Шёпот ночи

Размер шрифта: - +

Часть 3.

Передав свое странное предупреждение, она таинственно ушла, предоставив девушке самой решать, как быть дальше. И ее сравнение Триша с ядом, признаться, произвело на Кузнецову странное действие, невольно пробудив сомнения в искренности демона. А его когда-то заданный с усмешкой вопрос про доверие лишь подкрепил эту злополучную почву.

 

Господи! Да как ей докопаться до правды?! Кто она для черноволосого? Для чего ему нужна? Что он по-настоящему от нее хочет? Ответа ведь она до сих пор не получила. Что же до косвенных информаторов – у них своя выгода. 

 

Взять того же Пашку. Ведь Троицкий по началу прикидывался самым первым лучшим другом, с радостью вскрывая все порочные пятна в истории загадочного темного графа, известного хранителя могущественного тома. А в итоге... Даже вспоминать не хотелось. Сама девушка того лгунишку мало интересовала своей изломанной судьбой. Ему была нужна книга и парень ловко воспользовался ситуацией дабы заполучить желаемое он до последнего настраивал наивную Русалину против библиотекаря, умело манипулируя её заветной жаждой свободы. Так что следует быть осторожным со своими желаниями, иначе ловко играя на них тебя просто превратят в удобное орудие. Спасибо, Паша, ты сделал девушку мудрее.

 

Кто там второй выдающийся на её голову информатор? Ах да - Катрин. Как относится к своей темной сущности Кузнецова до сих пор не знала, но чуяла всеми фибрами души - у той также имеется своя цель, свои мотивы. Раз дух так активно отстаивает позицию против верховного. Какая? Тайна века. Темная вряд ли расскажет о ней на добрых началах. Пусть даже, по идее - она - это Русалина, только злая, с памятью и колдовскими умениями. Жутко ненавидящая того, от кого избранная демоном, увы, предательски таяла. Можно ли верить Катрин? И можно ли вообще - риторический аспект. Забавно. Ведь при таком логическом раскладе выходит: «Доверять ли самой себе?»

 

Третьего искать девушка не стала, отбросив грустные мысли. Ведь и так всё ясно. Слушать стоит только свой внутренний голос. Он один знает, что делать. С этим решением Руся устало покинула ванну, выйдя из нее в спальню. В ней её кольнуло странное предчувствие - будто прямо сейчас разом находится на прицеле у всего темного сообщества мифических существ. Которых остальные смертные слепо считают сказкой. Ага, до поры, до времени, пока эта сказка не вскроет тебе глотку под покровом ночи! Укус в районе шеи болезненно взвыл. Видать дала о себе знать память тела о пережитом. Как говорят - фантомная боль. 

 

Машинально растерев уродливый, огромный шрам девушка с интересом скользнула взглядом по паркету, на удивление абсолютно чистому. Словно багровая жидкость, бывшая на нем - так, сон дурной после страшилки. Впрочем, ладно. Почему-то больше не хотелось задавать никаких вопросов ни себе в уме, ни ходячему ребусу рядом, решительно прошмыгнувшему прочь. 

 

Было желание просто поесть, не спеша в гордом одиночестве, чтобы никуда не надо было бежать, на ходу прожевывая оставшийся бутерброд. Запить всё это вкусное дело хорошим, качественным, листовым чаем, залитым кипятком в маленьком, скромном заварочном оранжевого цвета. Насладиться чаепитием. И... Украдкой взглянув на старинные настенные часы смело отправится видеть десятый сон. Обычное человеческое счастье или скорее мечта в лоне городской суеты. Чтобы никто! Чтобы ничто! Только она, только подушка с одеялом. Всё! На других существах доброта кончалась, а нарушивших ее царское уединение она здорово огреет по затылку чем-нибудь тяжелым. Остальное ее не волнует! Как потом те отреагируют и не придется ли вызывать скорую? Вообще по барабану! Настолько вот надоели окружающие сущности со своими скандалами, интригами, расследованиями! Похоже, девушка окончательно устала от всего. Раз проснулся тотальный режим экономии нервов.

 

Не удержавшись, Кузнецова прямо в полотенцах отправилась на кухню. Благополучно совершила вечерний налёт на холодильник, таящийся в его недрах борщ оказался очень кстати. Выпила кружку чая за высоким дубовым столом, как хотела. Совершенно одна. Счастливая этим, как никогда. Куда именно пропал верховный думать в ее состоянии банально - лень. Бродит? И хай бродит. Она по умолчанию приняла на веру, что у черноволосого опять его демонического дела, без которых тот долго жить не мог. После чая по сценарию взглянула на часы - 00:00, и неторопливо добрела до постели, рухнув в нее поваленным бревном, где в сладком плену одеяла не заметила, как отключился разум, коварно канув в забытьё.

 

 

 

Приятная, расслабляющая темнота, в которой не было пугающих видений или коварных сюжетов подсознания - лишь покой, тишина, благодать. Ничего выходящего из ряда вон. Жаль только это не касалось яви, в которой очень заинтриговало по пробуждению ее нахождение под одним одеялом со спящим Тришем.

 

Шок. Кузнецова с ним? Серьезно? Медленно ущипнула сама себя кончиками пальцев, не поднимаясь. Нет, не сон. Она действительно лежала головой на его грудной клетке. Действительно слышала невозмутимое сердцебиение парня, показавшееся странно родным. Вдобавок оказалась в какой-то длинной, весьма приятной наощупь, шелковой ночнушке. Радовало одно - одетая. Однако Кузнецова не припоминала, чтобы они ложились вместе в именно в эту постель, между прочим располагающуюся не в спальне, а в зале, будучи односпальной. Что за магия? Как она здесь очутилась? Удивлению дочери инквизитора не было предела.



Полесья Золотникова

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться