Шепот Эдельвейса

Размер шрифта: - +

Глава четвертая. Замок на скале

Замок семьи Дейл находился на вершине скалы, у подножья которой разбивались беспокойные морские волны. Это был один из самых старинных замков королевства, возведенный из белого камня и мрамора. С течением времени интерьер родового гнезда Дейлов неоднократно менялся, и современный уют вытеснил величественную роскошь былых лет, однако внешний облик замка сохранился таким, каким он был в эпоху императора Виоланта.

Лина уже три дня находилась в гостях у Гвен и успела всем сердцем полюбить и прекрасный дом, и его обитателей. Родители Гвен, лорд Эдвин и леди Анна, радушно приняли гостью и делали все для того, чтобы пребывание Лины стало максимально приятным. Повара готовили умопомрачительно вкусные блюда, леди Анна приглашала интересных гостей и водила Гвендолин и Лину на прогулки по магазинам, а добродушный лорд Эдвин веселил дочь и ее подругу забавными историями, которых у него в запасе было немало.

В свою очередь Гвен и Лина в подробностях поведали о своих недавних приключениях. Родители Гвендолин все еще были в ужасе из-за того, что происходило в академии в то время, как они находились на весенней конвенции.

— Однако вы обе справились, — сказала леди Анна, когда выслушала историю Лины о безумстве, охватившем королеву. — Как и полагается наследницам рода Дейл и рода Вестфилд.

Лина, которая так и не привыкла к своему новому аристократическому статусу, все еще смущалась от подобных заявлений.

— Папа, а моих рекомендаций будет достаточно для того, чтобы Лину приняли в академию? — поинтересовалась Гвен, когда все в очередной раз собрались за ужином. — Хочется, чтобы осенью она уже была в списках.

— Думаю, и твоих рекомендаций не потребуется, — весело заметил лорд Эдвин. — Киллиан мечтает с тобой встретиться, Лина. 

— Киллиан Рид, — пояснила Гвен. — Отец Вилла. Значит, он уже в академии?

— Кто? — трагическим голосом поинтересовалась Анна. — Киллиан или твой несчастный бывший жених?

— Анна, — мягко проговорил Эдвин. Гвен, впрочем, не выглядела расстроенной.

— Лорд Рид, конечно. Я бы могла представить ему Лину.

— Да, он в академии. И будет рад вам обеим.

— Несмотря на то, что ты разбила сердце его сыну, — вновь вставила Анна.

— Мама, ты на моей стороне должна быть, — притворно возмутилась Гвендолин.

Анна покачала головой и взглянула на дочь с терпением, которое дает лишь родительская любовь.

— Поверь мне, я на твоей стороне.

Было принято решение отправиться в академию на следующий день. Лина проснулась на рассвете, когда замок все еще был погружен в темноту, оделась и вышла на смотровую площадку, откуда открывался вид на море. Там она провела некоторое время, наблюдая за беспокойными волнами. В последнее время сны ее были смутными, и она предпочитала бодрствовать большую часть времени. Ощущение собственного бессилия во сне тревожило и подавляло.

— Самое время для чашки какао, — раздался рядом с ней голос, больше похожий на писк.

Лина подскочила.

— Матильда! — прошептала она, заметив крошечную мышь на парапете. — Ты почему не спишь?

— Я ужа стара. Встаю рано.

Когда Лина впервые увидела Матильду, ее ждал двойной удар. Прежде всего, она никак не ожидала обнаружить мышь на своей подушке. Завизжав и позабыв о том, что она волшебница, Лина стащила туфельку с ноги и уже собиралась запустить ею в мышку, когда та пропищала: 

— Так ли это необходимо? Я просто хотела проверить, хорошо ли наглажены наволочки.

В это мгновенье в спальню подруги вошла Гвен.

— Дай угадаю, — слабо проговорила Лина. — Это волшебница, которая превращается в мышь, как Валентин превращается в ящерицу.

— Нет, это настоящая мышь, — сказала Гвен, улыбаясь.

Она приблизилась к кровати и взяла Матильду на руки.

— Но очень умная.

— Мы мыши вообще умны, — пискнула мышка.

— Она живет в нашем замке с детства. Матильда — потомок волшебного мышиного семейства. Таких мышек почти уже не осталось.

Лина присела на кровать, не выпуская туфельку.

— Их тоже истребляли? — спросила она. — Что за глупая жестокость!

— Да, как ни стыдно признать, — сказала Гвен. 

— И все же кто-то уцелел? Прекрасно.

— Абсолютно прекрасно, — согласилась Матильда.

Лина все больше задумывалась о последствиях того, что произошло семьдесят лет назад. Она обещала себе, что на своем пути поможет каждому созданию, с которым несправедливо обошлись. Она подумала и о другом обещании, о том, что дала окровавленным стражникам в коридоре миров. При мысли о их несправедливом заточении ее била яростная дрожь.

— Возвращайся в замок, пока не простудилась, — посоветовала Матильда. — Все же свежо, да и ветер идет с моря.

— Уже иду, — отозвалась Лина.

Она бросила еще один долгий взгляд на море и подумала о матери с отцом. Потом ей вдруг вспомнилось время, проведенное в Кине. Поместье, где она жила до четырех лет, было очень красивым, и ее приняли сердечно, однако ни одно воспоминание не шевельнулось в ее сознании. Лину это не смутило, прошлое мало ее беспокоило. Она проводила с Рэем долгие дни под сенью цветущих деревьев и вечера при свечах в его кабинете. Он обучал ее магии, рассказывал старые семейные секреты, а когда разговоры о серьезном им наскучивали, Рэй и его невеста обменивались шутками и поцелуями. Лина припомнила то, как он сжал ее в объятьях, когда они прощались на вокзале, и как она прошептала:

— Ты испортишь свою репутацию.

Рэй взял ее лицо в ладони и улыбнулся.



Фрейлейн Кросс

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться