Шепот лесных сирен

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Причины, ошибки и следствия

На следующий день Сэм проснулась, когда время уже близилось к обеду. Яркие лучи солнца пробивались сквозь занавеску на двери, и тонкие светлые тени играли на стенах. В воздухе чувствовался запах сосновых шишек, и этот запах вдруг заставил Саманту залиться краской. 

Ей вспомнился прошедший вечер. И сон, последовавший за ним, такой яркий, словно был на самом деле. 

Аромат росы и сосен, сильные руки на ее плечах и талии, пронзающий ее взгляд ясных зеленых глаз, колкость сосновых иголок под ними и ощущение закипающей крови от одних лишь его прикосновений. После первого запретного касания остальное становилось неизбежным. Ей казалось, будто она наяву чувствовала его поцелуи, знала мягкость его губ и силу рук, ощущала аромат деревьев и хвои – теперь она была готова поспорить, что он пах сосной или пихтой...

Сон оборвался так резко, словно воображение не хотело показывать ей финал. Впрочем, она подозревала, каков был конец, и от этого смущалась еще больше. Провалявшись в постели еще с полчаса, нервно кусая губы и накручивая на палец прядь темных волос, она снова и снова в малейших деталях вспоминала сон и пыталась понять, как ей теперь смотреть ему в глаза. Так ничего и не придумав, Саманта распахнула край одеяла, выбралась из постели, прошла босиком по заросшему мхом полу, переоделась в найденное в сундуке платье, расписанное по подолу васильками, и вышла наружу. 

По узким тропинкам бродили несколько дриад. О чем-то тихо переговариваясь и смеясь, они одарили ее улыбками и прошли мимо, свернув в сторону реки. Мгновение подумав, Сэм отправилась следом. Тропка виляла между деревьями, раздваиваясь и снова сливаясь воедино, пока, наконец, не вывела ее к поваленному дереву, служившему детям Леса мостом – тем самым, по которому она шла, когда появилась здесь первый раз. Склонившись над гладью реки, она зачерпнула воды в ладони и ополоснула лицо. Искусанные губы саднили, снова напомнив ей о безрассудном видении. 

Она сошла с ума, спокойно решила про себя Саманта. Это все стресс, чувство вины перед друзьями и нахлынувшие воспоминания. Пройдет несколько дней, и все забудется, все снова станет так же, как в ее первое пребывание здесь. В конце концов, она была просто рада вновь всех их видеть – и Амонда, и Вальдра, и Лукаса... При мысли о Лукасе ее сердце сильно забилось. Нет, она должна взять себя в руки, пока не поздно. Она чужая здесь, и всегда такой будет. А союз между сиреной и человеком ничем хорошим не закончится. 

- Она здесь!

Громкий женский возглас отвлек ее от опрометчивых мыслей, заставил оглянуться и увидеть широко улыбающихся девушек, торопливо спускающихся к ней. Подлетевшая к ней Эйла крепко обняла ее, так что Сэм показалось, что у нее вот-вот хрустнут ребра. Оливия ограничилась короткими объятиями, но взгляд ореховых глаз оказался красноречивее любых слов – полный радости, жизни и страсти. Саманте иногда казалось, что сирена вся состоит из дикой, необузданной страсти. 

- Слава солнцу, мы думали, что больше никогда тебя не увидим,–заговорила Оливия. Эйла рядом с ней горячо закивала. 

- Я так боялась, что ты вернешься, забудешь про нас и никогда не вспомнишь! – сказала дриада. – Конечно, для нас это в порядке вещей, и нам больно расставаться с каждым человеком, которому мы помогли, но ты за те недели стала нам больше, чем просто подругой. Такое чувство, словно ты одна из нас... А еще Оливия очень переживала, что не смогла с тобой попрощаться.

Сирена печально кивнула. 

- Я была в горах, искала сбившихся с пути оленей, но чувствовала, что с Лесом что-то не так. Узнала, только когда вернулась, но было уже поздно. 

- Главное, что я вернулась,– улыбнулась Саманта. Улыбка Эйлы поблекла, взгляд Оливии помрачнел. 

- Мы-то этому рады, но вот остальные... Все встревожены, Сэм. То, что ты вернулась – это по меньшей мере странно. В Лесу неспокойно, все дети Леса встревожены. 

- Это я заметила. Одного не могу понять – что в моем появлении так всех взволновало?

Девушки переглянулись. Оливия закусила губу, явно не зная, с чего начать. Эйла опустила глаза, вмиг сделавшись еще бледнее, чем обычно, словно намеревалась совсем раствориться в воздухе. 

- Если ты смогла вспомнить, возможно, Лес теряет силу, – наконец прошептала дриада. – Магия не действует так, как должна. Обычно сила сирен влияет на память человека так мощно, что кроме чувства комфорта и любви у людей ничего не остается. Но ведь ты явно помнила что-то еще, верно?

- Я помнила, что была здесь, как дома, – кивнула Саманта. – Помнила, что должна была найти свое место, что вернулась в деревню, чтобы проститься с друзьями и прошлой жизнью. Но я не помнила ни вас, ни что-либо еще из всего этого, – она обвела рукой лес вокруг. – Все начало возвращаться, когда я вышла к бездонному озеру. Я будто бы знала дорогу, помнила, как однажды гуляла здесь, хотя все было как во сне. А потом меня нашел Амонд. Тогда я вспомнила все остальное. 

- Это и странно, – заметила Оливия. – То, что ты вернулась сюда, сама нашла дорогу, абсолютно уверенная, что ты на правильном пути – это невероятно. 

- А Лес, он как-нибудь отреагировал на мое возвращение?

- Лишь тяжело вздохнул и только, – ответила Эйла. – Все души это почувствовали, но дети Леса почти ничего не услышали. Но это странно и может грозить большими переменами. 

Саманта в раздумьях опустила глаза и нахмурилась. Что если она вновь поступила неправильно? И ее эгоистичное решение вот-вот обернется погибелью для всех них? Она подумала о Вальдре. Почему он вчера ей ничего не сказал? Мысли метнулись к Амонду, девушкам, Лукасу... Нет, нельзя об этом думать. Она не может их погубить, не может, только не после всего, что они для нее сделали. Должно быть другое объяснение. Должно быть...



Евгения Захарова

Отредактировано: 29.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться