Шепот Эдельвейса

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. Белый дракон

От рева дракона дрожала земля, и с вершин скал обрушивались камни, но самый страшный противник все еще оставался незримым. Последние монстры, которые смогли укрыться от атаки Натана, напирали вновь. Они не боялись, лишь озлобились. Сдержать их было не так трудно, однако вирм, который точно сжимал в своих кольцах весь остров, постоянно отвлекал внимание.

— Квентин, — бормотала Гвен, склонившись над магом, который в агонии корчился на земле. — Что же с тобой? Как тебе помочь, скажи?

Квентин знал, что с ним, однако понятия не имел, как с этим справиться. Боль заглушила все, кроме страха. Он не хотел умирать. Не сейчас. Он так долго думал, что его жизнь походила на глупую карикатуру, однако сейчас, когда он наконец начал мыслить ясно, он не хотел умирать. Еще столько всего можно было сделать… Еще не поздно было все изменить… И пусть не все сбылось, все же…

Однако его робкая надежда обернулась приступом отчаяния. Квентин знал, что по-своему Валериан любил его, однако, любовь трикстера не может не быть эгоистичной. Валериан сотворил своего сына, наградив его чудесными способностями, однако также заложил в него механизм саморазрушения, который сработал бы, если бы Квентин сошел с пути, который начертал для него трикстер.

Квентин знал об этом, но никогда не верил по-настоящему. Теперь же, когда что-то разъедало его изнутри, он понимал, что отец не солгал ему. Он понимал, что вот-вот умрет. Погибнет на глазах девушки, которая была так ему дорога…

Его покрытого липким потом лба коснулись тонкие прохладные пальцы. Квентин уже был в полубреду, он хотел позвать Гвен, пусть и в последний раз. Тихие слова прозвучали рядом с его ухом:

— Я открою портал внутри тебя…

Огонь внутри полыхнул вновь, но точно встретил ледяную стену на своем пути. Квентин сжался, инстинктивно ожидая очередной приступ боли, но его не последовало. Яд растворялся в нем, исчезая без следа, и последнее проклятье трикстера вдруг отступило. Еще несколько мгновений веки Квентина казались слишком тяжелыми, однако потом он смог открыть глаза и пришел в себя на руках своей матери.

Шарлотта смотрела на него сверху вниз. Она не улыбалась, но взгляд ее был мягким.

— Все хорошо. Я извлекла эту дрянь из тебя.

— Вы открыли во мне портал? — прошептал он неверяще. — Серьезно? Да вы Блэкторн до мозга костей.

— Это был единственный способ.

Квентин вдруг рассмеялся.

— Что за судьба у меня? Никуда не деться от родителей-садистов… 

Глаза Шарлотты потемнели.

— Прости меня, — тихо сказала она.

— До свадьбы заживет, — пробурчал Квентин и приподнялся. Он увидел Гвен чуть поодаль, она не сводила с него встревоженного взгляда. Квентин мягко улыбнулся ей.

— Прости за то, что не смогла защитить тебя, — прошептала Шарлотта.

Он перевел на нее свой внимательный взгляд.

— Я видел отца.

Шарлотта улыбнулась, но в ее глазах появились слезы. Приподнявшись, она взяла лицо сына в ладони и поцеловала его в лоб. Квентин зажмурился на мгновение, но тотчас отстранился.

— У нас вообще-то битва тут, матушка.

Рядом с Рэем и Линой стоял человек в черной мантии, очевидно, отец Рэйдена. Он почувствовал взгляд Квентина и обернулся.

— Все уже в порядке, Лотти? — спросил он приближаясь. И не дожидаясь от нее ответа, обратился к Квентину. — Квентин, тебе лучше?

Квентин вздохнул.

— Если вы сейчас скажете: «Добро пожаловать в семью», это, пожалуй, будет чересчур.

По тонким губам лорда Рэйгана скользнула быстрая улыбка.

— Фамильное чувство юмора…

— О, — выдохнул Квентин, но спорить не стал.

— Я тоже не против отметить воссоединение семьи, — заговорил Рэй, не скрывая сарказма. — Однако сейчас было бы…

Он вдруг умолк и коснулся щеки, после чего недоуменно взглянул на пальцы. Лина, которая стояла ближе всех к жениху, взяла его за подбородок, заставила поднять голову, и все увидели серое пятно на его лице. 

Порыв ветра пронесся по улицам, и вслед за ним шлейфом потянулись хлопья пепла и искры. Лина закашлялась, закрыла рот рукой. Очень скоро пальмы и крыши домов были усеяны пеплом точно снегом.

— В порт, — коротко сказал лорд Рэйган.

Их лица опалял яростный жар. Пристань горела, деревья пылали как факелы, и казалось, что даже вода в море начала закипать.

Рэй был впереди. Он соединил ладони и прикрыл глаза. Запонки на его запястьях ярко загорелись, и в один миг небо заволокло тяжелыми черными тучами. За блеском молний и чудовищным грохотом грома последовал настоящий столичный ливень, ничуть не похожий на теплые тропические дожди здешних мест. Лина мгновенно промокла насквозь и застучала зубами от холода. Однако огонь погас, и Рэй позволил своей стихийной магии отступить.

— Мы сейчас представляем собой весьма жалкое воинство, — заметил Квентин, откидывая мокрые волосы со лба. — Пора с этим заканчивать. А вот и наш дракончик.

Его предупреждение ускользнуло от Лины, и она вскрикнула, когда увидела огромную змеиную голову посреди волн. Вирм поднимался медленно, раскачиваясь в воде, его страшная пасть была широко раскрыта, и меж острых клыков скользнул раздвоенный язык.

Натан шагнул вперед, извлекая меч.

— Мы его не победим, — сказал Квентин и вдруг повернулся к Рэю. — Но это может сделать сонм.

— О чем ты говоришь? — проговорила Шарлотта.

Все смотрели на Квентина, но он не отводил взгляда от Рэя, и в его глазах была какая-то странная насмешка.

— Сонм не принадлежит этому миру, верно? Призрачные странники появились здесь много веков назад и попали в рабство к людям, которых позже назвали Привратниками.



Фрейлейн Кросс

Отредактировано: 16.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться