страшными карами и отделу некрологов, и отделу объявлений. Клара вернулась на свое место и принялась за работу. В ушах ее шумело. Гробовая тишина скоро сменилась привычным шелестом бумаг и негромкими разговорами. До самого обеденного перерыва никто так и не заговорил с Кларой. Когда сотрудники второго этажа дружно встали и отправились перекусить, Клара даже не шелохнулась. Едва за ее коллегами закрылась дверь, девушка уронила лицо в ладони.

Все-таки матушка была права каждый раз, когда называла ее бестолочью!

Дверь вновь распахнулась, и Клара вскинула голову. Красный как рак Генри ворвался в кабинет.

— Так и знал, что ты здесь! Что ты натворила?

— Последовала твоим советам, —  мрачно отозвалась Клара.

— Я же не говорил тебе лучше писать некрологи. Как в таком жанре вообще можно развернуться?

— А что ты имел в виду, позволь узнать? — вспылила Клара.

Генри выдохнул, опустился на стул, нервным движением потер лоб и сказал уже спокойнее: 

— Возьми ты серьезную тему наконец.

— Исчезновение королевской семьи годится? Хоть сейчас напишу.

— Не думаю.

— Как насчет пантеры Вэлина? Чем не сюжет?

Ее кузен хмыкнул, наполнил водой из графина стакан Клары и одним махом осушил его.

— Лучше припомни пророчество оборотня, которым ты хвасталась пару месяцев назад, и поезжай в Иннэгар. С нападениями на детей там не все ясно.

Клара похлопала ресницами, такого поворота разговора она не ожидала.

— Иннэгарцы сюда бегут. А ты предлагаешь мне отправиться в их кишащее оборотнями княжество?

— Решай сама, каким ты хочешь стать репортером. Мой отец в свое время сунулся во дворец калифа Сафирана. Чуть головы не лишился, хотя пребывал там в статусе гостя. Уж больно капризный характер у этого калифа.

— И ты думаешь, что материал о чем-то опасном поможет мне прославиться?

— Ясное дело, — сказал Генри с улыбкой. — Наша публика любит, когда ее нервишки нежно щекочут.

Клара чуть сощурилась, глядя на него.

— Но сам ты в Иннэгар не спешишь.

— Зачем мне это? Я не женщина. Мне доказывать нечего.

Генри улыбнулся и, попрощавшись, оставил Клару в одиночестве. Девушка разрывалась между желаниями поплакать и запустить чернильницей в ближайшую стену. Слова Генри лишь усиливали весь этот внутренний сумбур.

Спустя час редакция вновь оживилась, сотрудники возвращались к работе после обеда. Клара вдруг поняла, что не в силах вынести ни жалости, ни насмешек. Она решительно поднялась и принялась собираться.

— Я сегодня уйду пораньше, — сообщила Клара своему коллеге по отделу.

— Бежишь от позора? Ну беги, беги.

Она даже не ответила на эту колкость, сдержанно попрощалась и ушла. 

Солнце нежно пригревало прогуливающихся горожан. Клара шла по улице, стискивая руки в кулаки. Она не смогла добиться успехов в Гильдии Мастеров. Но отказаться от своей давней мечты стать настоящим репортером? Нет, этого она делать не собиралась. Нужно извиниться перед дядюшкой Родериком. Нужно ожесточить свое сердце настолько, чтобы вовсе не замечать насмешек коллег. Нужно стараться и дальше, стараться больше.

Тихое рычание заставило ее замереть. Клара подняла голову и посмотрела вперед. Сердце ее бешено забилось. Черная пантера, изогнув спину, точно готовая к прыжку, стояла напротив нее. Клара не могла оторвать взгляд от немигающих желтых глаз.

Прошло немало времени с тех пор, как Клара использовала магию даже для простейшей левитации. Сможет ли она спугнуть зверушку Вэлина? Если пантеру покалечить, принц явно не обрадуется.

Страх и растерянность вдруг уступили место раздражению. День явно не задался. 

— Смотри-ка, и золотой ошейник у тебя, — неприязненно сказала Клара. — Красавица ты наша.

Пантера вновь зарычала, однако этот звук вдруг перекрыл протяжный свист. Клара повернула голову и чуть не задохнулась от изумления, когда увидела неподалеку того самого оборотня, с которым она встретилась в кафе два месяца назад. Он улыбнулся ей и коснулся края своей элегантной шляпы. Пантера потеряла к Кларе интерес, она потрусила к оборотню и пошла за ним, напоминая милую ручную кошечку.



Фрейлейн Кросс

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться